Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип

Категория эвиденциáльности в лингвистике — набор грамматических или лексических значений, выражающих эксплицитное указание на источник сведений говорящего относительно сообщаемой им ситуации . Эвиденциальность достаточно распространена в языках мира — она является грамматической категорией приблизительно в каждом четвёртом языке . В таких языках в любом высказывании при помощи специальных грамматических средств указывается источник сведений говорящего — например, видел ли говорящий то, о чём он сообщает, собственными глазами, или только передает показания с чужих слов, или же это результат его собственной ментальной деятельности (выводов, умозаключений, догадок и т. д.). В русскоязычной литературе для обозначения данного понятия используются и другие термины: пересказывательность/непересказывательность , очевидность/неочевидность ( заглазность ), засвидетельствованность/незасвидетельствованность .

История изучения

Так как в классических индоевропейских языках категория источника информации не грамматикализована, понятие эвиденциальности в лингвистике сформировалось лишь в начале XX века при описании таких языков Южной Америки, как кечуа и аймара .

Одним из первых учёных, который заговорил о понятии эвиденциальности ( англ.   evidentiality ) как об обязательном показателе источника информации, был американский этнолингвист Франц Боас . В своей работе 1911 года Боас рассуждает о высказывании Человек болен в языке квакиутль :

В случае, если говорящий сам не видел больного человека, он должен указать, получил ли он сведения о болезни человека из вторых рук или же это ему приснилось.

Понятие эвиденциальности как обязательной грамматической категории впервые было введено Романом Якобсоном , который рассматривал её как сферу значений, указывающих на источник сведений . Якобсон также первым выделил наклонение и эвиденциальность как две независимые категории .

Эвиденциальные значения

В зависимости от способа, с помощью которого говорящий узнал о сообщаемой ситуации, можно выделить разные эвиденциальные значения. Прежде всего, говорящий мог иметь прямой или косвенный доступ к информации.

Прямое свидетельство подразумевает непосредственное восприятие говорящим ситуации. Часто выделяют визуальные (говорящий зрительно наблюдал ситуацию), аудитивные (слуховое восприятие ситуации говорящим) и прочие сенсорные источники информации. Когда говорящий сам видел ситуацию, часто говорят о визуальной засвидетельствованности . Стоит отметить, что в разных языках граница между прямой и косвенной засвидетельствованностью проводится по-разному: например, в языке винту прямая засвидетельствованность основана только на данных зрения, а все остальные подтипы чувственного восприятия маркируются как косвенная эвиденциальность .

Косвенное свидетельство предполагает, что говорящий не воспринимал ситуацию непосредственно, и данные сведения были получены каким-то иным способом:

  • Инференция ( англ.   inference , от англ.   infer «делать предположение, высказывать догадку») — говорящий не был свидетелем ситуации, но какие-то косвенные признаки позволили ему сделать логический вывод . В некоторых языках значение инференциальности может передаваться дифференцированно — как вывод а) на основе прямых вещественных (зримых) свидетельств; б) на основе интуиции или общих знаний, мыслительной деятельности.
  • Пересказывательность ( англ.   reported evidence, hearsay ) — говорящий не был свидетелем ситуации и знает о ней с чужих слов. Как и в случае инференции, в некоторых языках может выделяться несколько видов пересказывательности в зависимости от того, получено ли сообщение от человека, который был свидетелем события (пересказ из вторых рук, англ.   secondhand ) или который не был свидетелем (пересказ из третьих рук, англ.   thirdhand ).

Типологические данные о различных семантических подтипах эвиденциальности и о их территориальном распределении были обобщены в рамках проекта Всемирного атласа языковых структур и представлены на его сайте .

В ряде языков распространено также совмещение категории эвиденциальности с категорией (ад)миративности .

Эвиденциальные системы

Существуют разные типы эвиденциальных систем. В языке может выражаться как бинарное противопоставление — (визуальная) засвидетельствованность/заглазность ( англ.   eyewitness/noneyewitness ), — так и система из шести и более элементов .

В целом один из ведущих специалистов по типологии эвиденциальности Александра Айхенвальд выделяет два типа эвиденциальных систем: системы, в которых наличие источника информации выражается, но тип источника при этом не уточняется ( тип I ); и системы, в которых различаются типы источников информации ( тип II ) . Систему типа I тюрколог Ларс Йохансон , а вслед за ним и Айхенвальд называют непрямой засвидетельствованностью (indirectivity) , а типа II — собственно эвиденциальностью (evidentiality).

Непрямая засвидетельствованность (тип I)

В ряде языков грамматически маркируются только косвенные свидетельства , то есть тот факт, что говорящий не был свидетелем описываемой ситуации, но при этом тип источника информации (логический вывод говорящего на основе каких-либо фактов, сведения с чужих слов и т. д.) далее не уточняется. Маркирование непрямой засвидетельствованности свойственно тюркским языкам , встречается также в иранских , финно-угорских и многих других языках . При этом граммема косвенной информации часто имеет дополнительное значение, подразумевающее, что говорящий не берет на себя ответственность за истинность передаваемой информации .

Так, в следующеем предложении из турецкого языка показатель -mış подразумевает, что говорящий ссылается на косвенный источник информации (это может быть как логический вывод самого говорящего, так и его ощущения или сведения с чужих слов):

Ali bu-nu bil-iyor- muş
Али это- ACC знать- INTRA-IC
Али, очевидно, знает это.
(Aikhenvald 2004: 275)

Собственно эвиденциальность (тип II)

Двухэлементные системы
  • A1. Заглазность (eyewitness) vs. незаглазность (noneyewitness)

В следующем примере из языка жаравара (семья араванских языков ) противопоставляются действия, которые говорящий видел своими глазами, действиям, которых говорящий не видел:

Wero kisa-me- no , ka-me- hiri -ka
Веро слезть- BACK - IMM.P.NONFIRSTH .m двигаться- BACK REC.P.FIRSTH .m
Веро слез с гамака (я этого не видел) и вышел (я это видел).
(Aikhenvald, Dixon 2003: 24)

Подобная система эвиденциальности встречается также в юкагирских языках , годоберинском языке и некоторых других.

Трёхэлементные системы
Четырёхэлементные системы
  • C1. Визуальное свидетельство , невизуальное сенсорное свидетельство , инференциалы , пересказывательность (язык тариана , некоторые туканские языки , восточный помо).

Пример из языка тариана ( аравакские языки ): В данном языке фраза «Сесилия бранила собаку» имеет четыре различных варианта в зависимости от типа эвиденциальности. Если говорящий видел, как это происходило, фраза будет выглядеть следующим образом:

Ceci tʃinu-nuku du-kwisa- ka
Сесилия собака- TOP.NON.A/S 3SGF -бранить- REC.P.VIS
Сесилия бранила собаку (я это видел).

Если говорящий только слышал, как Сесилия бранила собаку, фраза будет выглядеть иначе:

Ceci tʃinu-nuku du-kwisa- mahka
Сесилия собака- TOP.NON.A/S 3SGF -бранить- REC.P.NONVIS
Сесилия бранила собаку (я это слышал).

В случае, если говорящий увидел испуганную собаку, его знание о том, что Сесилия бранила собаку, будет предполагаемым (inferred):

Ceci tʃinu-nuku du-kwisa- sika
Сесилия собака- TOP.NON.A/S 3SGF -бранить- REC.P.INFR
Сесилия бранила собаку (я это предположил).

Если же говорящий знает о том, что Сесилия бранила собаку, от кого-то другого, то он должен сказать:

Ceci tʃinu-nuku du-kwisa- pidaka
Сесилия собака- TOP.NON.A/S 3SGF -бранить- REC.P.REP
Сесилия бранила собаку (Я узнал об этом от кого-то).
(Aikhenvald, Dixon 2003: 134—135)
  • C2. Визуальное свидетельство , инференция-1 , инференция-2 , пересказывательность . Подобная система встречается в языке пауни и цафики . Визуальная информация (напрямую засвидетельствованные события) немаркирована, есть суффикс для выражения прямых вещественных свидетельств сообщаемой информации (инференция-1) и для предположений, основанных на общих знаниях (инференция-2), а также для информации, полученной от других лиц (пересказывательность).
  • C3. Невизуальное сенсорное свидетельство , инференция-1 , инференция-2 , пересказывательность ( язык винту ). Помимо суффиксов, выражающих невизуальную сенсорную эвиденциальность и пересказывательность, в винту также выделяется знание, выводимое логически (inferential) и предполагаемое знание, о котором говорящий думает, что оно верно, на основе его опыта со схожими ситуациями в прошлом.
  • C4. Визуальное свидетельство , инференция , пересказывательность-1 , пересказывательность-2 (южный тепеуа, юто-ацтекская языковая семья ). Пересказывательность делится на два типа в зависимости от того, знал ли слушающий полученную информацию до этого или нет.
Разные эвиденциальные подсистемы в одном языке

В одном языке может быть несколько эвиденциальных подсистем. Выбор нужной подсистемы может зависеть от типа предложения, времени, в котором стоит глагол, или от наклонения глагола. Так, в языке тариана различаются четыре типа эвиденциальности в утвердительных предложениях (C1), но только три в вопросительных (не употребляется пересказывательность, схема B2), в предложениях, выражающих приказ, наоборот, выделяется только один вид эвиденциальности — пересказывательность (схема A3), а в придаточных предложениях цели различается визуальная и невизуальная информация (схема A1).

Кроме того, в некоторых языках возможны комбинации из разных видов эвиденциальности. В цянском языке визуальная эвиденциальность может совмещаться с логически выводимым знанием (инференция), например, в следующей ситуации:

oh, the: ʐbə ʐete- k - u !
о 3 SG барабан бить- INFR-VIS
О, он ИГРАЛ, на барабане!
( говорящий делает предположение о том, что за дверью кто-то играл на барабане, открывает дверь и видит там человека c барабаном в руках )

(Aikhenvald & Dixon 2003: 70)

В цафики пересказывательность может комбинироваться с любым из трёх других видов эвиденциальности данного языка, в том числе с заглазностью (noneyewitness), как в следующем примере:

Manuel ano fi- nu - ti -e
Мануэль еда есть- INFR.PHYSICAL.EVIDENCE-HEARSAY-DECL
(Он сказал / они сказали, что) Мануэль поел (они его не видели, но у них есть доказательства).
(Aikhenvald & Dixon 2003: 9)

Средства выражения эвиденциальности

В языках с грамматикализованной эвиденциальностью среди средств выражения последней можно выделить морфологические и лексико-синтаксические .

Морфологические средства

Во многих языках существуют специфические морфемы, указывающие на источник сообщаемой говорящим информации. Данные средства выражения эвиденциальности распространены в языках американских индейцев, в сино-тибетских , африканских языках.

К этой категории Н. А. Козинцева также относит формы пересказывательного наклонения в болгарском и албанском , абсентив в уральских языках , заглазное наклонение в таджикском и арчинском языках (см. также примеры из раздела 2).

Более подробное описание морфологических средств выражения эвиденциальности и их территориальное распределение приведено на сайте проекта WALS .

Лексико-синтаксические средства

В некоторых языках придаточное изъяснительное может присоединяться к главному предложению с помощью разных союзов , указывающих на различные виды эвиденциальности. В языке руанда говорящий должен выбрать между тремя союзами — ko , если он нейтрально относится к истинности высказываемой информации; ngo , если он имеет прямое свидетельство, заставляющее его сомневаться в истинности; kongo , если он имеет косвенное свидетельство о возможной ложности информации:

ya-vuze ngo a-zaa-za
он- PAST -говорить что он- FUT -приходить
Он сказал, что придет (но у говорящего есть прямое свидетельство, заставляющее сомневаться в его приходе).
ya-vuze kongo a-zaa-za
он- PAST -говорить что он- FUT -приходить
Он сказал, что придет (но у говорящего есть косвенное свидетельство, заставляющее сомневаться в его приходе).
(Козинцева 1994: 96)

Во многих языках (в том числе, в русском языке ) существуют лексические средства для выражения эвиденциальности: сложноподчиненные предложения с модусным глаголом (рус. Говорят, что … ); модальные слова ( экан , эмиш в узбекском языке ); вводные обороты с модусным глаголом (рус. Как мне стало известно, …; Говорят, … ) и некоторые другие.

См. также

Примечания

  1. , p. 321.
  2. , p. 1.
  3. , p. 92-93.
  4. .
  5. .
  6. .
  7. Плунгян В. А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира. М.: РГГУ, 2011. — Глава 7, § 4.
  8. , p. 93.
  9. .
  10. , p. 1.
  11. , p. 3.
  12. , p. 273.
  13. , p. 3.
  14. .
  15. , p. 96.
  16. .

Литература

  • Козинцева, Н. А. Категория эвиденциальности (проблемы типологического анализа) // Вопросы языкознания. — М. , 1994. — № 3 . — P. 93-104.
  • Плунгян, В. А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира. — М. : РГГУ, 2011.
  • Плунгян, В. А. Общая морфология: Введение в проблематику. — М. : Едиториал УРСС, 2003.
  • Храковский, В. С. Эвиденциальность в языках Европы и Азии. — СПб. : Наука, 2007.
  • Aikhenvald, Alexandra Y. Evidentiality. — Oxford: Oxford University Press, 2004. — ISBN 0-19-926388-4 .
  • Aikhenvald, Alexandra Y.; & Dixon, R. M. W. (Eds.). Studies in evidentiality // Typological Studies in Language. — Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 2003. — № 54 . — ISBN 90-272-2962-7 ; ISBN 1-58811-344-2 .
  • Boas, Franz. Handbook of American Indian languages. — Washington: G.P.O, 1911. — P. 43.
  • Chafe, Wallace L.; Nichols, Johanna (Eds.). Evidentiality: The linguistic encoding of epistemology. — Norwood, NJ: Ablex, 1986.
  • de Haan, Ferdinand. Coding of Evidentiality  = The World Atlas of Language Structures Online // Max Planck Digital Library. — Munich, 2011.
  • de Haan, Ferdinand. Semantic Distinctions of Evidentiality  = The World Atlas of Language Structures Online // Max Planck Digital Library. — Munich, 2011.
  • Guentchéva, Zlatka (Ed.). L’Énonciation médiatisée. Bibliothèque de l’information grammaticale. — Louvain: Éditions Peeters, 1996.
  • Jakobson, R. Shifters, Verbal Categories, and the Russian Verb. — Cambridge: Harvard University, 1957.
  • Johanson, Lars; Utas, Bo (Eds.). Evidentials: Turkic, Iranian and neighboring languages. — Berlin: Mouton de Gruyter, 2000.


© 2014-2020 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок