Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип
Уникальное обозначение: 31 декабря ( книга Татьяна Савченко )
Обозначение: 31 декабря
Сущность ⇔ книга
Текст:

Татьяна Савченко


31 декабря

И люди узнали, согретые новью,

Какой бы инстинкт не взыграл в крови,

О том, что один поцелуй с любовью

Дороже, чем тысяча без любви!

Рванитесь же с гневом от всякой мрази,

Твердя себе с верою вновь и вновь,

Что только одна, но зато любовь

Дороже, чем тысяча жалких связей!


Пролог

Вокруг все сверкало множеством огней, гирлянды переливались всеми цветами радуги. Елки были везде: и искусственные и натуральные, зеленые и серебристые — ну, а как же еще — Новый год!

Алексей сидел в фойе и нервно постукивал каблуками о ножки стула. Он был настолько взволнован и сосредоточен на собственных мыслях, что не заметил, как ободрал этикетку с бутылки шампанского. У него все не укладывалось в голове: что он здесь делает, когда все веселятся и напиваются по случаю праздника, а он вынужден умирать от ожидания.

Проходящие мимо врачи понимающе поглядывали и тихо улыбались, но он не обращал на них внимания, он вообще ничего не замечал. Алексей нервно поглядывал на часы и шептал словно заклинание: "Ну, скорей, скорей…"

Телевизор громко и радостно вещал, желая всем счастья в новом году. На экране появился президент и около пяти минут говорил добрые слова всем россиянам. Когда он закончил свою речь, его место заняли кремлевские куранты и стали отбивать секунды старого года. Алексей даже не смотрел на телевизор, а все так же бормотал: "Ну, скорее, скорее. Почему так долго, так, наверное, не должно быть…"

Наступил новый год. Гул аплодисментов и радостные крики пронеслись по всей просторной комнате. К взволнованному мужчине подошел врач, тяжело вздохнув, он сказал:

— У вас девочка, поздравляю!

1 глава

До шести лет Настя думала, что все празднуют ее день рожденье, и вся страна наряжает елки в ее честь. Прозрение наступило безжалостно и довольно неожиданно — оказывается все такие счастливые совсем не из-за нее, а по другой странной причине: прошло 365 дней, и пора считать заново. Девочка пыталась понять, что же тут такого радостного и почему именно 365, а не 751 или 222 дня? Какая разница? А так, если не считать неприятностей с тридцать первым декабря и того, что она умудрилась родиться под бой курантов, жизнь была прекрасной и вроде удалась.

С пяти лет Настю отдали заниматься гимнастикой, хотя она сопротивлялась изо всех сил. Так же родители настояли на том, что бы она занималась музыкой. До двенадцати лет девочка совмещала и спорт, и искусство, но когда стала призером краевых соревнований по гимнастике, пришлось сделать выбор не в пользу фортепьяно.

Правда выше этих достижений она подняться так и не смогла. Не смотря на не совсем удачную спортивную карьеру, Настя была вполне довольна своей жизнью. В школе она была неизменной участницей всех мероприятий, ее возвышение началось с восьмого класса, что совпало с началом первых ее свиданий. Опередив всех подруг, она завоевала расположение самого знаменитого парня школы — боксера, красавца и просто законченного бабника. Зависти ей не удалось избежать, но это не только не беспокоило, но и даже нравилось. Она упивалась сознанием того, что обладает тем, о чем все мечтают.

Но так получилось, что Настя влюбилась еще в одного человека. Он был старше ее на три года и в школе не учился, единственное, что он умел — это крутить музыку на дискотеке и попадаться представителям порядка с завидной регулярностью. Девушка не смогла сделать выбор между двумя симпатичными юношами и целых два месяца крутила роман с обоими, пока… пока не появился третий. Он знал о двух романах девушки и поставил условие: он должен быть у нее один-единственный. Она согласилась и честно хранила ему верность целых три месяца. Пока не встретила Игоря. С ним красивая любовь длилась целый год, но она не мешала Насте крутить непродолжительные романы на стороне. Конечно, Игорь знал, конечно, ревновал, но ничего не мог поделать. Если бы он устроил скандал, она бы просто ушла, ведь у девушки всегда был запасной вариант, причем не один. Расстались они, потому что ему надоело жить в вечном напряжении и ожидании, того, что она рано или поздно его бросит.

Девушка не долго печалилась и уже через пару дней нашла себе студента.

Уходя из школы, Настя оставляла не меньше двадцати разбитых сердец, причем о половине из них она даже не подозревала, так как не слишком утруждала себя заботой о чужих чувствах. Со многими она была жестока, и достаточно сообразительна, что бы это понять. Дело в том, что это ее просто не беспокоило.

В институте ничего не изменилось. Не смотря на то, что она поступила в Архитектурный университет, и мужского населения в нем было меньше, чем женского, Настя быстро вычислила места их обитания и открыла сезон охоты.

Это было просто, даже проще, чем в школе. Несмотря на ее жестокость и стервозность, мужчины девушку любили, даже многие девушки были рады завести с ней дружеские отношения. Если только не становились ее соперницами. В этом случае Настя действовала по принципу: на войне и в любви все средства хороши.

Настя прекрасно осознавала все отрицательные стороны своего образа жизни, иногда она даже задумывалась, что это, наверное, не правильно, но другой жизни она не хотела. Ведь все, что доставляло ей удовольствие — это хорошо, а если ей хорошо, то остальное не важно.

К двадцати годам она превратилась в законченную стерву, умеющую использовать людей в своих целях и не испытывать при этом угрызений совести. Свой день рождения она не отмечала с шести лет, после того, как узнала, что 31 декабря — это не только ее праздник, и люди счастливы не потому, что она озарила мир своим появлением. Настя никому не говорила, когда у нее день рождение, но в этот день настроение всегда было особенно плохим, и она ненавидела всех еще больше, чем обычно.

2 глава

Снежинки прилипли к ресницам, и таять не собирались, мороз явно усилился. Девушка шла, высоко подняв воротник, и ежась от пронзительного ветра. Мимо проходили счастливые, улыбающиеся люди, несущие домой полные сумки апельсинов и торты. Настя ненавидела их всех, за то, что они веселы и ждут праздника, за то, что они будут смеяться весь вечер и танцевать…

Неожиданно зазвонил телефон. Настя никого не хотела слышать, поэтому без всякого энтузиазма приложила к уху холодную трубку.

— Ага.

— Ну, что у тебя за привычка такая, говорить «ага». Скажи «алло» или хотя бы "да".

— Ты поэтому звонишь?

— Нет, конечно! Доченька, поздравляю тебя, будь счастлива, здоровья, удачи…

Настя перебила отца:

— С чем поздравляешь? С Новым годом?

— С днем рожденья, дурочка, в первую очередь с днем рожденья!

— Спасибо, еще что-то?

— Нет, я…

— Тогда пока, маме привет.

Девушка отключила телефон и еще более злая на весь мир пошла дальше.

Подходя к своему подъезду, она уже издалека увидела незнакомого мужчину, расположившегося на скамейке. И хотя Настя сразу отметила его привлекательность, сегодня она была не в том настроении, знакомиться, поэтому прошла мимо. Но стоило девушке подняться на первую ступень, как незнакомец к ней обратился:

— Хороший сегодня день, правда, Настя?

Девушка оглянулась и заинтересованно оглядела мужчину:

— Я вас не знаю… и погода ужасная!

Она хотела быстрее подняться, но мужчина остановил ее:

— У тебя сегодня двойной праздник, почему такая злая?

Девушка, все больше удивляясь, осмотрела незнакомца. Он улыбнулся и указал на скамью рядом с собой. Настя отрицательно покачала головой. Резко перестав улыбаться, он строго сказал:

— Садись. Пора подводить итоги твоей бестолковой жизни, и если это еще возможно, исправлять ошибки.

Девушка села и, молча, уставилась на собеседника. На вид ему было где-то двадцать семь лет. Высокий, короткая стрижка, холодные серые глаза, ухоженные руки с красивыми длинными пальцами, на среднем пальце перстень. Нос прямой, красивая форма губ. Настя рассматривала незнакомца совершенно машинально, выделяя плюсы и составляя общее мнение. В итоге она пришла к выводу, что о, скорее всего, хорошо целуется.

Мужчина тем временем тоже смотрел на Настю, но, не изучая, а давая ей возможность рассмотреть себя, наблюдая за ее мимикой. Наконец, он сказал:

— Как просто ты подчинилась незнакомому человеку.

— Ты, похоже, меня знаешь. Да и что ты можешь сделать у всех на виду среди бела дня?

— Много чего.

— Но не сделаешь, — уверенно заявила она.

— Ну, если ты только хорошо попросишь.

Настя растерялась, она просто не знала, как отвечать на такую реплику. Мужчина вновь улыбнулся, обнажая ровные белые зубы.

— Я же не представился. Меня зовут Демон, то есть Дима, — быстро поправился он.

— Какое странное имя — Демон!

— Я сказал Дима.

— Нет, ты сказал Демон! — Настю бы не удивило, сели бы незнакомец и впрямь оказался демоном. Что-то в нем было необычное и устрашающее. Девушка осторожно отодвинулась подальше.

Мужчина улыбнулся:

— Наверное, для тебя самой не секрет, что жизнь твоя никчемная и ужасная…

— Мне она нравиться!

— Неужели?

— Ты, конечно, сожжешь в этом сомневаться, но я в этом уверена.

— Здесь все-таки холодно. Пойдем ко мне домой.

Настя удивленно округлила глаза:

— Нет! Нет! Нет! Похоже у тебя слишком большое мнение о себе. Не пойду я с тобой никуда!

— Куда ты денешься.

Девушка не успела ничего ответить, как они в одно мгновенье оказались в незнакомой квартире. На ней уже не было верхней одежды, и она сидела в мягком синем кресле в большой со вкусом обставленной комнате. В руках у нее была кружка с горячим кофе. Настя осмотрела помещение и встретилась взглядом с мужчиной, который сидел напротив нее в таком же кресле. На нем был черный классический костюм, и вместо кофе он своими длинными пальцами держал бокал с вином. Девушка постаралась улыбнуться:

— Ну, что ж теперь, наверное, пора начинать бояться.

Демон рассмеялся:

— Еще рано.

— Предупреди, когда будет пора.

— Прекрасно, что ты не теряешь чувство юмора. Ты как будто даже не удивлена.

— О, еще как удивлена! — Настя глотнула кофе. — Значит все-таки демон. И как же тебя зовут? У вас де есть имена?

— Альзар.

— Красивое имя.

— Как банально… — Альзар допил вино и взял со стола блокнот. Не глядя на Настю, он стал его листать, напевая какую-то песенку. Иногда он останавливался и удивленно поглядывал на девушку. — Ого-го-го! Ты переплюнула многих моих э… коллег. За двадцать лет ты гадостей сделала больше, чем они всей когортой за гораздо большее время!

— А почему тебя это волнует, если ты Демон? Ты же вроде как черт?

— Ты не знаешь нашей иерархии и по людской привычке делишь нас на хороших и плохих. Черти — плохие, ангелы — хорошие — это так, но это низшая каста, а демоны… мы всякие, потому что стандартное человеческое отношение к поступкам нам не свойственно. Мы всякие, какие захотим, такие и будем, мы свободны выбирать. Главная наша работа — поддерживать равновесие.

— Тогда тем более оставь меня в покое!

— Я не буду объяснять тебе, какая разница между тобой и мной, не дура — должна понимать!

— Но я не понимаю!

— Люди просто не имеют права вести себя как… как черти! Ты изуродовала, по меньшей мере, пять человеческих жизней, которые потянули за собой еще десять.

— Скажи спасибо, что я за ваших чертей делаю работу! — продолжая возмущаться, прокричала она.

— Они и без тебя справляются! — Он глубоко вздохнул. — Я помогу тебе исправить то, что ты натворила, если это возможно, и постараюсь изменить твой жуткий характер, чтобы ты в будущем не разрушила ни одной судьбы.

— Что это? Детский сад? Меня не нужно воспитывать!

— Замолчи!!!

В комнате сразу потемнело. Настя испуганно озиралась по сторонам, стараясь не встречаться взглядом с Альзаром. Его глаза потемнели, а потом засветились как угли. Девушка не на шутку испугалась, ей показалось, что в таком состоянии он запросто может ее убить, и ведь, правда может — он же демон!

Постепенно тьма рассеялась, и в комнате снова стало светло. Альзар спокойно делал какие-то пометки в своем блокноте. Закончив свое занятие, он вполне дружелюбно сказал:

— Для начала ты должна понять, что не все особи мужского пола должны тебя любить.

Настя удивленно округлила глаза:

— Почему нет?

Альзар улыбнулся:

— Ты ни одного из них не любила, просто использовала, чтобы потешить свое самолюбие. А они тебя любили, некоторые и сейчас любят.

— Неправда, они никогда меня не любили.

— Не суди других по себе!

— Кофе остыл.

Демон устало откинул голову на спинку кресла и вздохнул. Потом взял кружку из рук Насти и пристально посмотрел на нее. Коричневая жидкость забурлила, и через секунду от нее пошел пар. Девушке он отдал уже горячий кофе. Она улыбнулась:

— Удобно.

Альзар подождал, пока Настя допьет, кофе и сказал:

— Давай вернемся к тому, с чего все начиналось.

Постепенно комната начала растворяться, и через минуту они уже стояли совсем в другом помещении — в школе Насти, в такой, какой она была, когда девушка училась в восьмом классе. С грязно-розовыми стенами и одинокими пожелтевшими занавесками на больших окнах.

Вокруг оглушительно ревела музыка. Мимо проходили ученики, все нарядные и разукрашенные по случаю нового года. Они не видели странных гостей из будущего, как будто их вообще не было. Вскоре в коридоре появилась девушка в костюме шахерезады, и Настя замерла от удивления — это была она, только тринадцатилетняя. Странно смотреть на себя в прошлом. Альзар тоже замер, рассматривая худенькую девчушку с большими синими глазами. Настя хмыкнула:

— Я была слишком худая, а костюм шехерезады, только подчеркивает это.

— А мне нравится. — Альзар пожал плечами. — Смотри какой взгляд, как глаза горят, и ни одной пакости в жизни еще не сделано!

— Они горят, потому что я выпила в тот вечер для храбрости.

— Я не об этом, выражение лица другое, не такое циничное, чистое какое-то и доброе.

— Оно пьяное, а не доброе.

— Лучше молчи.

Тринадцатилетняя Настя остановилась у окна и стала наблюдать за красивым юношей, с тоской ловя каждое его движение. Объект наблюдения продолжал веселиться, изредка бросая взгляды в сторону влюбленной девушки.

Демон наклонился и прошептал над ухом Насти:

— Саша Орешенко — твое первое серьезное увлечение. Для тебя ведь до сих пор секрет: почему такой плейбой выбрал именно тебя. Иди сюда.

Альзар взял руку остолбеневшей девушки и повел ее по коридору. Пока они шли, обстановка вновь менялась, и через минуту они оказались в диджейской рубке, перед ними стояли старшеклассники, среди них был и Саша.

Настя с интересом вслушалась в разговор.

Артем, лучший друг Саши, сказал:

— Я ставлю сотню, что она тебе откажет.

— Я двести могу поставить.

Саша улыбнулся:

— Давайте так: если я заполучу ее, вы все мне будете должны четыреста рублей, если я проиграю — я вам буду должен столько же. Но… этого не случится.

Коля недоуменно пожал плечами:

— Не могу понять, зачем тебе это? Она не самая красивая девчонка в нашей школе, к тому же ни с кем никогда не встречалась.

Саша засмеялся:

— Во-первых, не пройдет и года, как она будет одной из самых популярных девушек, у меня глаз наметан, у нее хорошие данные, еще вспомните мои слова. К тому же гораздо интереснее соблазнять недоступный объект, и еще. — Саша поднял указательный палец. — Она уже не девственница, так, что с ней будет, чем заняться.

Все засмеялись, а Настя кинулась к Саше, стараясь его ударить, но кулаки проскальзывали мимо, проходя сквозь него: он не видел и не чувствовал девушку. Она отошла в сторону, но злость все еще не утихла:

— Он знал, что я ему легко достанусь, потому что догадывался о моих чувствах! Вот сволочь, а я думала, он любил меня!

Альзар вновь взял Настю за руку:

— Он и любил тебя, но это произошло позже, когда ты его бросила.

Девушка постаралась вырваться, но демон держал крепко. Настя вздохнула:

— И это за него ты переживаешь? Да он не лучше меня!

— Тебе больно? Неприятно, что тебя использовали? Как ощущения?

Настя хотела ударить Альзара, но он с легкостью перехватил ее руку, и в одно мгновенье они оказались в комнате, где несколько минут назад пили кофе.

Девушка села в кресло, избегая взгляда демона. Он же снова достал свой блокнот и тихо, как будто только для себя, сказал:

— Я думал это начало. Я ошибся. Он тебя выиграл на спор, но сам же потом заплатил за свою глупость, когда влюбился. Ты же, окрыленная тем, что тебе достался самый знаменитый парень, принялась соблазнять всех на право и налево. Но, все-таки, это не начало!

Настя отвернулась:

— Что тебе еще нужно? Он был моим первым парнем, до него никого не было!

— Да? А с кем же ты потеряла невинность?

— С чего ты решил, что я ее потеряла?

— Со слов твоего ненаглядного Александра.

Девушка закрыла лицо руками, стараясь сдержать слезы.


— Значит, не полное досье на меня собрал, раз не знаешь. Отсутствием свидетелей однажды поздним вечером воспользовался один придурок, проще говоря, изнасиловал.

— Сколько тебе было лет?

— Десять. Только не нужно возвращаться в тот момент, я не хочу это видеть!

— Я похож на садиста?

— Да.

— Расскажи об этом?

— Ты, что, издеваешься? Ничего я тебе не буду рассказывать! Думаешь, я сама его соблазнила и заставила наброситься на себя, что сама во всем виновата? Хочешь знать?

— Да.

— Прочти газеты за январь 1994 года.

Демон протянул руку, и на его ладони появилась свернутая трубочкой газета. Он ее расправил и стал читать. Настя следила за выражением его лица и вспоминала ту ужасную ночь… Шел крупный мокрый снег, она бежала домой от своей подруги. Она тогда сильно задержалась, и было уже темно. Правда, страшно не было, и даже настроение было хорошее. Но Настя спешила, потому что родители, скорее всего, уже ждали и волновались за нее. Домой девочка в тот вечер так и не попала. За два квартала до дома ее изнасиловал сорокадвухлетний мужчина. Ей было больно и страшно, но она не кричала, настолько была поражена происходящим. Изо всех сил она вырывалась и кусалась, но в полном молчании, как будто все силы ушли на сопротивление… Потом мужчина отошел и застегнул брюки. Она лежала в мокром грязном снегу и, дрожа от холода и боли, наблюдала, как он уходит. Настя встала, нашла самый большой камень и, догнав его, со всей силы ударила по затылку. Потом она побежала в ближайший участок и привела милицию к насильнику. После этого ее отвезли в больницу и позвонили родителям. Об этом писали все газеты целый месяц, всех интересовала судьба бедной маленькой девочки, все старались помочь. Но, видимо, не знали, как это делается, потому что своими постоянными расспросами и жалостливым сочувствием делали только хуже. Но психика у Насти оказалась крепкой, она не только смогла пережить все случившееся, но даже впоследствии смогла смотреть на некоторых мужчин без отвращения.

Альзар опустил газету и внимательно посмотрел на девушку. Настя отвернулась: его взгляд был слишком пронзительным, хотя и не выражал так ненавистного ей сочувствия. Она постаралась улыбнуться:

— Интересно, правда?

— Это многое объясняет, но не оправдывает твоих поступков. Давай поговорим об Андрее Сухареве.

— Что с ним не так?

— Он покончил жизнь самоубийством.

Девушка удивленно подняла брови:

— О…

— Из-за тебя.

— Когда?

— Три года назад, 25 июня в семь часов вечера.

— Я уже была на третьем курсе и не видела его четыре года, мы расстались, когда я еще училась в школе, и он уехал, — спокойно проговорила девушка. — Я не виновата в его смерти!

— Не прямо, но косвенно. Ты слишком бессердечна и жестока.

Альзар, молча, взял Настю за руку и притянул к себе. Пока, она видела лишь серые глаза, обстановка вокруг менялась, и они оказались в квартире Андрея, в тот день, когда они расстались. Альзар и Настя стояли, словно призраки у стены и наблюдали за событиями, произошедшими в прошлом.

Девушка сидела в кресле, а Андрей у ее ног, обняв их, и целуя руки. Она же не смотрела на него и с каким-то безразличным выражением лица наблюдала за суетой воробьев за окном. Юноша срывающимся голосом просил:

— Нет, не уходи, я без тебя не смогу жить!

— Еще как сможешь.

— Настя, я люблю тебя, и ты ведь тоже меня любишь!

— Я никогда тебя не любила.

Андрей резко отшатнулся, как от пощечины и тихо пробормотал:

— Я убью себя.

— Не говори глупостей! Ты уже взрослый, чтобы плести такую чушь. Прекрасно проживешь без меня!

— Зачем мне жить, если в моей жизни не будет тебя?

— Как же мне это надоело! Ты такой же малодушный слабак, как и все мужчины, хватит трепать языком! Я ухожу.

Девушка встала и, стряхнув руки Андрея со своих колен, собралась уходить, но он догнал ее и сказал:

— Если ты сейчас уйдешь, ты меня никогда не увидишь!

— И, слава Богу!

Андрей отошел и совершенно серьезно сказал:

— Если ты не вернешься ко мне в течение года, то в этот же день, в то же время я повешусь.

— Да, пожалуйста, вешайся, может хоть так будешь отличаться от всех, кто таскался за мной хвостом и только обещал доказать свою любовь. — Девушка презрительно фыркнула и взялась за ручку двери. — Хотя… ты этого не сделаешь, ты себя слишком любишь.

Настя ушла, хлопнув дверью, а Андрей вытер слезы и прошептал:

— Тебя я люблю больше.

Картина из прошлого растворилась, и Настя поняла, что находится совсем в другом месте. Было темно, только кое-где тусклые лучи света пронизывали мрак. Вокруг витал странный неприятный запах гнили и пропавших продуктов, смешанный еще с каким-то незнакомым запахом. Она почувствовала, что Альзар стоит рядом и держит ее за руку. Он тихо сказал, едва касаясь дыханием волос у виска:

— Он, так и сделал. Повесился ровно через год, после того, как ты его бросила — ну что, доказал свою любовь?

Вдруг резко стало светло, и Настя увидела впереди человека, он не касался пола и весел на обрывке веревки под самой крышей. Его лицо было тяжело узнать. Со дня смерти прошла уже неделя, и труп стал разлагаться, источая тошнотворный запах. Язык вывалился и казался неестественно длинным, тело, покрытое вздувшимися пузырями, облепили мухи… Настя медленно опустилась на пол и, закрыв лицо, закричала. Демон сел рядом и обнял ее за плечи, через секунду они снова были в его теплой комнате. Девушка зажмурилась, пытаясь забыть увиденное, но мертвое и жуткое лицо Андрея стояло перед глазами.

Альзар отстранился:

— Твоя вина не в том, что ты его бросила, а в том, что ты вообще заставила его полюбить, зная, что никогда сама его не полюбишь. В том, что ты не жалея чужих чувств, играешь с людьми.

Настя вскочила и закричала:

— Верни, верни меня на три года назад!!!

— Хорошо, не кричи, у меня от тебя голова болит.

Девушка огляделась, но ничего не изменилось: она все еще сидела в комнате с Альзаром и никуда не переместилась. Демон взял телефон, и быстро набрав номер, кинул ей трубку.

— Ты в прошлом, три года назад. — Криво усмехнувшись, добавил: приложи трубку к уху, неужели ты не знаешь, как пользоваться телефоном.

Настя с опаской поднесла телефон к уху. После нескольких гудков, она услышала голос Андрея:

— Алло…Алло?

— Андрей?

— Да, а это кто?

— Андрей, это я, Настя.

— Настя? — Голос оборвался, и задрожал, выдавая волнение. — Зачем звонишь?

— Просто решила, что нужно позвонить. Как дела?

— Нормально.

Настя замолчала, не зная, что сказать и вопросительно посмотрела на Альзара, но тот ничего не ответил и не собирался ей помогать, только кивнул, чтобы она продолжала. Девушка крепче сжала трубку:

— Андрей, я хотела сказать тебе, что ты хороший человек и я рада, что была знакома с тобой. Прости меня за все, что я сделала и сказала. Я не достойна тебя. Ты замечательный, и обязательно будешь счастлив с хорошей девушкой, а не такой как я. Твоя любовь для меня много значила и значит, мне приятно знать, что где-то на свете есть человек, которому я не безразлична…

Андрей молчал, Настя положила трубку и тяжело выдохнула, как будто не дышала в течение всего разговора. Альзар смотрел на нее пристально и слегка насмешливо:

— Умница.

— Теперь он не умрет?

— Нет.

— Достаточно было телефонного звонка?

— Достаточно.

Настя забралась на кресло с ногами и растерянно теребила руки. Она все никак не могла отойти от пережитого шока. Альзар тоже сел в кресло и стал изучающее рассматривать девушку, ожидая, когда она успокоится. Через пару минут он сказал:

— Это еще не все. Алексей Мирный в драке убил Ивана Щукина, из-за того, что ты его бросила. Он сел в тюрьму — ещё две жизни коту под хвост.

— Я не виновата, что он оказался совсем не "мирным".

— Да? Вспомни, что ты сказала ему, вспомни, никто этого не знает, кроме тебя.

Конечно, Настя помнила. Чувство вины, такое незнакомое и чуждое давно мучило ее, но вспоминать об этом было крайне неприятно, поэтому она предпочла забыть, как, стараясь сделать больнее, произнесла роковую глупость. Ей хотелось, чтобы они подрались из-за нее…

— Я помню.

— Ты сказала, что осталась бы с ним, если бы в твоей жизни не появился Ваня, что ты любишь теперь другого, а он, Леша, тебе не нужен. Что твою любовь надо заслужить и отвоевать, как это делали рыцари. Ты намеренно сравнивала его с соперником, вызывая на конфликт.

— Это еще не причина убивать!

— Он и не собирался его убивать. Это была просто драка за тебя, но, к сожалению, слишком сильный удар вызвал кровоизлияние в мозг, и Иван скончался в больнице. Алексей по своей сути не был жестоким и то, что он натворил, навсегда изменило его жизнь. Естественно, ты все равно его бросила, а он не выдержал тюремных издевательств и покончил жизнь самоубийством. Это событие веером отразилось и на жизни их родных. Мать Алексея умерла от инфаркта, сестра Ивана вскрывала вены дважды, но оба раза неудачно. Она не умерла, но попала в лечебницу для душевнобольных.

— Мне жаль.

Глаза Альзара вспыхнули:

— Будешь исправлять?

— Да. — Настя опустила взгляд. — Буду.

Обстановка вновь изменилась, и Настя вернулась в прошлое, но в этот раз с ней не было Альзара и она не наблюдала со стороны, а сама участвовала в давних событиях. Она стояла около машины Алексея, он сидел рядом и ждал. Девушка разглядывала его, молча, пока ему не надоела гнетущая тишина, и он не встряхнул Настю за плечи.

— Чего ты молчишь? Скажи, почему мы должны расстаться?

— Я просто поняла, что люблю тебя не той любовью.

— Как это не той, какая еще бывает? — раздраженно спросил юноша.

— Как друга.

— Друга?

— Мне жаль, что я раньше не поняла. Не хотела делать тебе больно. Давай будем друзьями.

— Я никогда не смогу быть тебе другом. — Он вздохнул. — Это из-за Ваньки? Мне говорили, что видели вас в парке два дня назад.

— Нет, Ваня тоже мне друг. А расстаемся мы из-за меня. Никто не виноват, что я тебя не люблю, просто сердцу не прикажешь.

Только успела она это сказать, как все исчезло и, она вновь оказалась в синем кресле. Демон довольно улыбнулся, глядя на девушку:

— Как приятно делать добрые дела, правда?

— Еще нужно, что-то?

— Я хочу есть, сначала нужно перекусить, а потом вершить судьбы.

Альзар встал, поправил воротник рубашки и, скинув пиджак, направился в кухню. Увидев, что девушка не собирается следовать за ним, он удивленно поднял брови:

— Можно подумать, ты не голодна.

Настя молча встала и пошла за ним.

Конечно же, он ничего не готовил, просто поставил тарелки на стол, а в них уже была еда. Настя наблюдала за Альзаром с восхищением и поражалась собственным мыслям. Даже в такой ситуации она не потеряла интереса к мужчинам и с удовольствием рассматривала демона, отмечая его тонкую талию, рельефные мышцы под рубашкой и выразительные необычные глаза.

Поставив на стол кофе, он сел и принялся за еду. Настя не могла есть, хотя она чувствовала голод, после пережитого ей кусок в горло не лез. Альзар же спокойно прикончил свою порцию и, откинувшись на спинку стула, улыбнулся:

— Я знаю, о чем ты думаешь. Ты думаешь, что меня вполне можно соблазнить, хотя я не человек.

— Ты, что читаешь мои мысли? — удивилась девушка, выдав себя этим вопросом.

— Вообще-то да, но в данном случае это ни к чему. — Он отхлебнул кофе. — Я понимаю, что они в тебе нашли, но не понимаю, почему любили.

— Можно подумать, меня не за что любить!

— По-моему, не за что.

Настя взяла кружку кофе и отвернулась. Правда долго молчать она не смогла, у нее еще было много вопросов.

— Альзар, почему я? Почему ты меня исправляешь? Куда ты смотрел, когда Чикатило бесчинствовал? Уж он-то точно больше жизней загубил, чем я!?

Демон быстро отвел взгляд, но девушка успела уловить в его глазах, что-то странное, слишком человеческое. Когда он повернулся, его глаза были такими же непроницаемыми как обсидиановое стекло:

— Считай, что это подарок на твой день рождения.

— Я итак не люблю этот день, а теперь просто ненавижу! Иди ты к черту со своим подарком!!!

Волна злости и негодования накрыла девушку, заставляя повышать голос. Она резко встала из-за стола, хлопнув по нему ладонями, на что демон среагировал сразу. Положив обе руки на плечи Насти, он силой усадил ее обратно и, наклонившись над ней, сказал:

— Ненавижу женскую привычку устраивать истерики.

— Не сравнивай меня со всеми!

— Почему нет? Все вы одинаковые. Всех женщин можно разделить на два типа: шлюхи и монахини, в тайне мечтающие быть на месте шлюх.

Настя хотела возмутится, но почувствовала, что у нее нет такого права, поэтому промолчала. Не глядя на Альзара, она подошла к окну и, поставив кружку на подоконник, спросила:

— Я, следовательно, шлюха?

— Да. — Бархатный голос прозвучал совершенно равнодушно.

— Весело, ничего не скажешь… ты, наверное, никогда не любил?

Альзар нахмурился и нехотя ответил:

— Ты тоже, и знаешь об этом не больше меня.

Так же, не оборачиваясь, девушка сказала:

— Интересно, у демонов это вообще возможно? Это же, наверное, твой ненастоящий облик, у тебя рога есть? Может даже лапы когтистые, чешуя и хвост тоже имеется?

Альзар громко рассмеялся. Он просто заливался, держась за живот и чуть ли не падая со стула. А Настя стояла у окна и злилась, потому что он над ней смеялся. Разозлившись окончательно, она быстро подошла и отвесила ему звонкую пощечину. Смех сразу же прекратился. Демон пристально посмотрел на девушку, его глаза потемнели, будто их застелил темный туман, и стали непроницаемыми. Настя почувствовала, как от страха слабеют ноги и по позвоночнику тонкими струйками стекает холодный пот. Она хотела отойти, но Альзар резко схватил ее за руку и, притянув ближе, прошипел:

— Я могу поступить с тобой так, что проделки сорокалетнего извращенца покажутся тебе самым приятным воспоминанием.

Девушка старалась вырвать руку из его жесткой хватки, но он не отпускал и все сильнее сдавливал запястье. Насте показалось, что затрещали кости под его стальными пальцами, но она терпела изо всех сил, сдерживаясь, чтобы не закричать. Сжав зубы, она крепко зажмурила глаза, из них тут же потекли слезы, но девушка продолжала молчать.

Поняв, что Настя не закричит и не станет просить о пощаде, он удовлетворенно отпустил ее руку. Не глядя на Альзара, она быстро вышла из комнаты. Погрузившись в теплоту синего кресла, девушка осмотрела свою кисть: синие кровоподтеки обручем охватывали запястье, переходя местами в темно-красные пятна. Боль была настолько сильной, что к руке невозможно было прикоснуться, от пульсирующих вспышек в глазах потемнело и, не выдержав, Настя разревелась.

Через минуту в дверях появился Альзар, он небрежно кинул девушке пакет со льдом. Она поймала его на лету здоровой рукой и приложила к опухшей кисти. Демон сел в кресло напротив и стал, молча, наблюдать за девушкой.

Настя, продолжая всхлипывать, сказала:

— Ты не хочешь извиниться?

— Нет. Ты это заслужила.

— Я тебя ненавижу! Ты сволочь, а не демон! Сволочь, скотина, подонок, тварь…

— Еще варианты будут?

Настя обреченно откинулась на спинку кресла и, закрыв лицо руками, снова разревелась. Тяжело было понять от чего больше больно: от синяков на руке или от обиды. С ней никто никогда так не поступал, никто не был таким грубым и равнодушным. Она все продолжала плакать, размазывая тушь и помаду. В итоге Альзару это надоело, и, он вышел из комнаты. Настя успокоилась не сразу, слишком уж сильно ее тело сотрясали истеричные рыдания, но постепенно слезы стали высыхать. Перестав плакать, она пошла на поиски ванной, чтобы привести себя в порядок. Своим отражением в зеркале она оказалась совсем не довольна: глаза красные, заплаканные, темные круги и потеки по всему лицу, помада не на губах, а вокруг них. Она выглядела, как девушка легкого поведения с похмелья.

Несколько раз умывшись холодной водой, Настя вытерла лицо и снова посмотрела в зеркало. Так намного лучше, хотя никакой косметики не осталось. Хорошо, что природа наградила ее темными и длинными ресницами и даже без туши, она выглядела достаточно красивой.

Когда она вернулась в комнату, Альзар уже был там. Вольготно расположившись в кресле, он читал газету. Увидев Настю, он оценил ее вымытое лицо и жестом подозвал к себе. Она сделала пару шагов в его сторону и резко остановилась. Демон вздохнул:

— Иди сюда, я не сделаю тебе больно.

— Как я могу тебе верить!

— Тебе не следовало бить меня по лицу. Иди сюда.

Настя медленно подошла ближе, он взял ее руку и коснулся синяков. Девушка вздрогнула и попыталась выдернуть кисть, но Альзар не дал ей этого сделать. Он осторожно провел длинными пальцами по кровоподтекам и через какое-то мгновенье Настя уже не чувствовала боли, а синяки исчезли. Девушка удивленно посмотрела на свою руку и отошла к креслу.

— Ну, в общем, спасибо что ли. А если я тебя еще раз разозлю, ты мне голову оторвешь, а если потом вдруг жалость проснется, приставишь на место?

— Если я тебе вдруг голову оторву — ты умрешь.

— Что ты говоришь? Никогда бы не подумала.

— Умирать будешь потом, после того, как исправишь все, что натворила.

— Кого теперь спасать?

— Женю.

Настя задумалась:

— У меня никогда не было парня по имени Женя. — Этот факт ее саму немало удивлял.

— Не было. Зато у одного из твоих ухажеров была девушка по имени Женя.

— Не помню.

— Ещё бы ты помнила!

Настя забралась на кресло с ногами, чтобы сесть удобнее.

— Мне кажется, я начала догадываться: она убила своего парня или покончила жизнь самоубийством, из-за меня, естественно.

— Второе. Они были вместе с седьмого класса, вместе приехали из Архангельска, поступили в один институт, учились в одной группе и хотели пожениться, потом нарожать детей и умереть в один день.

— Как его зовут?

— Александр.

— Мне это ни о чем не говорит.

— Они выбрали день свадьбы за три дня до того, как он познакомился с тобой. Через месяц он расстался с невестой. Она бросила институт и уехала обратно в Архангельск. Там она напилась таблеток и больше не проснулась.

— Она была жутко неуравновешенной особой, склонной к суициду и не любила себя. Раз он так быстро переметнулся ко мне, значит, это была не любовь.

Альзар сверкнул глазами и четко произнес:

— Это была любовь, но от ошибок никто не застрахован. Самая большая ошибка и самое большое несчастье в его жизни то, что он встретился с тобой.

— Скажи хотя бы его фамилию.

— Ты сама его узнаешь.

Комната вновь исчезла, и вокруг постепенно стали появляться не совсем трезвые лица. Это была вечеринка на квартире однокурсника. Людей было не очень много, некоторые еще танцевали, точнее, топтались на месте, поддерживая друг друга в вертикальном положении, а другие спали прямо на полу, подложив под тяжелые головы одежду или другого спящего. Настя оглядывалась по сторонам, ища «себя». Альзар наблюдал, прислонившись к стене и сложив руки на широкой груди.

Трижды пробежав взглядом по лицам, Настя, наконец, нашла себя, целующейся с Сашей Кулиным на кухне. Конечно, она его вспомнила, тогда он раз двести сказал, что любит ее, хотя они только познакомились. Этот вечер послужил началом их отношений, и ни о какой девушке, тем более, невесте, она не знала, хотя это обстоятельство ее бы не остановило. Через два месяца они расстались. Настя задумалась: значит, это начало, и нужно сделать так, чтобы продолжения не было.

Девушка оглянулась на демона, ожидая, что он подскажет, как ей действовать. Альзар махнул рукой:

— Подойди к ней ближе и стань ей.

— Что? — Настя непонимающе развела руками, — Как?

Альзар подошел и подтолкнул ее к целующейся паре. Настя почувствовала, что ее как будто затягивает в девушку, она сливается с ней… Через мгновенье она почувствовала, что ее целуют. Это был Саша, его легко было узнать, он мастерски целовался. Настя не стала сопротивляться и, обняв, его за шею, сама стала целовать в ответ. Голова привычно закружилась, и она забыла, как вообще тут оказалась, пока над самым ухом не услышала тихий напряженный приказ:

— Не увлекайся, не забывай, зачем ты здесь.

Девушка нехотя отстранилась и оттолкнула парня. Он удивился и снова постарался ее поцеловать, но она выставила вперед ладони, не давая приблизиться к ней. Саша отошел назад:

— Что случилось? Ты только что была совсем не против?

Настя посмотрела прямо ему в глаза и четко произнесла:

— Вспомни о своей девушке Жене.

Саша явно не ожидал этих слов и снова отступил назад, а Настя продолжала:

— Ты ее любишь, она тебя тоже. У вас будут хорошие дети. Не стоит портить всю жизнь из-за какой-то интрижки на одну ночь. Я тебя не люблю, и никогда не буду любить.

— Нет! Ты не понимаешь, я первый раз в жизни полюбил по-настоящему!

Настя грубо заткнула ему рот ладонью и, наклонившись, сказала:

— Ты меня не любишь, это просто перемена, понимаешь «новенькое», ты так долго с ней встречался, что по ошибке принял обычное похотливое желание за чувства. Я не стою того. Неужели ты не понял, я шлюха!

Сказав это, Настя отошла назад, Альзар довольно улыбнулся и взял ее за руку. В одно мгновенье они оказались в квартире.

Настя обреченно села в кресло. У нее было такое ощущение, что ее облили грязью, она же сама и облила. А ведь сказала правду! Девушка устало закрыла глаза, вспоминая время, когда она мечтала об одном единственном человеке, который будет ее любить, за которого она выйдет замуж и проживет с ним всю жизнь, и уж точно она не думала, что как ночная бабочка будет порхать от одного к другому. Она не смогла сохранить веру в настоящую любовь и впервые пожалела об этом.

Альзар сел на ручку кресла рядом с девушкой и сказал:

— Ты готова была забыть, зачем пришла, лишь бы целоваться с ним. Как же ты любишь это делать!

— Все любят, разве нет?

— Не все.

— А ты любишь?

Демон ухмыльнулся и с интересом посмотрел на Настю. Она засмеялась: неужели своим вопросом ей удалось поставить его в тупик? Он тоже засмеялся, но вдруг неожиданно притянул девушку за воротник рубашки и поцеловал. Настя была настолько удивлена, что даже не успела отреагировать и только шире открыла глаза. Альзар обхватил ее рукой за шею и сильней прижал. Девушка чуть не задохнулась от такого напора, но даже не попыталась его остановить. Может он и демон, но целовался божественно. Она его тоже обняла за плечи и притянула ближе.

Все так же продолжая целовать, он поднял девушку с кресла и уложил на пол. До Насти постепенно начало доходить, что происходит, и она испугалась. Почувствовав, что он расстегивает пуговицы на ее рубашке, она укусила Альзара за нижнюю губу. Он отстранился и засмеялся. Из губы тонкой струйкой текла кровь, она была даже на белых острых зубах, но он не обращал на это внимание и продолжал смеяться.

— Ну, как ты думаешь, люблю или нет?

Настя застегнула рубашку и отползла к креслу. Демон смотрела на нее своими непроницаемыми глазами, слегка улыбаясь, и не пытался вытереть кровь с лица. Девушка пригладила слегка растрепанные волосы:

— Не знаю, как на счет любишь, но можешь, это точно.

Достав платок, Альзар осторожно вытер кровь, потом поправил воротник рубашки, манжеты на рукавах и медленно переместился в кресло, продолжая странно улыбаться:

— Ай-яй-яй, разве можно целоваться с первым встречным?

— Тебя это тоже касается.

— Я знаю о тебе все.

Настя опустила глаза, не в силах выдержать этот насмешливый горящий взгляд:

— Кому я еще жизнь угробила?

— Константину Литваку.

Девушка удивилась, естественно она знала, о ком он говорит, ведь на данный момент у них был роман.

— Когда я видела его в последний раз, а это было сегодня утром, он выглядел вполне живым.

— Ты знаешь, что он женат?

— Тоже мне удивил!

— Так вот, сегодня ночью он будет у тебя, ему позвонит жена, он пьяный сядет за руль попадет в аварию.

— Мне нужно с ним расстаться? — Настя была вполне к этому готова, во-первых, он ей порядком надоел, а во-вторых, после сегодняшних событий она как-то по-новому стала смотреть на отношения. — Хорошо.

— Достаточно не видится с ним сегодня или не пускать пьяным за руль.

Девушка встала и принялась искать свое пальто, шапку и перчатки, Альзар сначала молча наблюдал, а потом спросил:

— Что ты делаешь?

— Собираюсь домой. Я же уже все исправила.

Он недовольно сдвинул брови:

— Ты еще не видела самого интересного.

— Но я уже все поняла! Все свои ошибки!

Альзар рассмеялся:

— Что ты поняла?

— Что расставаться нужно осторожно, не делать из бывших ухажеров врагов, не настраивать их друг против друга. Еще заранее узнавать, у кого есть девушка и здорова ли она психически.

— Всё?

— И не пускать пьяных за руль.

— Ты ничего не поняла! Уже через год я снова приду исправлять твои ошибки.

— Значит увидимся.

Девушка улыбнулась, ожидая, что Альзар тоже ответит ей улыбкой, но он был совершенно серьезен, даже хуже — он был зол. В комнате снова потемнело, и его стальные глаза затянуло черный туманом, делая их матово-черными. Настя испуганно озиралась, ожидая, что в нее ударит молния, но этого, как ни странно не произошло. Демон подошел совсем близко и взял ее за руку. Пока Настя смотрела в его страшные глаза, они переместились в другую квартиру.

Вокруг творилось что-то ужасное: по все убогой комнате были разбросаны скомканные поношенные вещи, везде была столетняя паутина и грязь. Комната напоминала притон бомжей. Девушка поморщилась:

— Это что еще за прошлое?

— Это будущее.

Настя отошла от Альзара и с отвращением огляделась, почти сразу в углу комнаты она заметила кучу тряпок, которая к большому удивлению зашевелилась, открывая из-под наваленных вещей лицо мерзкой старухи со спутанными жирными волосами неопределенного цвета, к тому от нее шел довольно неприятный запах немытого тела и рвоты. Девушка закрыла нос.

— Фу. Кто это? Я еще кому-то жизнь испортила?

— Да. Себе. Это существо — ты.

— Я?! — Она подошла ближе и всмотрелась в лицо старой женщины: от былой привлекательности не осталось и следа, морщины и отеки превратили лицо в отвратительную маску, но знакомы черты, все-таки, сохранились. — Не может быть!

Девушка в ужасе отшатнулась. И снова оглядела свою будущую обитель: у кровати стояли бутылки из-под пива и водки, везде валялись окурки дешевых сигарет, значит, когда-то она начнет курить. На прикроватной тумбочке, среди всякого хлама расположилась тарелка с недоеденной яичницей и куском заплесневевшего хлеба, жирные зеленные мухи деловито бродили по остаткам пиршества и откладывали туда свои яйца. На ободранном стуле спал замызганный лохматый кот, очень похожий на свою хозяйку.

Девушку передернуло от отвращения, ей хотелось быстрее убраться из этой помойки. Она попятилась назад, и чуть не упала, поскользнувшись на использованном презервативе. Альзар вовремя ее подхватил, не забыв рассмеяться:

— Благородная старость.

Настя оглянулась, посмотрев на него:

— Ну, я хотя бы пользуюсь презервативами.

— Ты? Тебе плевать, но твои клиенты иногда их используют.

Услышав слово «клиенты», девушка поморщилась, но постараюсь произнести как можно равнодушнее:

— Ну, я еще не плохо выгляжу для… 60 лет, — неуверенно закончила она.

— Тебе нет и сорока.

— Черт возьми, что со мной произошло!?

— Ты говорила, что тебе нравится твоя жизнь, так вот к чему она приведет. Ты брала от нее все, в том числе и венерические заболевания…

— СПИД!

— И СПИД тоже. К тридцати пяти годам ты переспала почти совсем городом, но вот неудача — в 38 лет заработала СПИД, хотя этого и следовало ожидать при твоем образе жизни. Понятное дело, жить тебе больше не хотелось, и ты покатилась по наклонной, превратившись вот в это. — Он показал рукой в сторону спящей проститутки.

Настя больше не могла это видеть, не могла это слушать, она обхватила голову руками и закричала. Слезы брызнули из глаз потоком и потекли ручьями по холодным щекам, падая на рубашку. Она бы упала, если бы Альзар не держал ее. Зажмурившись, и продолжая кричать, она колотила его по груди.

— Нет! Нет! Никогда! Я не буду такой! Никогда! Уведи меня отсюда, не хочу это видеть!

— Так не смотри.

Настя открыла глаза и увидела, что вновь находится в квартире Альзара. Он держал ее за руки и ждал, когда она успокоится. Через пару минут девушка вытерла ладонью слезы и села на пол, прямо там, где стояла. Демон сел рядом и крепче сжал ее руки. Она выдернула их.

— Не нужно меня жалеть!

Альзар спокойно сказал:

— Мне тебя не жаль. Мне жаль людей, чьи жизни ты превратила в кошмар. То, что с тобой произойдет, ты заслужила. За все нужно платить.

Он встал и поднял девушку с пола. В одно мгновенье они оказались у подъезда Настиного дома. Шел крупный мокрый снег, и было довольно холодно, солнце готовилось нырнуть за горизонт. Настя подняла лицо вверх и посмотрела на летящие снежинки. Альзар стол напротив и улыбался. Она в который раз подумала, что он красивый и, что эта мысль ему бы вряд ли понравилась.

Демон протянул руку Насте, но она не двигалась и молчала. Он снова криво ухмыльнулся:

— Такого дня рождения у тебя еще никогда не было.

— И нового года тоже. Спасибо. — Настя сняла перчатку и пожала протянутую руку. — Спасибо зато, что спас меня.

— Я должен был это сделать.

Настя нехотя отпустила теплую ладонь и снова надела перчатку. Она собралась уходить, но Альзар остановил ее:

— Подожди, еще кое-что…

— Что?

Он подошел ближе и поцеловал Настю в губы. Она удивленно отстранилась:

— Это еще зачем? Я только встала на правильный путь, а ты тут со своими поцелуями.

— Вот уж не думал сбивать тебя с этого пути, просто мне понравилось с тобой целоваться.

— А, ну, тогда ладно.

Настя обняла Альзара за плечи и поцеловала. Они простояли так около двадцати минут. Можно было смело сказать, что это был самый долгий и необычный поцелуй в ее жизни. Мимо проходили бабушки, возмущенные бесстыдством современной молодежи, женщины, завидующие Насте, мужчины, завидующие Альзару. Подходил даже Константин Литвак, и девушка отправила его домой к жене, разорвав их отношения, между поцелуями.

Потом Альзар исчез. Растворился в воздухе, как будто его и не было. Настя смотрела на серое далекое небо, ощущая, как холодный снег тает на разгоряченных губах, и улыбалась.

3 глава

Год прошел быстро. Настя окончила институт и устроилась на работу. Альзара вспоминала редко, конечно, первый месяц думала о нем постоянно, но потом не чаще двух раз в день. Пришел Новый год. В этот раз 31 декабря Настя решила отмечать с родителями, тем более никаких отношений ни с кем у нее не было. Почти целый вечер она просидела перед телевизором, все время, прокручивая в памяти прошлый Новый год. На душе было как-то спокойно пусто. Отгоняя сон, девушка дожидалась двенадцати часов, чтобы загадать желание и с чистой совестью лечь спать. Стрелки сошлись на одиннадцати, когда она пошла на кухню за шампанским. Достав холодную бутылку из холодильника, она закрыла дверцу и чуть не закричала: рядом стоял Альзар. Настя постаралась улыбнуться:

— Я ничего не натворила, ни одну жизнь не угробила, у меня даже парня не было в течение всего года. Я была одна, значит, никто не мог в меня влюбиться!

— Кое-кто все-таки смог.

— Кто?

Альзар подошел, забрал бутылку из рук девушки, потом наклонился и поцеловал в губы. Настя сразу же обняла его и засмеялась:

— Ты же демон, да и сам говорил, что меня не за что любить.

— Я не люблю тебя, ты просто хорошо целуешься.


 - КОНЕЦ -

Автор: Иллюстрации:


Описание:
Настя, родившаяся под бой курантов, ненавидела свой собственный День рожденье. Несмотря на юный возраст, девушка отличалась редкостным цинизмом И черствостью по отношению К людям. но однажды в новый Год И по совместительству в свой День рожденье, она сталкивается с самым настоящим демоном, решившим изменить ее характер, правда, Преследуя вполне корыстные цели.
Cвойства:
книги ⇔ фантастика
издание ⇔ 2010 Г.
писатель ⇔ Татьяна Савченко
© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок