Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип

Фанта́стика (от др.-греч. φανταστική  — искусство воображения, фантазия ) — жанр и творческий метод в художественной литературе , кино , изобразительном и других формах искусства, характеризуемый использованием фантастического допущения , «элемента необычайного» , нарушением границ реальности, принятых условностей . Современная фантастика включает в себя такие жанры как научная фантастика , фэнтези , ужасы , магический реализм и многие другие.

Фантастическое допущение

Основная статья: Фантастическое

Фантастическое допущение , или фантастическая идея  — основной элемент жанра фантастики. Он заключается во введении в произведение фактора, который не встречается или невозможен в реальном мире, в котором живёт читатель, либо герои произведения («допущении» его существования в сеттинге произведения). Фантастическое допущение противопоставляется реалистическому допущению : вымыслу, не противоречащему возможному, который применяется в реалистической художественной литературе. При этом остальные элементы — проблематика, литературные приёмы, построение сюжета — у фантастических произведений принципиально не отличаются от реалистических. Фантастическое допущение используется, чтобы полнее раскрыть проблематику произведения, характеры персонажей, за счёт помещения их в нестандартные условия; для предложения научных и ненаучных гипотез; для создания экзотического антуража.

Это определение разделяют множество писателей-фантастов и литературных критиков. Братья Стругацкие предлагали определение фантастики как отрасли литературы, «характеризующейся специфическим литературным приёмом: введением элемента необычайного» . По определению Олега Ладыженского и Дмитрия Громова (Г. Л. Олди), «фантастика — это литература плюс фантастическое допущение» . По мнению А. Шалганова, фантастика — это своего рода «параллельная литература», в которой существуют все жанры и все направления, но только с дополнительным элементом инвариантности . Согласно Большой советской энциклопедии , «её <фантастики> исходной идейно-эстетической установкой является диктат воображения над реальностью» .

Громов и Ладыженский предлагают такую классификацию допущений :

  • Научно-фантастическое — введение в произведение научного нововведения. Бывает двух видов:
    • Естественнонаучное — технические изобретения, открытия новых законов природы. Характерно для твёрдой НФ.
    • Гуманитарно-научное — допущение в области социологии, истории, политики, психологии, этики, религии. Введение новых моделей общества или сознания. Характерно для утопии, антиутопии, социальной фантастики.
  • Футурологическое допущение — перенесение действия в будущее. Характерно для большинства видов научной фантастики .
  • Фольклорное допущение (сказочное, мифологическое, легендарное) — введение в произведение существ, предметов, явлений из человеческой мифологии (допущение их реального существования). Характерно для фэнтези , « городского фэнтези ».
  • Миротворческое допущение — перенесение действия в полностью вымышленный мир (допущение существования такого мира). Характерно для традиционных видов фэнтези.
  • Мистическое допущение — введение в произведение фантастического фактора, которому не даётся рационального объяснения. Характерно для жанров мистики и ужасов .
  • Фантасмагорическое допущение — введение в произведение фактора, противоречащего любому здравому смыслу и не способного иметь никакого логического основания. Сюда часто относят развлекательную фантастику (чёрный юмор, супергероев, различную японскую мангу и др.).

Юрий Зубакин делит допущения просто на научно-фантастические (не противоречащие науке и законам природы) и ненаучно-фантастические (противоречащие им). Дмитрий Тарабанов выделяет альтернативную историю , альтернативную арифметику, альтернативную религию, альтернативную эволюцию, альтернативную минералогию и альтернативную географию . В одном и том же произведении могут сочетаться разные виды допущений.

В английском языке нет точного эквивалента русскому слову «фантастика». Для его перевода иногда используют близкие термины, такие как «fantastic» («фантастическое») или «speculative fiction» («спекулятивный художественный вымысел»); иногда его переводят сочетанием «fantasy and science fiction». При этом во многих других языках терминология ближе к русской. Понятие «fantastique» во французском языке и «Phantastik» в немецком имеют значение, близкое к русской «фантастике».

История фантастики

Истоки фантастики

Тесей и Минотавр, древнегреческая керамика

Истоки фантастики — в пост- мифотворческом фольклорном сознании , прежде всего в волшебной сказке .

Фантастика выделяется как особый вид художественного творчества по мере отдаления фольклорных форм от практических задач мифологического осмысления действительности (древнейшие космогонические мифы по существу нефантастичны ). Первобытное миропонимание сталкивается с новыми представлениями о действительности, мифический и реальный планы смешиваются, и эта смесь сугубо фантастична . Фантастика, по выражению Ольги Фрейденберг , — «первое порождение реализма »: характерным признаком вторжения реализма в миф служит появление «фантастических существ» (божеств, сочетающих звериные и человеческие черты, кентавров и т. п.) . Первичные жанры фантастики, утопия и фантастическое путешествие , были ещё и древнейшими формами повествования как такового , в первую очередь в « Одиссее » Гомера Сюжет, образы и происшествия «Одиссеи» — начало всей литературной западноевропейской фантастики.

Однако столкновение мимесиса с мифом, которое и производит эффект фантастики, носило пока что непроизвольный характер. Первый, кто сталкивает их намеренно, и, значит, первый сознательный фантаст — это Аристофан .

Фантастика в античной литературе

«Метаморфозы» Апулея — античная социальная фантастика. Византийская мозаика V века .

В эпоху эллинизма Гекатей Абдерский , Евгемер , Ямбул сочетают в своих сочинениях жанры фантастического путешествия и утопии.

В римское время момент социально-политической утопии, свойственной эллинистическим псевдопутешествиям, уже выветрился; осталась лишь серия фантастических приключений в разных частях земного шара и за его пределами — на Луне, соединенная с тематикой любовного романа. К этому типу относятся « Невероятные приключения по ту сторону Туле » Антония Диогена .

Во многом продолжением традиции фантастического путешествия является и роман Псевдо- Каллисфена « История Александра Великого », где герой попадает в области великанов, карликов, людоедов, уродов, в местности со странной природой, с необычными животными и растениями. Много места уделено чудесам Индии и её «нагим мудрецам», брахманам. Не забыт и мифологический прообраз всех этих сказочных странствий, посещение страны блаженных.

Архаична фантастика в романе метаморфоз (несохранившиеся «Метаморфозы» Лукия Патрского, «Лукий, или Осел» Псевдо-Лукиана, «Метаморфозы, или Золотой осел» Апулея ). Последний представляет собой «фантастическое повествование, где история души облечена в форму рассказа об истории тела» .

Сатирический фрагмент « Сатирикона » Петрония (описание города Кротона , населенного бездетными наследодателями и «ловящими» их искателями наследства), восходя к миму , предвосхищает некоторые сатирически-фантастические образы в последней части « Гаргантюа и Пантагрюэля » или в « Путешествии Гулливера » Свифта . Сатирическая фантастика в этом эпизоде контрастирует с натуралистическим гротеском в сценах пира Тримальхиона и в некоторых других эпизодах.

Фантастикой изобилует популярный древнехристианский роман II века — так называемые « Климентины » (по имени одного из главных действующих лиц Климента, от лица которого ведется рассказ). Среди действующих лиц — апостол Петр , Симон Волхв , его спутница Елена Прекрасная (та самая, из « Илиады »), там же впервые появляется Фауст  — прообраз более позднего персонажа.

Уже с V века до н. э. возникает и растет интерес к чудесному . Его выражением стал особый жанр нехудожественной прозы — парадоксография . Из нескольких сохранившихся сочинений в этом роде с точки зрения фантастики заслуживают внимания «Удивительные истории» Флегонта из Тралл (II век н. э.), которого особенно привлекали сообщения о привидениях .

Фантастика в средневековой литературе

Король Артур , главный герой британских рыцарских романов

В период раннего Средневековья, примерно с V по XI век, происходит если не отторжение, то, по крайней мере, подавление чудесного, основы фантастического . В XII—XIII века, по словам Жака Ле Гоффа , «происходит подлинное вторжение чудесного в ученую культуру». В это время одна за другой появляются так называемые «книги чудес» ( Гервасий Тильберийский , Марко Поло , Раймунд Луллий , Джон Мандевиль и др.), возрождающие жанр парадоксографии.

Начиная с XII века мотивы волшебных сказок (происходящих из кельтских мифов ) проникают и в угасающий героический эпос (особенно в таких поздних поэмах как « Оберон » или «Тристан де Нантейль» ), и в формирующийся рыцарский роман , став его образной основой, — от « Персеваль, или Повесть о Граале » (около 1182 ) Кретьена де Труа до Смерти Артура ( 1469 ) Т. Мэлори . «Вплоть до XV века и даже позже роман остается основным прибежищем всего чудесного и странного». Обрамлением фантастических сюжетов стала кельтская по своим истокам легенда о дворе короля Артура . Ирландская фантастика иного мира с трудными переправами туда, с опасными испытаниями, но и с вечной молодостью, изобилием и т. п. окрашивает многие эпизоды почти во всех романах Кретьена и продолжениях «Персеваля». При этом чудесное переплетается с обыденным, собственно рыцарский мир находится в сложном взаимодействии с фантастической сказочной страной, куда направляются рыцари в поисках приключений. Само обращение к кельтской сказочно-мифологической фантастике как-то связано с некоторым расхождением обогащающегося духовного мира постепенно эмансипирующейся личности и узких рамок церковного католического канонического мироощущения именно в XII веке. В « Тристане и Изольде » или в романах Кретьена де Труа мы имеем, в сущности, дело не с новыми религиозными исканиями, а с известной свободой творческой фантазии, с новым индивидуальным психологическим и нравственным опытом, не укладывающимся в рамки канонических церковных представлений.

Дальнейшую трансформацию этих сюжетов являют монументально-фантастические, почти совсем утратившие историко-эпическую подоснову ренессансные поэмы « Влюблённый Роланд » Боярдо , « Неистовый Роланд » Л. Ариосто , « Освобожденный Иерусалим » Т. Тассо , « Королева фей » Э. Спенсера . Вехой в развитии фантастической аллегории, созданной Овидием, был « Роман о Розе » XIII века Гильома де Лорриса и Жана де Мена.

Сказки « Тысячи и одной ночи » небогаты фантастикой, поскольку «роль волшебного элемента в арабских сказках сильно ограничена» . Своеобразный литературный переплав народных сказаний, легенд и поверий представляют собой многие произведения японской (например, жанр «рассказа о страшном и необычайном» — кайдан ) и китайской фантастики (сборник «Рассказы о чудесах из кабинета Ляо» Пу Сунлина , подводящий итог всей китайской новеллистической традиции, включая характерную для неё фантастику).

Фантастика в эпоху Возрождения

Данте и Вергилий в Аду. Иллюстрация к «Божественной Комедии»

Развитие фантастики в период Ренессанса завершают « Дон Кихот » М. Сервантеса  — пародия на фантастику рыцарских похождений и одновременно начало реалистического романа, и « Гаргантюа и Пантагрюэль » Ф. Рабле , использующий профанированный язык рыцарского романа для разработки гуманистической утопии и гуманистической сатиры. У Рабле же находим (главы о Телемском аббатстве ) один из первых примеров фантастической разработки утопического жанра, хотя и исконно нехарактерной: ведь у зачинателей жанра Т. Мора ( 1516 ) и Т. Кампанеллы ( 1602 ) утопия тяготеет к дидактическому трактату и лишь в «Новой Атлантиде» Ф. Бэкона являет собой научно-фантастическую игру воображения. Пример более традиционного сочетания фантастики с мечтой о сказочном царстве справедливости — «Буря» У. Шекспира .

В меньшей степени, чем древнейшая мифология и фольклор, стимулировали фантастику религиозно-мифологические образы Библии . Крупнейшие произведения христианской фантастики — « Потерянный рай » и « Возвращённый рай » Дж. Мильтона  — основаны на апокрифах . Это, однако, не умаляет того факта, что произведения европейской фантастики Средневековья и Возрождения, как правило, имеют вторичную, этическую христианскую окраску или представляют игру фантастических образов в духе христианской апокрифической демонологии . Вне фантастики стоят жития святых , где чудеса принципиально выделены как экстраординарные происшествия. Тем не менее, христианско-мифологическое сознание способствует расцвету особого жанра — фантастики видений. Начиная с апокалипсиса Иоанна Богослова «видения» или «откровения» становятся полноправным литературным жанром: разные аспекты его представляют «Видение о Петре Пахаре» ( 1362 ) У. Ленгленда и « Божественная комедия » Данте . Идея «откровения», в отличие от жития, — противопоставление земной действительности иного, сверхъестественного плана существования.

Поэтика религиозного «откровения» определяет визионерскую фантастику У. Блейка : его грандиозные «пророческие» образы — последняя вершина жанра.

Фантастика в XVII и XVIII веке

К концу XVII века маньеризм и барокко , для которых фантастика была постоянным фоном, дополнительным художественным планом (при этом происходила эстетизация восприятия фантастики, утрата живого ощущения чудесного), сменил классицизм , по своей сути чуждый фантастике: его обращение к мифу полностью рационалистично.

«Путешествия Гулливера» — фантастическая сатира XVIII в.

Французские « трагические истории » XVII века черпают материал из хроник и рисуют роковые страсти, убийства и жестокости, одержимость дьяволом и т. п. Это — далекие предшественники произведений маркиза де Сада -романиста и вообще « черного романа », сочетающие парадоксографическую традицию с повествовательным вымыслом. Инфернальные темы в благочестивой оправе (история борьбы с ужасными страстями на пути служения Богу) выступают в романах епископа Жана-Пьера Камю .

В романах XVII— XVIII веков мотивы и образы фантастики походя используются для осложнения интриги . Фантастический поиск трактуется как эротические похождения («фейные сказки», например «Акажу и Зирфила», 1744 , Ш. Дюкло ). Фантастика, не имея самостоятельного значения, оказывается подспорьем плутовского романа Хромой бес [fr] » А. Р. Лесажа , «Влюблённый дьявол» Ж. Казота ), философского трактата (« Микромегас » Вольтера ) и т. д. В « Путешествиях Гулливера » Дж. Свифта фантастика в духе Рабле и Сирано де Бержерака поставлена на службу идеологической сатире . Реакция на засилье просветитительского рационализма наступила во второй половине XVIII века; англичанин Р. Хёрд призывает к прочувствованному изучению фантастики («Письма о рыцарстве и средневековых романах», 1762 ); в «Приключениях графа Фердинанда Фэтома» Т. Смоллетт предваряет ставший началом развития фантастики XIX XX веков « готический роман » Х. Уолпола , А. Радклиф , М. Льюиса , У. Бекфорда . Поставляя аксессуары романтических сюжетов, фантастика остаётся на подсобной роли: с её помощью двойственность образов и событий становится изобразительным принципом предромантизма .

Фантастика в романтизме

У романтиков двойственность оборачивается раздвоением личности, ведущим к поэтически благотворному «священному безумию». «Прибежища в царстве фантазии» искали все романтики: у « иенцев » фантазирование, то есть устремлённость воображения в запредельный мир мифов и легенд, выдвигалось как приобщение к высшему прозрению, как жизненная программа — сравнительно благополучная (за счёт романтической иронии ) у Л. Тика , патетичная и трагическая у Новалиса , чей « Генрих фон Офтердинген » являет образец обновленной фантастической аллегории, осмысленной в духе поисков недостижимого и непостижимого идеально-духовного мира. Гейдельбергская школа использовала фантастику как источник сюжетов, придающих дополнительный интерес земным событиям (так, « Изабелла Египетская » Л. А. Арнима представляет собой фантастическую аранжировку любовного эпизода из жизни Карла V ). Такой прагматический подход к Ф. оказался особенно перспективным.

Фауст и Мефистофель

Стремясь обогатить ресурсы фантастики, немецкие романтики обратились к её первоисточникам — собрали и обработали волшебные сказки и легенды (« Народные сказки Петера Лебрехта », 1797 , в обработке Тика, «Детские и семейные сказки» ( 1812 1814 ) и «Немецкие предания» ( 1816 1818 ) братья Гримм ). Это способствовало становлению жанра литературной сказки во всех европейских литературах, остающегося и поныне ведущим в детской фантастике. Классический его образец — сказки Х. К. Андерсена .

Романтическую фантастику синтезировало творчество Э. Т. А. Гофмана : здесь и готический роман (« Эликсир дьявола »), и литературная сказка (« Повелитель блох », « Щелкунчик и мышиный король »), и феерическая фантасмагория Принцесса Брамбилла »), и реалистическая повесть с фантастической подоплёкой (« Выбор невесты », « Золотой горшок »).

Попытку оздоровить влечение к фантастике как к «пропасти потустороннего» представляет « Фауст » Гёте ; используя традиционно-фантастический мотив продажи души дьяволу , поэт обнаруживает тщету блужданий духа в сферах фантастического и в качестве окончательной ценности утверждает земную жизнедеятельность, преобразующую мир (то есть утопический идеал исключается из области фантастики и проецируется в будущее).

В России романтическая фантастика представлена в творчестве В. А. Жуковского , В. Ф. Одоевского , А. Погорельского , А. Ф. Вельтмана . К фантастике обращались А. С. Пушкин Руслан и Людмила », где особенно важен былинно -сказочный колорит фантазии) и Н. В. Гоголь , фантастические образы которого органично влиты в народно-поэтическую идеальную картину Украины Страшная месть », « Вий »). Его петербургская фантастика («Нос», «Портрет», «Невский проспект»), крайне экономная и «выморочная», по-иному обусловлена общей картиной действительности, сгущенное изображение которой естественно порождает фантастические образы (как и в « Пиковой даме » Пушкина или в «Двойнике» Ф. М. Достоевского ).

Готическую традицию фантастики развивает Э. А. По Падение дома Ашеров », « Колодец и маятник »). Однако он же предвосхитил (« История Артура Гордона Пима », « Низвержение в Мальстрем », « Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля ») появление новой отрасли фантастики — научной фантастики .

Фантастика в реализме

В эпоху реализма фантастика опять оказалась на периферии литературы, хотя нередко привлекалась для сатирических и утопических целей (как в рассказах Достоевского «Бобок» и «Сон смешного человека»). В это же время зарождается собственно научная фантастика , которая в творчестве эпигона романтизма Ж. Верна Пять недель на воздушном шаре », « Путешествие к центру Земли », « С Земли на Луну », « Двадцать тысяч льё под водой », « Таинственный остров », « Робур-Завоеватель ») и выдающегося реалиста Г. Уэллса принципиально обособляется от общефантастической традиции; она рисует реальный мир, преображаемый наукой (к худу или к добру) и по-новому открывающийся взгляду исследователя. (Правда, развитие космической фантастики приводит к открытию новых миров, по неизбежности как-то соотносящихся с традиционно-сказочным, но это момент привходящий.)

« Война миров » Герберта Уэллса — классика научной фантастики

Возрождение интереса к фантастике в конце XIX века

Интерес к фантастике как таковой возрождается к концу XIX века у неоромантиков ( Р. Л. Стивенсон ), декадентов ( М. Швоб , Ф. Сологуб ), символистов ( М. Метерлинк , А. А. Блок ), экспрессионистов ( Г. Мейринк ), сюрреалистов ( Г. Казак , Э. Крёйдер). Развитие детской литературы порождает новый облик фантастического мира — мир игрушечный: у Л. Кэрролла , К. Коллоди , А. Милна ; А. Н. Толстого («Золотой ключик»), Н. Н. Носова , К. Чуковского . Воображаемый, отчасти сказочный мир создаёт с привлечением мотивов и образов западной приключенческой литературы А. Грин . Германию этого периода представляет Курд Лассвиц , после него можно говорить о немецкой научной фантастике.

Фантастика в XX—XXI вв.

Начало XX в. Формирование научной фантастики

Первая половина XX века ознаменовалась началом расцвета научной фантастики. Ключевой фигурой этого жанра стал англичанин Герберт Уэллс , книги которого (« Машина Времени », « Война миров », « Когда Спящий проснётся », « Человек-невидимка ») послужили основой для множества подражаний. Научная фантастика в этот период стремилась «предсказать», предвосхитить развитие науки и техники, в особенности исследования космоса. Действие книг НФ часто помещалось в будущее, а герои имели дело с новейшими открытиями, изобретениями, неизведанными явлениями.

Один из основоположников польской научно-фантастической литературы, польский писатель Ежи Жулавский стал известен своей декадентской, фантастической «Лунной трилогией» — «На серебряной планете» (1901), «Победитель» (1908), «Старая Земля» (1910). Один из родоначальников жанра научной фантастики французский писатель бельгийского происхождения Жозеф Анри Рони-старший  — автор романов и повестей: «Ксипехузы» — впервые в мировой фантастике пришельцы представлены не антропоморфно (1887), « Борьба за огонь » — история о поиске огня, столь необходимого в первобытном обществе (1909), «Звездоплаватели» — древняя цивилизация на Марсе медленно угасает, а на смену ей идут протоплазмовые «зооморфы». В этом произведении впервые применён термин «астронавтика» (1925). Немецкого писателя Ганса Доминика называют немецким Жюлем Верном, он является одним из наиболее важным пионером литературы о будущем в Германии. В середине прошлого века многочитаемым немецким автором является Паул Эйжен Зиг с его техническими романами о будущем.

В СССР самыми видными последователями Уэллса были Михаил Булгаков Роковые яйца », « Собачье сердце »), Александр Беляев Человек-амфибия », « Борьба в эфире », « Голова профессора Доуэля »), А. Н. Толстой Гиперболоид инженера Гарина », « Аэлита ») и Владимир Обручев Земля Санникова », « Плутония »).

В романе Михаила Булгакова («Мастер и Маргарита») предвосхищаются основные черты магического реализма .

Период, приблизительно охватывающий промежуток с конца 30-х годов и до 50-х годов XX века, когда жанр научной фантастики становится очень популярным в англоязычных странах, когда были впервые изданы многие классические произведения жанра, называют Золотым веком научной фантастики . В истории научной фантастики Золотой Век идёт после эпохи космической оперы pulp-журналов 1920-х-1930-х годов и предшествует новой волне научной фантастики.

Первые значительные произведения современной фэнтези — сказочно-средневековой фантастики — выходят из-под пера Роберта Э. Говарда («Конан»), Джона Р. Р. Толкина («Хоббит», «Властелин Колец»), Клайва С. Льюиса Хроники Нарнии »). Помимо этого, в западной литературе начала XX века богато представлена литература ужасов ( У. Де ла Мар ; Г. Ф. Лавкрафт , например, « Зов Ктулху »; Дж. Кольер ).

Пионером кинофантастики был французский режиссёр Жорж Мельес , который в конце XIX — начале XX века снял ряд фантастических фильмов, в том числе знаменитое « Путешествие на Луну ». Большое развитие фантастика получила в немецком кинематографе 1920-х, в частности, антиутопический немой фильм « Метрополис » (1927) многими знатоками признаётся одним из лучших фантастических фильмов в истории.

Вторая половина XX в. Новые направления НФ и фэнтези

Восковая фигура Голлума , персонажа книг Джона Толкина

В середине XX века традиционная НФ выродилась в развлекательный жанр «космическая опера». Новое поколение авторов НФ постепенно разочаровалось в предвосхищении прогресса. Все чаще в антураже НФ публикуются антиутопии-предупреждения, социальная сатира. Психологические и социальные драмы лежат в основе фантастики писателей третьей четверти XX в: Рэя Брэдбери , Фрэнка Герберта , Филипа К. Дика , Айзека Азимова , Роберта Хайнлайна , Клиффорда Саймака .

Разочарование в прогрессе и науке дало толчок «литературе побега », фантастике, не связанной с реальностью. Вторая половина XX в. переживает бум фэнтези. Вослед Говарду и Толкину появляется множество писателей, чье творчество основано на мифологии, мистике, средневековой романтике. Это Урсула Ле Гуин , Роджер Желязны , Пол Андерсон , Майкл Муркок и др.

Следует отметить жанр юмористической фантастики, развившейся во второй половине XX века. Признанный мастер таких произведений — Шекли , например, « Кое-что задаром », « Рейс молочного фургона », « Билет на планету Транай ».

В XX веке фантастика перестаёт быть чисто литературным жанром. Фантастические фильмы начали снимать ещё в самом начале XX в. (« Путешествие на Луну », 1902). Во второй половине века наступает расцвет кинофантастики . Новейшие технологии позволили воплотить на экране то, что прежде было недоступно: фантастическую технику, вымышленных существ, декорации других миров. Особого размаха кино- и телефантастика достигает в США, где снимаются известные фильмы, такие как « Робокоп », « Звёздный десант », « Терминатор », « Пятый элемент », « Матрица », а ряд произведений вырастает в медиафраншизы , например, « Звёздные войны », « Звёздный путь », « Звёздный крейсер „Галактика“ », « Звёздные врата ». В жанре кинофантастики прославились такие режиссёры и продюсеры как Джеймс Кэмерон , Стивен Спилберг , Питер Джексон , Джордж Лукас , Тим Бёртон , Ридли Скотт , Пол Верховен и Джон Карпентер . Параллельно с массовой кинофантастикой существует кинофантастика элитарная, экспериментальная, например, фильмы Андрея Тарковского , Стэнли Кубрика , Терри Гиллиама .

Комикс становится ещё одной популярной формой фантастики, особенно в США, Франции, Японии. Поначалу это развлекательные комиксы о супергероях , таких как Супермен , Бэтмен , Человек-паук , Фантастическая четвёрка . Во второй половине XX в. появляются и более серьёзные работы таких комиксистов как Алан Мур , Фрэнк Миллер , Марк Миллар , Нил Гейман в США, Жан Жиро , Алехандро Ходоровски , Энки Билал во Франции.

Конец XX — начало XXI в. Массовая популярность и постмодернизм

Бронированный летающий костюм Железного человека ( косплей )

В конце XX и начале XXI века фантастика снова коммерциализируется. Большим спросом пользуется подростковая развлекательная фантастика, например серия « Гарри Поттер » Джоан Роулинг . Бум переживают сперва настольные, а затем и компьютерные игры, основанные на фантастике. Фантастические вселенные  — часть популярной культуры , воплощающаяся в литературе, кино, играх, комиксах.

На изломе тысячелетия социальные и философские проблемы в фантастике изживают себя повторениями и начинают уступать место экспериментам со стилем. Постмодернистские оттенки имеет проза Нила Геймана , Чайны Мьевиля , Нила Стивенсона , Пола ди Филиппо . Очень популярна юмористическая фэнтези Терри Пратчетта .

Конец XX века — эпоха появления компьютерных игр, а начало XXI века — их расцвета. В огромном количестве игр сюжет строится на основе фантастики — почти в любой игре жанра RPG , значительной части стратегий , шутеров , квестов . Многие игры основаны на вселенных, по которым созданы также книги, фильмы, настольные игры, комиксы, например, Star Wars , Warhammer , Forgotten Realms и Warcraft .

В начале XXI века переживает взлёт популярности жанр супергероики . Фантастические фильмы, основанные на комиксах Marvel и DC о супергероях, выходят каждый год. Они варьируются от чисто развлекательных до более-менее серьёзных и имеющих художественную ценность; так, фильм « Логан » был номинирован на «Оскар» за лучший сценарий, а Хит Леджер получил «Оскар» за роль Джокера в фильме « Тёмный рыцарь ». Особую популярность имеют фильмы киновселенной Marvel о таких героях как Железный человек , сочетающие черты супергероики, научной фантастики, фэнтези и комедии.

Классификация фантастики

Классификация фантастики — это сложный и спорный момент в фантастиковедении. Общепринятая классификация фантастики в настоящее время отсутствует. Проблема классификации связана с нечеткостью самого термина фантастика. Существует два подхода к определению фантастики . Первый подход заключается в том, что фантастику определяют жанром литературы и искусства. Второй подход называет фантастику художественным приемом в литературе и искусстве . Ряд исследователей пытается объединить оба подхода. Например, Ольга Чигиринская в статье «фантастика: выбор жанра, выбор хронотопа» отмечает недостатки обоих подходов и предлагает классифицировать фантастику по сочетанию специфических хронотопов .

Фантастика — жанр в литературе и искусстве

Жанры фантастики

Основная статья: Жанры фантастики

Один из взглядов на фантастику заключается в том, что это литература, дополненная фантастическим допущением . В настоящий момент существуют следующие основные жанры фантастики — научная фантастика , фэнтези , ужасы . Часто также говорят о их разновидностях или «поджанрах» (таких, как альтернативная история , киберпанк или стимпанк ). Фантастические жанры, популярные в прошлом, но редко используемые современными авторами — фантастическое путешествие и утопия .

Формы фантастики

Стилевые и жанровые формы фантастики — гротеск , фантасмагория и феерия  — стали традиционным вспомогательным средством сатиры: от Франсуа Рабле до М. Е. Салтыкова-Щедрина История одного города ») и В. В. Маяковского («Клоп» и «Баня»). Нежанровые разновидности фантастической литературы 20-го века — фантастический реализм , магический реализм .

Фантастика — прием в литературе и искусстве

Применение этого метода классификации началось с проведения границы между «собственно фантастикой» («содержательной фантастикой») и «формальной фантастикой искусства». В первом случае, речь идет о фантастике, как жанре литературы, где фантастическое допущение является структурообразующим принципом. Во втором, речь идет о других жанрах литературы, где фантастическое допущение является вспомогательным элементом раскрытия авторского замысла . В настоящее время фантастика вышла за свои жанровые границы . Фантастика переступает границы не только жанров (например фантастический детектив и юмористическая фантастика ) и родов литературы (например, фантастическая поэзия и фантастическая драматургия ), но и родов искусства (например, фантастическая музыка , кинофантастика , фантастическая живопись ). Поэтому в настоящее время существует два подхода к определению фантастики . Первый традиционный подход заключается в том, что фантастику определяют жанром литературы и искусства. Второй подход называет фантастику художественным приемом или методом в литературе и искусстве . Данный метод заключается в применении особого приема — фантастического допущения. В некоторых источниках фантастику рассматривают в качестве мегажанра , в котором существуют все жанры и все направления с дополнительным элементом иновариантности . По мнению таких авторов, как Громов и Ладыженский (Олди) «фантастика — это литература плюс фантастическое допущение» . По мнению Бориса Стругацкого, введения в произведение элемента необычайного делает фантастику фантастикой . Проблемы типологии фантастического мегажанра были рассмотрены на Всероссийской научной конференции «Фантастика и современное мифотворчество» . Классификация фантастики по приему приведена в книге Георгия Гуревича «Беседы о научной фантастике. Беседа четвёртая: о многообразии фантастики». Ряд исследователей пытается объединить оба подхода. Например, Ольга Чигиринская в статье «фантастика: выбор жанра, выбор хронотопа» отмечает недостатки обоих подходов и предлагает классифицировать фантастику по сочетанию специфических хронотопов .

См. также

Примечания

  1. Генри Лайон Олди . Мастер-класс. Генри Лайон Олди. Фантастическое допущение  // Мир фантастики . — февраль 2008. — № 54 .
  2. Юрий Зубакин. Применение фантастических допущений в курсе «Развитие творческого воображения»
  3. Павел Амнуэль . Магический кристалл фантазии. Алгоритм новых идей?
  4. Лотман Ю. О принципах художественной фантастики   (недоступная ссылка) // Учен. зап. Тарт. гос. ун-та. — 1970. —Вып. 284. — (Тр. по знаковым системам: [Т.] 5), с. 285—287; также Роже Кайуа. В глубь фантастического / Пер. с фр. Наталии Кисловой. — СПб., 2006, особенно с. 110—111.
  5. Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий . « Фантастика — литература! » — О литературе для детей. Вып. 10. — Л.: Детская литература, 1965.
  6. Борис Стругацкий . Что такое фантастика?  — День свершений. — Л.: Советский писатель, 1988
  7. к.ф.н. ЕГУ Подлубнова Ю. С. Метажанры, мегажанры и другие жанровые образования в русской литературе . Доклад. — Ставропольский государственный университет , 4.10.2006
  8. В. С. Мартыненков. О. А. Сысоева. К проблеме функционирования мегажанров в современной массовой литературе
  9. Фантастика / В. С. Муравьев // Большая советская энциклопедия  : [в 30 т.]  / гл. ред. А. М. Прохоров . — 3-е изд. — М.  : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  10. журнал «Мир фантастики». Дмитрий Тарабанов. Альтернативная география
  11. Основную роль при переходе мифологии в фольклор играло нарождение реалистического мировосприятия в форме понятий. Понятия выветривали из мифа его конкретные и прямые смыслы. Это и закладывало основу фольклору, который тщательно воспроизводил все наследие мифологии, понятое, однако, реалистическим мировосприятием. На этой почве одно застывало в виде традиционной формы, другое становилось фантастичным, третье преобразовывалось.

  12. Не нужно понимать этот особый, своеобразный план ни в виде чего-то фантастического, ни в виде исторически-реального. Фантастика рождается поздно, и я в своем месте буду об этом говорить. Хтонический план первобытного мифа ареален, но ничего общего с фантастикой не имеет.

  13. Да, чем шире становится поле видения раннего общества, чем сознание его больше и больше теряет былой характер мифотворчества, тем сильней вторгаются в это сознание элементы реализма и вступают в противоречие с привычными, давно выработанными мифическими образами. От этой встречи двух мировоззрительных методов, от бессознательной их борьбы получается своеобразная амальгама мифического образа с реалистическим наблюдением, в результате чего возникает фантастика.

  14. В фантастических образах зверь может иметь отдельные человеческие черты, а человек — звериные. Фантастическое существо — это помесь тварей. В Египте боги сохранили самую древнюю форму — звериную или полу-звериную; в Вавилоне — фантастическую; у греков более поздняя человекообразная форма, а в Риме много до-личных, аморфных богов. Родовое общество представляет себе действующих лиц, населяющих мир, в виде чудовищ, великанов, карликов, причудливых животных, птиц и рыб. Эти фантастические существа состоят частью из одной породы, частью из другой, но они уже не обходятся и без наружности человека. Любопытно, что все они помимо данной смеси ещё обладают природой металла, дерева, камня и непременно имеют природу космосов — света, огня, воды, земли. Таковы все мифологические лица, прикрытые человечьей наружностью и человечьими повадками, но совершенно антиреальные, фантастические по существу, вроде великана с одним глазом на лбу, Полифема, или металлических прислужниц Гефеста, или какой-нибудь Психеи, утесов-женщин Сциллы и Харибды и сотен других. Трудно сказать, кто они по наружности, боги или люди, звери или стихии, одушевленные или неодушевленные предметы. Они — все вместе, но в отдельности ни то ни се. Эти фантастические существа было бы научней называть полиморфными. Нечего и говорить, что фантастика наружности сопровождается и фантастическими отношениями мифологических лиц, фантастическим ликом всей окружающей действительности.

  15. Генетические связи рассказа с далекими уходами и взиранием на причудливые «чудеса», с дивованием, дали себя знать в том, что древнейшие наррации говорили о хождениях в несуществующие заморские земли, к фантастическим обитателям. Чудеса «потусторонней» страны, «подземной земли» (χθων), обращались в рассказы о далеко лежащих и о необыкновенных странах, об утопических царствах, о небывалых полях и садах, расположенных в «нигде». Таковы повествования древней логографии; в них нет времени, действие в них не развивается. Но таковы повествования и в эпосе, таковы разновидности утопических повествований в форме нарраций-миражей.

  16. Их начало дошло до нас в «Одиссее». Характер этой поэмы по форме — бытовистический (полное соответствие бытовому плану экфраз и развернутых сравнений «Илиады»!), по содержанию — волшебный. Мы называем его «сказочным». В «Одиссее» находятся элементы, которые вполне обнаружатся в средней комедии: поддельный персонаж, призрачные города и обитатели, самозванцы, обманщики, фэакийский мираж, по «виду» схожий с реальностью, видения, представляющие собой визионарные «картины». Волшебство «Одиссеи» — это «чудеса», призрачный и подражающий действительности субъектный мир, как он стал представляться человеку: мифизм принял в новом сознании людей характер «изображения» (είκών) действительности, того, что «схоже», «подобно» ей. Путешествия в далекие заморские страны, призрачные люди и города, чудесные приключения, чары волшебниц, фантастические существа — все это обнаруживает себя в позднейших «правдивых рассказах» и в «изображениях» чудесных стран и чудесных картин, чудесных видений народного театра.

  17. Фантастический характер персонажа и ситуаций оттого и присущ древней комедии, что она сознательно сшибает мифологический образ с понятием. <…> Ничего нет фантастического в том, что гомеровские ахейцы уподоблены осам, но аристофановские афиняне, уподобленные осам или в образе ос, выглядят фантастически, гротескно. Почему? Потому что у Гомера и в трагедии нет понятийно-бытового фона, а в древней комедии он подчеркнут, и все, что ему явно не соответствует, способствует фантастике или смехотворению.

  18. Полякова С. В. «Метаморфозы» или «Золотой осел» Апулея. М., 1988, с. 54.
  19. Жак Ле Гофф . Чудесное на средневековом Западе // Средневековый мир воображаемого / под общ. ред. С.К. Цатуровой. — М. : Издательская группа «Прогресс», 2001. — С. 45. — 440 с.
  20. Боура С.М. . Героическая поэзия = Heroic Poetry. — М. : Новое литературное обозрение , 2002. — 808 с. — ISBN 5-86793-207-9 . . — С. 736.

    Культ чувства находит своё воплощение в неправдоподобных и невероятных сценах, фантастичность и нереальность которых вполне осознается поэтом, но их прелесть призвана отвлечь нас от грубости повседневной жизни. Они не имеют ничего общего с догероическим или шаманским искусством, когда поэт верит в магию и чудеса или, по крайней мере, полагает, что слушатели в них поверят. Чудесное сознательно используется ради удовольствия; потому элемент таинственности, почти полностью отсутствующий в подлинно героических поэмах, вроде «Песни о Роланде», выходит на первый план и, по сути, определяет всю манеру поэтического повествования. Сначала в таких поэмах, как «Рауль де Камбре» и « Гуон Бордоский », героическое и романическое неловко сосуществуют, как если бы поэты, воспитанные в традициях старой школы, чувствовали необходимость делать уступки новым веяниям. Но довольно скоро романное начало одерживает верх и берет бразды правления в свои руки. Воображение читателя захватывают невероятные события, происходящие в отдаленных землях, например на мифическом Востоке, знакомом из преданий об Александре и Аполлонии Тирском. Сюжеты, ранее представлявшие собой прямолинейный рассказ о героических деяниях, перерабатываются в соответствии с новыми запросами, и, как следствие, появляются «Гарен де Монглан» или «Рено де Монтобан» («Четыре сына Эмона»), представляющие собой цепь разнообразных эпизодов, которые не только неправдоподобны сами по себе, но и преисполнены такой тяги к чудесному, что она полностью затмевает традиционное внимание к героическим доблестям. Дух таинственности соединяется с культом любви, и героическая поэма становится романом в стихах.

  21. Михайлов А. Д., Французский героический эпос, М., 1995, с. 233—234.
  22. Поль Зюмтор. Опыт построения средневековой поэтики. СПб., 2002, с. 143.
  23. Елеазар Мелетинский, Введение в историческую поэтику эпоса и романа, М., 1986, с. 196.
  24. Наталья Будур. Арним Людвиг Ахим фон // Сказочная энциклопедия . — М. : « Олма медиа групп », 2005. — С. 26. — 606 с. — ISBN 9785224048182 .
  25. Борис Невский. «То взлет, то посадка… „Твердая“ научная фантастика» . Журнал « Мир фантастики » № 47; июль 2007
  26. Литературная газета. Интервью с главным редактором журнала «Если» А. М. Шалгановым
  27. , с. 74.
  28. Татьяна Чернышёва. Природа фантастики. Монография. Издательство Иркутского университета, Иркутск, 1985.
  29. Дмитрий Злотницкий. «Магия ритма. Фантастическая музыка» . Журнал « Мир фантастики » № 34; июнь 2006
  30. СТАТЬИ МФ: Музыкальный центр — Фантастическая музыка  — рубрика в журнале « Мир фантастики »
  31. Сергей Канунников, Александр Гагинский. «Звуковые миры. Фантастические истории в музыке» . Журнал « Мир фантастики » № 72; август 2009
  32. Дмитрий Злотницкий. «Галерея на книжной полке. Фантастические альбомы» . Журнал « Мир фантастики » № 56; апрель 2008
  33. В. Чумаков. Фантастика и её виды . Вестник Московского университета. — Серия 10: Филология. — М., 1974. — Выпуск 2. — С.68-74.
  34. Кафедра литературы и культурологии ДВГГУ. Всероссийской научной конференции «Фантастика и современное мифотворчество»

Литература

Ссылки

© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок