Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип

Эмана́ция ( лат.   emanatio — истечение, распространение), понятие античной философии , онтологический вектор перехода от [ семантически и аксиологически ] высшей сферы Универсума к низшим, менее совершенным сферам; т.е. распространение избыточной полноты абсолютного Бытия [за пределы собственно своего бытия].

Идея эманации генетически восходит:

  1. к гносеологическим моделям досократической натурфилософии , основанным на презумпции истечения из объекта «модельных копий», вызывающих в чувственном восприятии [человека] соответствующие ощущения ( Эмпедокл , Левкипп , Демокрит и др.);
  2. к пониманию Блага в философии Платона , как иррадиирующего («излучающего») и бытие как таковое ( апорройя , др.-греч. ἀπόρροια — истечение, выделение), и его имманентный смысл, что делает возможным его познание ;
  3. к аристотелевскому пониманию распространения энергии , продуцируемой перводвигателем и последовательно приводящей в движение все уровни Универсума;
  4. к стоической концепции истечения творческого Логоса как «первоогня», убывающе-пронизывающего своими «потоками» — огненной пневмой ( πνεῦμα ) — всё бытие, вплоть до «холодной» неорганической природы.

В основе собственно термина («истечение», «распространение») лежит употребительный в традиции платонизма метафорический образ истока, дающего начало реке, но неисчерпаемого; или образ Солнца, изливающего из себя лучи, но остающегося таким же светлым.

Наиболее полное развитие концепция эманации получила в неоплатонизме . Эманация здесь мыслится как следствие онтологической, энергетической и творческой избыточности Единого (Блага) как первоосновы мира; эта избыточность проявляется в непроизвольно-естественном и имеющем креационный потенциал излиянии Единого (Блага) [вовне собственного бытия] (ср. с креативной семантикой «сперматического логоса » в стоицизме). Плотин указывает:

«Представляй себе источник, который не имеет уже другого начала, но который отдает себя всем потокам, не исчерпываясь этими потоками, а пребывая спокойно сам в себе. Представляй себе также, что истоки из него, прежде чем протекать каждому в разных направлениях, пребывают еще вместе, но каждый как бы уже знает, куда пойдут его течения. И представляй себе жизнь огромного древа, обнимающего собою все, в то время как начало его пребывает везде неизменным и нерассеянным по всему древу и как бы расположенным в корне. Это начало, стало быть, с одной стороны, дает древу всеобъемлющую многообразную жизнь, с другой же стороны, остается самим собой, будучи не многообразным [само], а началом многообразия ».

В процессе эманации как ступенчатого нисхождения Абсолюта (Единого) образуется множественный мир «иного», т.е. низшие уровни Бытия ( нус , νόος , мировые души и т.д.), а на самом низшем уровне — материя как «небытие» ( меон , μείων ).

Согласно неоплатонизму, соотношение между Единым и низшими уровнями Бытия управляется двумя главными принципами, фундаментальными закономерностями. Во-первых, неизменностью (неубыванием) Блага в процессе эманации и, во-вторых, возвращением творческой потенции обратно к Благу, благодаря волевому преодолению оторванности от истока. У Плотина это положение зафиксировано постулатом «восхождения к Единому» и передается термином «экстаз», у Прокла в «Первоосновах теологии» формулируется тезисом «всё, первично движущее само себя, способно возвращаться к самому себе». В этом смысле постижение и самопознание, высшей формой которого является экстаз, является компенсацией, восполнением, другой ипостасью самой же эманации.

В отличие от теистического представления о « сотворении мира » как акте воли личного Божества , эманация в неоплатонизме понимается именно как непроизвольный безличный процесс, необходимый по природе самого Сущего . Содержание эманации мыслится данным безусловно в исходной точке полностью; на различных её этапах (ступенях) может происходить только последовательное оскудение ( количественное уменьшение неизбывного качества ), после которого — возврат к началу.

В рамках теизма эманация была отвергнута как непозволительное учение о якобы необходимости для Бога творения мира. По учению Святых отцов Церкви, Бог творит мир совершенно свободно, без всякого внутреннего и внешнего принуждения, исключительно по своей благости, любви, смирению, для пользы создаваемых Им тварей . В мистическом контексте это понимание задало идею стремления души к воссоединению с Богом как своим источником (напр. «искра Божья» в душе человеческой и её «устремление к соединению с Божественным светом» у Амальрика Бенского в христианстве ; «капля, стремящаяся в океан» у аль-Газали в исламе и т.п.).

Парадигма эманации (в отличие от парадигмы творения) снимает проблему теодицеи : наличие зла здесь обусловлено иерархией совершенства мироздания, вытекающей из идеи эманации семантически. Поскольку каждый последующий уровень эманации отличается меньшей степенью совершенства по сравнению с предыдущим, зло есть не что иное как закономерный, естественный недостаток (в экстремуме — отсутствие) Блага.

Концепция эманации глубоко повлияла на эволюцию европейской культуры. Она вошла в качестве фундаментальной идеи в христианский канон Ареопагитики » и трактовка Святого Духа в Символе веры ), оказала принципиальное содержательное воздействие на развитие теологии как в апофатической версии (эманация как непостижимый след трансценденции ), так и в катафатической (эманация как основа принципа «аналогии бытия», т.е. постижения Бога через постижение его творения).

Концепция эманации оказала определяющее влияние на прогресс европейской философской традиции, задав специфическое оформление как средневековой схоластике ( Иоанн Скот Эриугена ), мистике ( Мейстер Экхарт ), так и актуализирующей божественность человека гуманистической философии Ренессанса ( Николай Кузанский , Джордано Бруно ).

Примечания

Ссылки

Литература

© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок