Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип
Уникальное обозначение: новый Орлеан ( книга Клейтон Мэтьюз )
Обозначение: новый Орлеан
Сущность ⇔ книга
Текст:
Новый Орлеан

Клейтон Мэтьюз

Новый Орлеан

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Глава 1

Новый Орлеан

Бейсн-стрит блюз

Город Лунного серпа, как его еще называют.

Французский квартал: он для Нового Орлеана то же самое, что Монмартр для Парижа, Касба для Алжира.

— Жара, знаете ли. Жарища адская.

Летом относительная влажность достигает семидесяти семи процентов. Пройди всего квартал, и одежду хоть выжимай. Обувь за ночь обрастает плесенью.

— Но вот помереть здесь мне бы не хотелось. Они же всех хоронят поверх земли. Господи прости и помилуй!

— Город мертвых.

— Мокнешь, мокнешь и опять мокнешь! Меня, например, без палки на улицу не выгонишь. Чертов городишко — ниже уровня моря, ты что, не знал? В любой момент поплыть может!

Запах жарящихся кофейных зерен; зеленые бананы и красное дерево прямо с борта судна, только что прибывшего из Центральной Америки, и везде магнолии, распускающийся по ночам жасмин, жимолость и душистые оливы.

— Ежеви-и-и-ика!

Город терпимости.

Кое-кто называет его самым порочным городом во всей Америке.

Излюбленные увеселения новоорлеанцев заключаются в любовных утехах, выпивке, еде и танцах — обычно именно в таком порядке.

Двести пятьдесят лет назад на этом месте было одно только поросшее кипреем болото. Когда в 1803 году Соединенные Штаты выкупили Новый Орлеан у Франции, его население насчитывало десять тысяч.

Сегодня оно превышает миллион.

Книжных магазинов в Новом Орлеане меньше, чем в любом другом городе примерно таких же размеров, и даже лучшие пьесы идут при полупустых залах. Чтение и хождение по театрам отвлекают от других, куда более соблазнительных удовольствий.

Веселый такой городишко.

Если каким-то образом убрать из города гомиков, его население сильно поубавится.

Бербон-стрит.

Бары, ночные клубы и еще бары, некоторые не закрываются никогда.

— За обслуживание не берем, минимальный заказ не устанавливаем!

Город, забывший тревоги и заботы.

Французский квартал кишит шлюхами, в том числе и мужского пола, мелкими жуликами, наркоманами, бродягами, пьяницами, туристами. И архитектурно такой же красивый, как любой район любого города мира.

Старая река.

«Горестная река» — во всех песнях. Миссисипи.

Джамбалая, пирог с раками, креольский суп из стручков бамии, помпано en papiliote (Марк Твен однажды сказал: «Упоительна, как наименее греховная форма порока»); устрицы на створках, то есть устрицы по-рокфеллеровски, придуманы в Новом Орлеане. У «Антуана», конечно, где же еще?

Музыка.

«Похороны под джаз».

Джаз родился здесь. Но борделей и притонов на Бейсн-стрит уже нет — Сторивиль был закрыт в 1917 году.

Кое-какой джаз в стиле диксиленд можно услышать во Французском квартале еще и сегодня — приманка для гуристов в заведениях вдоль Бербон-стрит.

Неплохой, может быть, джаз, но не в первопроходческих традициях Джелли Ролла Мортона, Банка Джонстона, Кида Ори, Сачмо, он же — Луи Армстронг, Папы Селестина — список этот нескончаем, как сама музыка.

Кто же сможет забыть такие вещи, как «О, неужели он не нагулялся», «Острая штучка», «Билл Бейли, вернись, пожалуйста, домой» и «Хорошего человека днем с огнем не сыщешь»?

Марди-Гра, вторник на масленице.

— Подайте хоть что-нибудь, мистер. Умоляю, мистер!

Изобильный вторник.

Пик года в Новом Орлеане приходится отнюдь не на Рождество и даже не на новогоднюю ночь, а именно на этот день, на последний день масленицы.

Балы в несметном множестве, день и ночь парады — да все, что только душа пожелает.

Король Рекс, повелевающий; король Комус — растлевающий.

Для многих, в том числе и для самих его жителей, Новый Орлеан и есть олицетворение Марди-Гра.

Если я вдруг перестану любить,

Ноги у рыбок станут расти,

И яйца коровы будут нести,

Если я вдруг перестану любить.

Скорбная среда.

Утро «после того», о котором Ринг Ларднер — писатель-сатирик однажды сказал: «Чувствую себя, как Рекс в состоянии Комуса».

— Милый?

— Что?

— Сам знаешь — что, Мартин Сент-Клауд! Прекрасно знаешь — что! Черт бы тебя побрал!

Сенатор Мартин Сент-Клауд сжал ладонью ее лобок и принялся поглаживать его круговыми движениями. Одри приподняла ягодицы, крепче прижимаясь к его руке.

— Давай, папуля, давай!

Рука сенатора замерла.

— Знаешь, когда ты так говоришь, — я всегда задумываюсь…

Она вскинула голову и уставилась на него злым взглядом.

— О чем же это?

— Когда ты зовешь меня папулей, невольно приходит в голову: а не воображаешь ли ты, что трахаешься со своим папочкой? Психоаналитики утверждают, что многие девочки испытывают к своим отцам кровосмесительную тягу…

Она замахнулась с явным намерением отвесить ему оплеуху, но сенатор увернулся и, ухмыляясь, ввел палец в ее влагалище, раскрытое, мокрое и горячее.

Одри напряглась и окаменела, вскрикнув:

— Давай же, будь ты проклят, и прекрати эту чушь насчет психоанализа! Давай скорее!

Давно приведенный искусными манипуляциями Одри в состояние полной готовности, Мартин устроился на ней поудобнее. Она направляла в себя его член умелыми движениями. Войти в нее оказалось так же легко и естественно, как дышать. Одним движением он проник в самую ее глубь. Они столкнулись, словно ослепленные ненавистью соперники.

Намеренно растянутая прелюдия ласк ускорила события, и они одновременно достигли кульминации с головокружительной быстротой, испытав ощущение, как от внезапного взрыва.

Они прильнули друг к другу. Одри яростно стиснула его дрожащими руками, ее хриплое дыхание обдало ему ухо. Через минуту ее объятия ослабли, и Мартин перекатился на спину, стараясь умерить отчаянное сердцебиение.

Одри шевельнулась.

— Для стареющего сенатора у тебя неплохо получается…

— Что значит для стареющего? — притворно оскорбился Мартин.

У нее вырвался сдавленный смешок. Этот звук иногда напоминал Мартину тявканье пуделя.

— Ну… время от времени я замечаю признаки… увядания… или опадания… Разве это не симптом старости?

На этот раз она расхохоталась от души и во все горло, и смех ее прозвучал более чем непристойно.

Она уже предусмотрительно отодвигалась от него и спрыгнула с кровати с обманчивой и грациозной стремительностью кошки, так что Мартин, нацелившийся шутливо шлепнуть ее по соблазнительному заду, промазал как минимум на фут.

Когда Одри Фейн поворачивалась спиной, становилось заметно, что она слегка кривонога, однако это нисколько не умаляло ее очарования, напротив, лишь добавляло привлекательности.

Мартин потянулся к ларцу, стоявшему на ночном столике, и достал из него сигару. Обрезав кончик, он старательно раскурил ее и вдохнул крепкий ароматный дым. Сигары были кубинские. Он имел возможность доставать несколько коробок в год через Женеву, откуда они поступали в Соединенные Штаты в немаркированной упаковке. Он испытывал некоторые угрызения совести, поскольку понимал, что любой из его противников мог бы сделать себе политический капитал на том факте, что сенатор США Мартин Сент-Клауд курит контрабандные сигары с Кубы.

А с другой стороны, криво усмехнулся он про себя, существует еще пара-тройка таких вещей, узнать о которых оппозиции было бы куда радостнее.

Его роман с Одри Фейн, к примеру.

Человек — пленник своих страстей, мелькнуло у него в голове; мысль, конечно, не очень оригинальная, но в его случае как нельзя к месту.

Ворвавшийся в комнату с Бербон-стрит оглушающий шум заставил Мартина вскинуть голову и насторожиться. Спустив длинные ноги с кровати, он накинул халат, распахнул створки французского окна и вышел на балкон.

Квартира окнами выходила на Бербон-стрит. Принадлежала она, конечно, Одри. И хотя та снимала квартиру на весь год, пользовалась ею нечасто — за исключением последних дней масленицы. Богемная атмосфера Французского квартала была для новоорлеанца из высшего общества достаточно пикантной, чтобы побродить по нему скуки ради. Но постоянно жить здесь? Нет, Боже упаси!

Хотя Одри пошла на значительные расходы, обустраивая квартиру по своему вкусу, очень немногим было известно, что снимает ее именно она. Этого не знал даже ее отец.

— Но ведь иметь здесь квартирку на масленицу стоит того, — как-то заявила она Мартину. — Можно смотреть парады прямо с балкона, со всеми удобствами. К тому же я могу себе это позволить.

Что правда, то правда. Ее отец. Рексфорд Фейн, происходил из старинной семьи новоорлеанских богачей и был, вероятно, самым состоятельным в городе: одним из первых ведущей десятки, это уж точно. Помимо этого, единственное замужество Одри (ее супруг наложил на себя руки в день первой годовщины их свадьбы) принесло ей миллион унаследованных денег.

Квартира была весьма удобна для свиданий. Мартин давно потерял счет Их совокуплениям на круглой кровати королевских размеров — такой огромной, что Одри пришлось выложить долларов восемьсот, за аренду вертолета, чтобы поднять кровать до уровня французских окон, через которые ее и протащили в спальню.

Мартин, попыхивая гаванской сигарой и переступая мерзнущими на каменном полу босыми ногами, стоял на балконе и смотрел на приближавшийся по Бербон-стрит парад. Чугунная решетка балконного ограждения бросала кружевную тень на залитую солнцем улицу четырьмя этажами ниже.

«Здоровый мужик» — такое определение можно было дать Мартину Сент-Клауду. Широкоплечий, узкобедрый, рост за метр восемьдесят, вес около восьмидесяти пяти килограммов, ни капельки лишнего жира — держать форму помогали физические упражнения дважды в неделю (гимнастика и немного гандбола) и гольф по воскресеньям. Такого режима он твердо придерживался даже тогда, когда бывал в «городе Вашингтоне», — знаток американской истории, он тем не менее однажды оговорился, нечаянно назвав столицу нации «городом», хотя так было не принято. Сейчас он проводил там большую часть своего времени.

Мартин был смуглым, темноволосым, с горячими карими глазами; в жилах его предков текла отнюдь не малая толика креольской крови. Большой рот, блистательная улыбка, которая и перед телекамерой не казалась деланной. Он был бы красавцем, если бы не криво сросшийся нос, который он дважды ломал в университете Лос-Анджелеса на пути к завоеванию места защитника в национальной сборной по футболу.

Авангард парада уже проходил под балконом.

В этот воскресный полдень — он пожертвовал своим обычным гольфом ради приятных минут с Одри — шествие было немноголюдным. Всего-то с полдюжины платформ, но участники с лихвой компенсировали свою малочисленность шумностью, энтузиазмом и весельем. Мартин в течение нескольких минут пытался определить, чему посвящен этот парад. И в конечном итоге решил, что он имеет какое-то отношение к истории Англии.

Влекомые мини-тракторами платформы везли на себе декорации из папье-маше, воспроизводящие сцены из британской истории средних веков. Одна из них привлекла особое внимание Мартина. Она изображала казнь Марии Стюарт, королевы шотландцев.

Топор был невообразимого размера, по меньшей мере раз в десять больше, нежели сам прототип, а кровь пятнала всю платформу, которую, видимо, долго и старательно поливали с этой целью краской.

Имитация крови выглядела достаточно натурально. По правде говоря, она выглядела чертовски реалистично, и Мартин невольно поежился, вспоминая совсем другую процессию и совсем другое, не столь отдаленное во времени, убийство в Далласе тридцать пятого президента США Джона Кеннеди.

Его настроение внезапно переменилось, он рассмеялся, заметив одного из участников парада, шагающего по улице в полном ковбойском облачении — сапоги, кожаные штаны, мягкая широкополая шляпа, — который, вероятно, и вызвал из подсознания воспоминания о Далласе. Сейчас этот тип прошел под балконом, в связи с чем Мартин и разразился громким смехом. Ковбойский костюм оказался на самом деле фальшивым фасадом. Со спины удаляющийся размашистым шагом субъект был гол, как Адам до изобретения фигового листка. Единственной полноценной принадлежностью его гардероба были сапоги. Мартин прищурился, жалея, что не захватил бинокль, который Одри, заядлая любительница шествий, всегда держала под рукой. Отсюда он не мог разглядеть, свисают ли между ног голого субъекта гениталии. Возможно, впрочем, тот был в плавках.

Либо — с учетом тех обстоятельств, что по нынешним временам парня от девушки не отличить, а на масленицу можно ожидать чего угодно, — персонаж и вовсе не принадлежал к мужскому полу.

— Что тебя так рассмешило, сенатор?

— Ты только посмотри на этого голозадого шутника.

Мартин указал вниз кивком головы, и Одри, бросив беглый взгляд на полуодетого ковбоя, равнодушно пожала плечами. Она изучающе осмотрела парад профессиональным глазом искушенного наблюдателя праздничных шествий. И, еще раз пожав плечами, отвергла этот парад как не заслуживающий внимания. Она обернулась к Мартину.

К этому моменту она была уже одета в мини-платье под цвет ее желтовато-зеленых глаз, на ногах белые сапоги. Однако Мартин не был бы так уж и потрясен, если бы она вышла к нему нагой. В прошлом году, в такой же вот последний день масленицы он с этого самого балкона наблюдал, как прямо напротив разгуливает абсолютно голая женщина лет шестидесяти. Это произошло неделю спустя после начала их романа.

— Никак не пойму, почему ты отказываешься изображать короля Рекса на нынешнем параде, — произнесла Одри. — Папа же просил тебя, а ведь он возглавляет свиту Рекса.

— Одри, ты же сама знаешь, что роль короля Рекса надлежит исполнять местному бизнесмену, а не политику.

— На этот счет нет никаких твердых правил, — возразила Одри, поджимая пухлые губки. — Да если бы и были, тоже не имеет значения. Как папочка скажет, так и будет.

Мартин даже крякнул про себя. От этого «папочки» его порой просто мутило.

— Я же участвую в параде, — буркнул он.

— Это не одно и то же. На самой рядовой платформе, даже без маски… Тьфу!

— В маске меня не узнают. А мне ведь скоро переизбираться, малышка, предварительное голосование на носу. Если я буду изображать Рекса, — он усмехнулся, — никто об этом и не догадается. Тебе ведь известно, что личность того, кто играет короля Рекса, хранится в тайне до выхода утренних газет.

— Ну ладно, ладно! Ты, как всегда, чертовски логичен! — Она шутливо шлепнула его, демонстрируя свойственную ей внезапную смену настроения. — А знаешь, что говорят северяне о сенаторах с Юга? Что они настоящие подстрекатели, спекулируют на чувствах толпы, играют на струнах души… Мартин, — она вновь стала серьезной, — но ты ведь пойдешь сегодня вечером на папин бал?

— Отвергнуть приглашение на бал Рексфорда Фейна? Конечно, буду. Кстати, вспомнил, надо же позвонить Ракель… Он двинулся было к балконной двери, но Одри окликнула его, и Мартин остановился на полпути.

— Да?

— Ты больше не думал о том, чтобы попросить у нее развод?

— Какого черта, Одри! — взорвался он. — Я сенатор США от штата Луизиана! Да любой нью-йоркский сенатор и то двадцать раз подумает, прежде чем разводиться!

Первая попытка окончилась неудачей за минуту и четыре секунды до окончания игры.

Шел матч за кубок профессионалов: сборная Национальной футбольной лиги вела со счетом 24:20.

Мяч у сборной Американской футбольной лиги, но для победы ей еще нужно завести его в зону.

Их нападающий, присев на корточки за центровым, протяжно выкрикивал команды.

Из гомонящей толпы болельщиков взметнулся вопль:

— Держи их, Когти!

Высоченный защитник по прозвищу Медвежьи Когти пропустил этот выкрик мимо ушей все его внимание было сосредоточено на нападающем. Тот поймал мяч, крутнулся на одной ноге и ткнул» его в живот своему полузащитнику. Игроки в схватке ринулись друг на друга, глухо ухнули сталкивающиеся наплечники. Полузащитник взвился в высоком прыжке, и Медвежьи Когти встретил его грудь в грудь еще в воздухе.

Атака сорвана. Вторая попытка оказалась опять безрезультатной: оставалось играть еще пятьдесят четыре секунды Нападающий соперников взял таймayт. Среди сбившихся в кучку игроков обороняющейся команды защитник бормотал одно и то же:

— Будет пас, пас! Следите за краями!

Время! Нападающий получил мяч, сделал ложное движение к линии и отпрыгнул назад Мощным броском он послал мяч на левый край. В последний момент свободный защитник, вытянувшись в струнку, сумел дотянуться до мяча и изменить направление его полета.

Третья попытка! Времени остается все меньше.

Игроки обороняющейся команды неторопливо, нога за ногу, расходились по своим местам Медвежьи Когти стоял прямо напротив нападающего соперников. Он оскалил зубы в противной ухмылке и окликнул его:

— Эй! А игрочишка ты дерьмовый, совсем дерьмовый!

Медвежьи Когти заводил его этой дразнилкой весь матч. Нападающий изобретательностью не блистал, играл строго по привычной схеме.

Поэтому игра возобновилась именно так, как ожидал Медвежьи Когти. Перед левым полузащитником на миг образовалось свободное пространство, и Медвежьи Когти тут же бросился на него и, зажав извивающегося соперника в могучих объятиях, свалил на землю Какой-то ярд они все-таки отвоевали.


Четвертая попытка.

Сборная Американской футбольной лиги вновь взяла тайм-аут, и их нападающий поспешно засеменил журавлиными ногами к стоящему у боковой линии тренеру.

Защитник заметил, что его тренер тоже машет руками, подзывая его к себе. Медвежьи Когти, однако, игнорировал эту жестикуляцию и опустился на колено среди своих игроков. Последняя попытка, разница всего четыре очка, время уходит — соперники могли предпринять только одно.

Это любому идиоту ясно.

Обводя взглядом обернувшиеся к нему лица, он убежденно заявил:

— Да в пас они будут играть, куда им деться! Скорее всего через крайнего в центр. Вышибем из него дух вон!

Время. Нападающий опустился на корточки за центровым и принялся выкрикивать команды. Медвежьи Когти невозмутимо вышагивал в ярде от схватки. Нападающий растерялся. Его недоуменный взгляд неотрывно следовал за прогуливающимся взад-вперед защитником.

В момент вбрасывания Медвежьи Когти, не сводя глаз с крайнего нападающего, рванулся к своим воротам. Здоровенный крайний потерял пару секунд. наткнувшись на соперников, но сумел прорваться сквозь них двумя короткими прыжками и по. — плавной кривой устремился к воротам.

Медвежьи Когти рискнул все же обернуться на бегу и бросить взгляд на нападающего: так и есть, сильно посланный мяч лечит в его направлении по низкой траектории.

Медвежьи Когти одним рывком обогнал крайнего нападающего и перехватил мяч в воздухе. Путь к воротам соперников был свободен, лишь тощий их нападающий оставался единственным, кто мог ему помешать. Медвежьи Когти прикинул, что, смог бы, наверное, пробежаться всего-то девяносто восемь ярдов и занести мяч в зону…

Но к чему пыхтеть и потеть? Игра сделана.

Он поднял мяч высоко над головой. А потом, растянув в злорадной ухмылке рот до ушей, уселся на него.

Толпа болельщиков разразилась хохотом и победными воплями. И начала скандировать:

— Когти! Опять он их уделал! Когти! Опять он их уделал!

— Брет! Да что с тобой? Зову, зову…

Вздрогнув, Брет Клоусон вернулся к действительности. Прислонившись плечом к штанге футбольных ворот, он разглядывал белокурую девушку, энергично шагавшую к нему через все поле.

— Прости, Лина, — смущенно произнес он. — Старые футболисты не умирают, они просто растворяются в воспоминаниях о былой славе.

И все же тот матч за кубок профессионалов происходил не в столь далеком прошлом. Они сыграли его всего две недели назад, и этот самый стадион стал свидетелем великого взлета Брета Клоусона. Да, для «Сейнтс», его команды, сезон выдался неудачным, но сам Брет был признан лучшим защитником среди профессионалов, стал участником кубковой игры, и в тот воскресный день пережил, наверное, самый звездный час во всей своей долгой футбольной карьере. Всего две недели назад.

Девушка встала рядом с ним. В руке она держала дипломат, в котором, как было известно Брету, находились диктофон, несколько блокнотов и прочие неизбежные атрибуты журналиста.

Лина Маршалл в свои двадцать шесть была не самой красивой из женщин, когда-либо встречавшихся Брету. Однако у нее были свои сильные стороны.

Это уже совершенно определенно. Миниатюрная, она весила не больше мокрого полотенца. Брету иногда приходило в голову, что, если бы он встал на весы, а потом взял Лину на руки, их стрелка даже и не подумала бы отклониться.

Но фигурка у нее неплохая, а карие глаза были теплыми и ласковыми, как у лани. Возможно, поэтому она старательно прятала их за строгими очками в черной роговой оправе. Узкое подвижное лицо, очень живое, излучало энергию. Брет также знал, что ум у нее острее, чем игла шприца, которую ему вонзали в больное колено перед каждой игрой.

Лина Маршалл была спортивной журналисткой, прости Господи!

Когда Брета познакомили с ней, он ей не поверил:

— Спортивный журналист в юбке? Это что, новый финт в борьбе за женское равноправие?

— Ну, если не быть женоненавистником в принципе, можете найти хотя бы одну причину, по которой женщина не может писать о спорте?

— Ага, одну могу назвать с ходу. Признайтесь, что хоть раз играли в футбол, и я сдаюсь.

— Ваша правда, в футбол я никогда не играла — так же как и подавляющее большинство моих коллег мужского пола. Но отец у меня всю жизнь тренировал футбольные команды: в средней школе, в колледже, четыре года он работал с дублем «Игле».

— Вон оно что! То-то «Игле» с последних мест в лиге не вылезает…

— Можно подумать, что ваша «Сейнтс» лучше?

— Здесь вы правы.

— Значит, мне можно доверять?

Доверять Лине было действительно можно. Через неделю после их знакомства Брет убедился, что она изумительно глубоко понимает спорт. Все виды спорта. Но профессиональный футбол особенно.

Она получила задание написать статью о Брете Клоусоне, лучшем защитнике среди профессионалов, для престижного общенационального спортивного журнала.

Замявшись, он все же спросил:

— Ты можешь… как бы это лучше сказать… передать вот это ощущение стадиона?

— Еще как! — Она склонила голову к плечу (Брет уже начал привыкать к этой ее манере) и прищурила глаз, словно смотрела через объектив фотоаппарата.

— Когда я увидела, как ты стоишь здесь, без всяких там наколенников и наплечников, один-одинешенек под перекладиной ворот среди пустого стадиона… Впервые пожалела, что нет с собой камеры… Мог бы получиться потрясный снимок, с таким, знаешь, настроением. Могучего, крутого защитника по прозвищу Медвежьи Когти, подумать , только, застали в приступе ностальгии. Сомневаюсь, правда, чтобы такое фото напечатали…

Брет усмехнулся:

— Слишком высокохудожественно для всякой деревенщины, так?

— Что-то в этом роде. Вообще говоря, на снимках всем больше нравятся острые моменты игры.

— Ты как, насмотрелась? — Брет вновь окинул взглядом стадион.

Солнце уже зашло за трибуны, и их накрыла круглая, словно тарелка, тень с острыми, как у вскрытой жестяной банки, краями. Внезапно Брета пробрала дрожь.

— А знаешь, когда тоска по прошлому проходит, в пустом стадионе появляется что-то даже пугающее…

Пойдем-ка выпьем где-нибудь.

— Брет… — Она потянула его за рукав. — Пару минут назад я звонила к себе в гостиницу. Там для меня оставили сообщение… Приглашение нам с тобой на бал Рексфорда Фейна сегодня вечером. Я согласилась… за нас обоих. Надеюсь, ты не возражаешь?

— О черт, Лина! Ты же знаешь, все эти светские тусовки не по мне.

— Но я впервые в Новом Орлеане, Брет. Масленица, балы, парады… Я же должна все увидеть… Можно, конечно, пойти одной, но… Брет, ну пожалуйста!

Она совсем по-детски надула губы, нарочитость этой пикантной гримаски была столь явной, что Брет не удержался от смеха. Она оживилась и бросила на него лукавый взгляд.

— А ты знаешь, кто еще будет на балу у Фейна?

Сегодня в газете вычитала…

— Давай, давай, женщина, не томи. Кто?

— Сенатор США Мартин Сент-Клауд.

— Ого! Это меняет дело!

— Я так и думала.

— Тогда пошли, женщина. Как насчет рюмочки у Арно в Карнавальном зале? Там ты сможешь увидеть все бальные платья, в которых женщины приходили к Арно за последние пятьдесят лет. Потом к Адаму, съедим ребрышки. В самом центре Французского квартала. Сможешь, значит, рассмотреть Новый Орлеан, так сказать, в разрезе.

— Пойдет. И, как здесь водится, ужин «У Антуана»?

— Ну нет, слишком изысканно на мой вкус. Мне бы отбивную посочнее да ребрышки…

Глава 2

Эндоу у себя в спальне читал старый номер новоорлеанской «Стейтс-айтем». На внутренней странице он нашел заметку, привлекшую его особое внимание:

«Сенатор США Мартин Сент-Клауд, выступая вчера на завтраке в местной Торговой палате, высказался по поводу насилия, к которому сегодня призывают лидеры движения за права негров. Осуждая, в основном, такое насилие, сенатор Сент-Клауд добавил: «Я, однако, могу понять разочарование чернокожих медленными темпами, с которыми они в нашем демократическом обществе добиваются своих законных привилегий. Они считают, что акты насилия, даже погромы и убийства, являются вынужденной необходимостью. Это может породить к ним отвращение и ненависть белой общины, но по крайней мере их начнут замечать. Они также утверждают, что мирным путем они никогда бы не добились тех прав, что завоевали за несколько прошлых лет. Я, безусловно, не приветствую подобные убеждения, но могу тем не менее понять ход их мыслей. Несмотря на то что нам всем претят эти акты насилия сторонников движения за права нефов, мне думается, мы обязаны предпринял, нечто большее, нежели одно их осуждение.

Думается, мы должны найти такое решение проблемы, чтобы насилие перестало быть необходимостью…»

Память его заработала. Эндоу, отложив газету, стал искать более поздний выпуск. Торопливо пролистав его, он нашел колонку светской хроники и пробежал взглядом абзац в ее середине: «Сенатор Мартин Сент-Клауд с семьей прибыл в Новый Орлеан на масленицу. Сенатор собирается принять участие в параде короля Рекса, который состоится во вторник. Он и его очаровательная супруга Ракель также будут присутствовать на балу у Фейна вечером ближайшего воскресенья…»

Эндоу отбросил и эту газету и достал из-под кровати небольшой чемоданчик. Потряс связкой ключей, выбрал нужный и открыл замок. В чемоданчике хранились бухгалтерские гроссбухи, которые Эндоу про себя именовал своими дневниками. Чемоданчик таил еще один предмет: особый полицейский пистолет 38-го калибра. Он тронул пистолет короткими огрубевшими пальцами. И ощутил, как от этого прикосновения к оружию его руку до самого плеча будто пронзило электрическим током. Он нежно погладил пистолет, как приласкал бы любимого щеночка. Наконец он взял самый верхний дневник. Затем тщательно запер чемоданчик и задвинул его под кровать.

Не вставая с нее, Эндоу открыл дневник. Совсем новый: записи в нем только-только начались. Уложив его на костлявые колени, Эндоу стал выводить тупым изжеванным карандашом невероятно корявые неразборчивые каракули:

«Этот человек, этот сенатор США Сент-Клауд, — как раз то, что мне нужно. Он из тех, кто губит нашу когда-то великую страну. Заступается за черномазых, а они мечтают нас всех урыть. Только посмотрите, что он заявил в газете. Ему очень хочется, чтобы черномазые захватили власть и правили нашей страной.

Но он еще хуже, чем остальные, чем те двое, куда хуже. Он еще и развратник. Читал, читал, как его разоблачили перед всеми в той газете, где было все написано черным по белому. Женатый, чудесные детишки, а он все равно за другими юбками бегает?. Как сказано в Библии, что посеешь, то и пожнешь. , Читал, что он полукровка. Креольская кровь в нем, было написано. Та же самая, что у черномазых.

Да, Сент-Клауд — это то, что мне нужно. Я должен спасти от него нашу страну. И лучше, чем здесь, места не найти. Именно в городе разврата, пьяниц, шлюх и сутенеров, именно во время парада сексуальных и алкогольных излишеств.

В газете написано, что он собирается быть на балу у Фейна сегодня вечером. Я тоже должен находиться где-нибудь там поблизости. Должен увидеть его лично. На снимках он не всегда похож…»

— Френ! Френ, иди скорее и посмотри!

Вздрогнув, Эндоу захлопнул гроссбух и поспешно засунул его под подушку.

— Минутку, детка! — громко откликнулся он.

Взглянув в окно, выходящее на запад, он отметил, что солнце почти зашло. Если он хочет успеть сегодня потренироваться, надо поторопиться. А тренировка ему просто необходима: стрелял он из пистолета пока не очень верно. И времени у него осталось всего два дня.

Охваченный нетерпением, Эндоу вытащил чемоданчик из-под кровати, достал пистолет и заткнул его за пояс. Опять запер чемоданчик и задвинул его подальше от чужих глаз.

Собрав газеты, он прошел к чулану и положил их на самую верхнюю полку. Он снял с крючка куртку и оделся, внимательно осмотрев свое отражение в зеркале. Спрятанный под полой пистолет был практически незаметен.

Эндоу был из тех неприметных людей, что легко растворяются в толпе. Карие глаза, каштановые волосы, которые, когда ему стукнуло пятьдесят, сильно поредели. Тощий, весь какой-то разболтанный, как потрепанное ветрами чучело. Мертвенно-бледная кожа и вечный «траур» под обломанными ногтями на коротких, словно расплющенных пальцах.

Бросив последний взгляд в зеркало, он повернулся и подпрыгивающей походкой направился в комнату.

— Ты где, Стелл?

— Здесь я, милый. На балконе. Опоздал ты, парад уже прошел.

— Парадами я не интересуюсь, ты же сама знаешь. Давай-ка лучше обратно в комнату, а то замерзнешь.

Эстелл Эндоу въехала в комнату в инвалидном кресле. За зажатой в ее губах сигаретой тянулся табачный дымок. Она, хотя и была всего на год моложе Эндоу, сохранила копну жестких рыжих кудрей. Блестящие, как у птицы, темные глаза, отечное, под толстым слоем косметики, лицо. Она была парализована: нижняя часть тела недвижна и беспомощна. Выше пояса Эстелл была немыслимо, чудовищно тучной.

Эндоу ласково заулыбался.

— Понравился парад, детка?

— Ого, еще бы! — ответила она пронзительно высоким голосом. — Так забавно! Просто счастье, что мы сюда переехали!

— Вот и хорошо. — Он наклонился поцеловать ее, предусмотрительно встав вполоборота, чтобы она случайно не коснулась пистолета. — Я выйду на пару часов. Потерпишь с ужином?

— Да я сама себе приготовлю, если захочу.

— А вот этого как раз не надо. Вернусь и все сделаю. Принесу тебе мятного мороженого на десерт.

Хочешь, любовь моя?

— Еще бы! — Она кокетливо улыбнулась. — Ты так добр ко мне, Френ.

— А как же иначе? Ты ведь мое сокровище. А теперь включи телевизор. Постараюсь вернуться как можно скорее.

— Обо мне не беспокойся, все будет в порядке.

Эстелл Эндоу еще долго после того, как закрылась дверь за ее мужем, продолжала смотреть на нее с влюбленной улыбкой.

Милый, милый Френ! Он так заботлив и добр к ней, ухаживает за ней вот уже десять лет, с того самого дня, как произошел тот несчастный случай.

И как он ненавидит свое имя Френсис Не любит даже, когда она называет ею Френом. Сам он пишет свое имя Ф Эндоу — без точки. Из-за этого, конечно, могли бы возникать трудности с чеками, но вот только банковского счета у них нет.

Пожелтевшими от никотина пальцами Эстелл пошарила в карманах в поисках сигарет, но ни одной не обнаружила. Пытливым взглядом она обследовала всю тесно заставленную крошечную гостиную. Здесь сигарет нет.

Может быть, в спальне?

Она покатила неповоротливое кресло по дощатому полу — они всегда снимали квартиру без ковров.

В спальне она направилась к комоду и, порывшись в среднем ящике, нашла пачку сигарет. Закурив, выдохнула к потолку густое облако дыма.

Оглядела комнату. Френ такой аккуратист — все в безупречном порядке. Сколько меблирашек ни меняли, они у него всегда вымыты и вылизаны до блеска.

Ее взгляд остановился на двуспальной кровати.

Бедняжка Френ. Тяжелый вздох всколыхнул ее необъятную грудь. После несчастного случая они перестали спать вместе. Какой уж там секс, она к этому не способна. Френ ни разу не пожаловался, не упрекнул — ни словом, ни жестом. Она частенько задумывалась, не было ли у него других женщин, которые ищут знакомств в барах, или просто шлюх. Но по барам Френ никогда не ходил, а торгующих своим телом женщин презирал. Называл их подделками размалеванными и шлюхами вавилонскими. От этих словечек Эстелл всегда разбирал смех.

Заметив сдвинутую смятую подушку, она нахмурилась. Не похоже на Френа, он так придирчиво следит за порядком в доме. Конечно, под ногтями у него всегда эта жирная грязь, но если целый день возишься со сломанными автомобилями…

Она подкатила кресло к кровати и начала взбивать подушку. И вдруг увидела под ней гроссбух.

Открыв его, она узнала корявый почерк Френа.

И жадно принялась читать.

Эбон никогда не оставался на одном месте подолгу. Даже если его стукач в новоорлеанской полиции не предупреждал о предстоящем налете настырных легавых, он никогда не оставался на одном месте более двух недель. Формально штаб-квартира «Лиги чернокожих за свободу сегодня» располагалась во Французском квартале, но настоящая штаб-квартира оказывалась там, где в данный момент проживал Эбон. Он был основателем, духовным вождем, повелителем и властелином Лиги.

В настоящее время Эбон снимал две комнаты на Берганди-стрит, в двух кварталах от официальной штаб-квартиры. Двухэтажный дом был старым и обветшалым; принадлежал он двум вдовам, которые жили на первом этаже и были такими праведницами и придирами, какими только могут быть две седовласые старухи. Но они были также глухими и полуслепыми. К тому же квартира Эбона располагала тремя входами и выходами: через окно спальни и по крыше; через заднюю дверь и заросший бурьяном двор в укромный проулок; по лестнице вниз и через парадное на улицу. Последним путем Эбон никогда не пользовался сам и своим соратникам строго-настрого наказал всегда приходить и уходить только проулком.

Сейчас Эбон в полной неподвижности, как каменный идол, сидел в сгущающейся темноте и ждал двух своих людей.

Каждый четвертый житель Нового Орлеана при-. надлежит к чернокожим. Чистокровные негры, однако, из-за происходившего с самых первых дней рабовладения смешения рас представляют собой крайнюю редкость. Мулаты до начала двадцатого века пользовались особыми привилегиями — их даже называли не неграми, а цветными. Они были свободны — когда у рабовладельца появлялось дитя от чернокожей рабыни, ей в большинстве случаев даровалась свобода, чтобы ребенок тоже считался свободным. Мулаты в Новом Орлеане передвигались совершенно беспрепятственно, численность их быстро возрастала; многие стали богатыми и влиятельными людьми. Класс мулатов, более многочисленный в Новом Орлеане, нежели в любом другом городе Юга, не ощущал на себе расовых предрассудков в сколь-нибудь значительной степени вплоть до начала 1900-х годов, когда были приняты законы, которые не делали различий между негром и мулатом.

Эбон был чернее дегтя. Так черен, что при определенном освещении его кожа казалась синей. Он неимоверно гордился этим и не сомневался, что в его родословной нет ни капельки белой крови: как-то на досуге он проследил историю своей семьи вплоть до прибытия судна с рабами из Африки.

Некогда Эбона звали Линкольном Карвером, но еще в юности он отказался от этого имени, поскольку оно слишком сильно отдавало смиренным духом старого Тома из романа Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». Пусть шестнадцатому президенту США Аврааму Линкольну приписывают освобождение братьев Эбона по крови. Но что он потом-то для них сделал?

А этот Вашингтон Карвер? Вылитый дядя Том!

Отсюда, значит, следует, что он будет зваться Эбоном. Черный по цвету кожи, черный (как смоль, если переводить с английского) по имени.

— Эбон?

Сисси появилась в дверном проеме в коротенькой ночной рубашонке, не скрывавшей заросшего завитками волос лобка. Кожа у нее была черной. Почти такой же черной, как у Эбона. Ее прическа напоминала венчавший голову буйный пчелиный рой.

— Не терпится, сучка? — рявкнул он. — Сказал же, у меня дела. Давай живо затолкай свою черную задницу обратно в спальню, пока не освобожусь. — Внезапно он ухмыльнулся. — И прикрой мохнатку-то… Если попадешься Эмберу на глаза в таком виде, он так разволнуется, что его аж в жар бросит.

Сисси ретировалась в спальню, а Эбон поднялся на ноги и потянулся, грудь его сотряс громогласный хохот, как только он подумал о том, что Эмбера бросит в жар при виде голой мохнатки. Он подошел к окну — верзила за негр девяносто в черном тренировочном костюме. В свои тридцать лет Эбон являл собой физически превосходный экземпляр и походил на атлета, возможно, футболиста. Футболистом он был в колледже — и очень хорошим. Когда он бросил учебу за год до окончания, профессиональный клуб предложил ему щедрый контракт, но для Эбона такая карьера интереса не представляла. Это был не его путь.

Прическу в стиле «афро» он не носил, голова его была обрита наголо. Он считал, что это придает ему зловещий вид, какового эффекта он и добивался. Если его внешность пугает белых, это же хорошо. Если его боится даже кое-кто из своих, еще лучше.

Стоя у окна, он разглядывал заросший двор и проулок. Через минуту он заметил пробирающихся к дому Эмбера и Грина. Эбон смотрел, как они зашли во двор, и продолжал наблюдать еще некоторое время, чтобы убедиться, что за ними нет слежки. Этой давней привычке он не изменял никогда.

Потом он отошел от окна, устроился за стоявшим в центре комнаты столом и стал ждать. Через минуту до него донеслись приглушенные голоса;

Сисси впустила их с черного хода. Он не проронил ни слова, пока они входили и усаживались за столом напротив него.

Эбон служил в армии, почти полтора года он воевал во Вьетнаме. Вокруг грязь, зной и смерть, а он вернулся на гражданку без единой царапины. Когда он сколачивал Лигу, то призвал на помощь недюжинное чувство юмора. Ни одного из его заместителей в организации не знали под настоящим именем.

Эбон присвоил им названия цветов радуги. Именно так делают в армии в ходе военных операций.

Эбон был убежден, что кодовые имена, которыми он нарек сидевшую против него парочку, подходят как нельзя лучше. Они работали как группа, и работали очень успешно. Эбон сравнивал их с сигналами светофора: желтый — тормози, зеленый — полный вперед. Эмбер, то есть тормозящий желтый, — мрачнейший пессимист, был из них двоих постарше, поосторожнее да и поумнее; и еще было в нем что-то от старой девы. И хотя Эбон не мог привести достаточных доказательств, он был уверен, что Эмбер гомик. Но он был храбрее быка и все приказы выполнял неукоснительно, в этом на него можно было положиться полностью.

Грин — зеленый — молод, еще и тридцати нет, беспредельно предан их делу, горяч, легковерен, фанатичен, опасен как смертоносная барракуда. И хотя Эбон еще не пробовал его в деле, он не сомневался, что Грин пойдет на убийство по одному лишь его слову.

По сложившемуся у них обычаю, Эмбер заговорил первым:

— Городские власти отказали нам в разрешении провести демонстрацию во время парада короля Рекса, Эбон.

— Что и следовало ожидать, — бесстрастно произнес Эбон. — Я был бы разочарован, если бы они поступили по-другому.

— А чего же тогда просить этих ублюдков? — вспылил Грин.

— Если бы мы получили разрешение на демонстрацию, она бы потеряла всякий смысл, — терпеливо разъяснил Эбон. — Нас бы просто не замечали. А так о нас все узнают. Когда наши люди лягут прямо перед платформами, я хочу, чтобы их заметила вся страна. Хочу, чтобы телекамеры показали их лица.

— Капитан Джим Боб заглянул утром к нам в штаб-квартиру, Эбон, — сообщил Эмбер. — Как всегда, интересовался, где бы ему тебя найти. А потом предупредил, чтобы мы не бузили во время парада, иначе все окажемся за решеткой.

— А про разбитые черепа он, часом, не упоминал? — с довольной улыбкой осведомился Эбон. — Ведь когда вокруг столько народищу, они не смогут применить слезоточивый газ, не говоря уж о нервно-паралитическом.

— Да нет, так прямо — ни слова… — улыбнулся в ответ Эмбер. — Но дал понять, что не исключены… несчастные случаи.

— Вот черт! Дался нам этот свинячий легавый, Эбон.

Кончить его, и все дела. Может, мне заняться, а?

— Никто никого кончать не будет, Грин, пока я не распоряжусь. Ты меня хорошо понял?

— Ах черт! Да нет, понял я, Эбон, все понял, — поспешно заверил его Грин, весь вдруг съежившийся и сникший. — Ляпнул так просто, не подумавши.

— Джим Боб Форбс, может, и вправду свинья: он считает, что всех нас, черномазых, надо вернуть назад на плантации или в Африку, но он лучше всех остальных свиней, с которыми нам здесь приходится иметь дело. Во всяком случае, он по-своему честен.

И не тупица. А уберем его, и вдруг вместо него окажется какой-нибудь остолоп упертый? Ну, допустим, побьет он кого-нибудь из наших на демонстрации…

Так мне нужно, чтобы черепа трещали, понятно? — Эбон подался вперед. — Мне требуются разбитые головы. Нужно, чтобы на улицах пролилась кровь наших братьев. Для этого все и затеяно!

— Но они-то этого не знают, — возразил Эмбер, неизменно осторожный и осмотрительный Эмбер. — Ведь я им сказал, что никаких неприятностей не будет… Пошумим, покричим маленько, и все. Ты ведь сам велел так сказать. Разве честно подставлять людей, когда они ничего не подозревают?

— Да все они знают и понимают, — убежденно заявил Эбон. — Когда это было, чтобы мы становились поперек пути белым — и без кровопролития?

— Да пошли бы они куда подальше, рожи бледные! — опять взорвался Грин. — Пусть башку мне расколют хоть надвое! Испугался я их, как же!

— Хочешь сказать, что это я струсил? — вспыхнул Эмбер. — Нас-то там не будет; мы ведь останемся за их спинами. Как большие начальники. В каком это бою хоть одного начальника когда-нибудь подстрелили?

Грин, ощетинившись, мерил его злобным взглядом.

— А это не я придумал держаться подальше от заварухи, браток! Сам-то я куда угодно готов с остальными!

— Ну ладно, хватит. Прекратили быстро! — резко приказал Эбон. — Ввязываться запрещаю обоим.

Кому-то ведь надо присматривать за делами. И если кто из вас сунет туда нос, действительно пожалеете, что вам башку не оторвали! Понятно?

И как всегда бывало в таких случаях, они пошли на попятную, покорно бормоча, что все поняли.

— Вот и хорошо. Теперь давайте-ка опять все обсудим.

— Господи, Эбон, — взмолился Эмбер, — тысячу раз уже обсуждали!

— И еще раз обсудим. Прямо сейчас. А вдруг мы до парада больше не встретимся.

Когда Эбон закончил инструктаж, уже стемнело.

В какой-то момент Грин машинально вытянул из кармана помятый металлический портсигар и зажал в губах неряшливо свернутую самокрутку. Он уже собирался чиркнуть спичкой, но Эбон, потянувшись через стол, отвесил ему оплеуху тыльной стороной ладони.

— Боже ты мой, за что, Эбон?

— Сколько раз тебе говорить? Не смей при мне даже закуривать эту дрянь! Хочешь травиться травкой, твое личное дело, я не вмешиваюсь, хотя и не одобряю. Но не при мне!

— Забыл совсем, Эбон, — выдавил из себя Грин.

Он провел рукой по губам и посмотрел на оставшиеся на ней мазки крови. — Теперь запомню.

Эбон невозмутимо продолжал инструктаж. Наконец, устало откинувшись на спинку стула, кивком отпустил обоих.

Уже на пороге в спальню Эмбер обернулся:

— Совсем из головы вон, Эбон. Принесли сегодня в контору.

Он протянул Эбону незапечатанный конверт, на котором размашистым почерком было написано два слова: «Линкольн Карверо. Эбон понял, от кого послание, даже не достав еще прямоугольник тисненой бумаги с прикрепленной к нему визитной карточкой „Мартин Сент-Клауд, сенатор США“. Мартин был единственным, кто называл Эбона настоящим именем. Тисненый же прямоугольник оказался приглашением на бал Рексфорда Фейна. Эбон повернул визитку обратной стороной и пробежал глазами написанные там от руки слова: „Это приглашение нелегко было достать, Линкольн. Тем более что времени оставалось совсем мало. Просто подумал, что тебя это может заинтересовать“. — Эбон фыркнул и утробно захохотал. Он швырнул конверт и приглашение в мусорную корзину.

Он мог себе представить, сколько рук пришлось выкрутить Мартину, чтобы добиться приглашения на бал Фейна для самого черного, самого неукротимого смутьяна во всем Новом Орлеане!

Заслышав какие-то звуки из спальни, он поднял глаза. На пороге, потягиваясь и протяжно зевая, стояла Сисси. Сейчас на ней не было даже куцей ночнушки.

— Ну так как, Эбон? — жалобно спросила она.

— Ладно, Сисси. Сейчас.

Он встал и подошел к ней, потянув вниз резинку своих трусов, и его восставший член выпрыгнул подобно лезвию пружинного стилета. Сонливое выражение с лица Сисси как рукой сняло. Глаза ее расширились; часто дыша, она пятилась в спальню, пока под колени ей не уперся край кровати. Сисси упала поперек нее, развалившись в бесстыдной позе.

Не утруждая себя раздеванием, Эбон, как был в тренировочном костюме, забрался на кровать и улегся между ее раздвинутыми ногами. Навалившись всем весом своего тела, он вошел в нее одним беспощадным толчком. Сисси откликнулась хриплым вскриком.

А мысли Эбона вдруг вернулись к приглашению…

И тут он понял, что не станет его игнорировать; он-таки пойдет на бал Фейна. Губы скривила сардоническая улыбка — ему пришло в голову, что именно он наденет. Бал же костюмированный, так? Вот он им и покажет костюмчик!

Прижатая к кровати Сисси воспользовалась тем, что он на какое-то время отвлекся, и протестующе дернулась. Губы ее яростно выдохнули: «Будешь ты меня трахать, в конце-то концов?..»

Тряхнув головой, Эбон заставил себя вернуться к начатому делу и принялся размеренно двигать задом.

Менее чем в миле от места встречи Эбона с его помощниками в это же время происходила еще одна встреча.

Капитан Джим Боб Форбс недолюбливал Джеральда Лофтина, считая, что от него одни только неприятности. Но Рексфорд Фейн перед предстоящим парадом отрядил Лофтина на связь с полицией, а Фейн в Новом Орлеане был слишком влиятельным лицом, чтобы его игнорировать — во всяком случае, без достаточно веских на то оснований. А в связи с приближающимся парадом. Бог свидетель, у них основания для беспокойства были более чем веские.

Джим Боб с неистощимым терпением продолжал объяснять Лофтину:

— Карманники на масленицу собираются в Новом Орлеане сотнями. Работают в толпе, когда шарить по карманам легче некуда. Мы с этой проблемой сталкиваемся каждый год. Но в нынешнем году еще и эти гадские хиппи грозят демонстрацией. В знак протеста против того, что такие деньги транжирятся на парады, когда их можно пустить на более полезные вещи. — Джим Боб раздраженно крякнул. — И вдобавок ко всему нас ждет лежачая демонстрация.

— Лежачая демонстрация? — изумился Лофтин. — Это еще что за чертовщина?

— Есть тут у нас одна организация черномазых… чернокожих то есть, называет себя Лигой за что-то там такое… Мне донесли, что они хотят улечься перед платформами, чтобы они либо остановились, либо их переехали.

— Господи, да зачем?

Джим Боб пожал плечами:

— Сегодня в каждом крупном городе есть свои негритянские группы, которые выражают протест либо мирным путем, либо прибегая к насилию. Наши же собираются провести демонстрацию с целью, я цитирую, «привлечь внимание всего мира к их бесправному положению». Другими словами, они будут играть на телекамеры. — В голосе Джима Боба зазвучали резкие нотки. — Думается, не появись телевидения, у нас всех этих неприятностей с черномазыми и в помине не было бы.

— Но такая выходка может вообще сорвать весь парад к чертовой матери! — Лофтин нервно заерзал на стуле. — А что скажет мистер Фейн… Слушайте, а нельзя ли им помешать?

— Как? Ничего противозаконного они не совершили… пока. Вот когда они лягут перед платформами, Тогда у нас появится возможность их арестовать. Чего они и добиваются, — с горечью добавил Джим Боб.

— А до этого их никак нельзя арестовать? По крайней мере заводил? Это ведь должно их остановить, а?

— А за что мы их арестуем?

— Ну, сообразите что-нибудь. Придумайте какое-нибудь обвинение — любое, лишь бы придержать их до окончания парада. А потом отпустите, и все дела.

Уверен, мистер Фейн будет вам очень благодарен, а он, знаете ли, человек очень щедрый.

Джим Боб барабанил пальцами по столешнице, не сводя глаз с сидящего напротив собеседника. Лофтин, приближающийся к сорока и начинающий заметно полнеть, был среднего роста, с лоснящимся розовым лицом, отекшим от обильной выпивки и вкусной закуски, его пухлые ярко-красные губы были навсегда сложены в улыбку, которая никогда не касалась карих глаз, столь же выразительных, как пластмассовые пуговицы. Шевелюра у него была настолько темной и густой, что Джим Боб сразу же заподозрил шиньон.

Ловкий, изворотливый, скользкий какой-то, мошенник, в общем, судя по всему.

Хуже того, он был уроженцем севера США, то есть чертовым янки.

Джим Боб проговорил, тщательно выбирая слова:

— Не знаю, какой у вас опыт общения с полицией в других городах, мистер Лофтин, но у нас, в Новом Орлеане, так не делается. Во всяком случае, я лично так никогда не поступаю! Черномазых я недолюбливаю, считаю, что их всех нужно отправить назад в Африку. Но обвинений против них я не фабрикую. И более того, терпеть не могу, когда мне предлагают взятки! — Джим Боб шлепнул по столу ладонью, резкий звук напомнил пистолетный выстрел.

Щеки Лофтина побагровели.

— Да я совсем не это имел в виду!

— А мне показалось, что именно это, — возразил Джим Боб и через секунду перешел на примирительный тон:

— Арест тех заводил, каких мы сможем достать, нам ничего не даст. Главная фигура у них Эбон, а он неуловим, как призрак. Пока он на свободе, мы можем забить камеры его людьми, а демонстрация все равно состоится.

— Эбон? Это еще кто?

— Один черномазый. Родители нарекли его Линкольном Карвером, но сам он называет себя Эбоном.

Умен, крепкий орешек. Вот он и есть Лига. Он сколотил ее и правит там, как какой-нибудь генерал. А без него никакой Лиги бы и не было. Отслужил во Вьетнаме, набрался там всякой военной премудрости. — Джим Боб, видимо, и сам не подозревал, что в голосе его зазвучали уважительные, если не восхищенные нотки. — Эбон начал было учиться на адвоката. Но колледж бросил для того, чтобы организовать эту свою чертову Лигу. Хотя он и адвокатом стал бы отличным, будьте уверены. А вот футболистом он действительно был отменным — когда играл у себя в Беркли, в Калифорнии. Сейчас девяносто процентов черномазых Нового Орлеана убеждены, что каждый день до завтрака он беседует с Господом Богом.

— Вы говорите, так, словно восхищаетесь этим типом.

Джим Боб удивленно и даже немного испуганно откинулся на спинку стула.

— А что, может быть, в каком-то смысле и так. И хотя он у меня в печенках сидит, смутьян, сукин сын этакий, не уважать его нельзя.

— Но ведь такой тип наверняка должен так или иначе допускать нарушения закона.

— Не отрицаю, но он слишком умен, чтобы попасться. Лично я подозреваю, что он нарушает закон, мистер Лофтин, однако подозревать и доказать — две разные вещи. Да это и не важно. Я ведь уже говорил…

Мы не знаем, где он скрывается.

— Ну что ж, капитан. Сдается, мы с вами все обсудили. — Лофтин вздохнул. — У нас, похоже, будет куча проблем.

— На масленицу всегда так. Слишком много сюда стекается всякого люда. Но мы всегда как-то справляемся.

— Уверен, что вы будете на высоте, капитан. — Лофтин поднялся.

— Будем, — спокойно заверил его Джим Боб.

— Мы еще, конечно, увидимся до парада — Лофтин направился к двери и почти у порога обернулся. — Чуть не забыл… Сегодня у Фейна бал, можно без маскарадного костюма. Вам будут более чем рады, капитан.

«Ах ты, хрен чванливый, — подумал про себя Джим Боб, — излагает так, будто это он утраивает бал и снисходительно приглашает от себя лично…» А вслух произнес:

— Это вы меня приглашаете или Рексфорд Фейн?

Лофтин прикинулся необыкновенно удивленным и даже обиженным подобным предположением.

— Мистер Фейн, конечно. Думал, вы поняли…

— Может, и приду, мистер Лофтин.

Джим Боб сознавал, что получил приглашение не потому, что его жаждали видеть на одном из светских мероприятий Рексфорда Фейна; это была плохо замаскированная взятка полицейскому, которому выпала обязанность обеспечить гладкое прохождение парада Рекса.

Слово «взятка» упорно не шло из головы, хотя в приглашении на бал и нет ничего незаконного.

Джим Боб знал, что его жена, Мэй, была бы вне себя от счастья пойти на бал; приглашение к Фейну в Новом Орлеане расценивалось как верх общественного признания. Фейн был не только одним из самых богатых горожан, но и самым влиятельным. Свидетельством мог служить и тот факт, что он сумел добиться назначения полицейского, в данном случае Джима Боба Форбса, ответственным за обеспечение парада Рекса и, более того, устроить для него временный командный пункт на Кенел-стрит. Самого Джима Боба это не очень-то обрадовало, но он имел опыт работы в отделах по борьбе с наркотиками и проституцией, с карманными ворами, а однажды, еще простым патрульным, был даже включен на время парада в подразделение конной полиции. Так что он был идеальной кандидатурой на упомянутую временную должность.

Джим Боб, устало потягиваясь, тяжело вздохнул.

Достал почерневшую трубку и принялся медленно набивать ее табаком. Говорить ли Мэй, что он сегодня вечером идет на бал к Фейну? Нет, не сюит, решил он. Она умрет от зависти и злости из-за того, что ее не пригласили.

Но к чему Рексфорд Фейн станет приглашать Мэй Форбс? Жена полицейского ничем не могла быть ему полезна.

Глава 3

Лина Маршалл нашла Французский квартал совершенно обворожительным. Эти экзотические ароматы: горьковатый дымок жарящихся кофейных зерен, густой сладковатый запах солода, нежные душистые волны из парфюмерных магазинов, цветущих магнолий и жасмина. А старые здания с балконами, украшенными решетками с причудливым чугунным орнаментом, ее просто очаровали. Но самое большое впечатление на нее произвела многоликая толпа, людей, которая переполняла квартал через край. Почтенные пары в деловых костюмах и неброских платьях, туристы с болтающимися на шее фотоаппаратами, словно заменяющими им удостоверения личности, бородатые хиппи в сандалиях на босу ногу: похоже, здесь собрались все племена и сословия. И тем не менее не было той суеты и спешки, к которым привыкли в северных городах. Все вокруг казались такими безмятежными. Даже туристы вроде бы смиряли обычную прыть.

А один раз, к превеликому удовольствию Лины Маршалл, они встретили древнего негра, катившего скрипучую тележку и распевавшего жалостным голосом: «Еже-е-еви-и-ика!».

Лина стиснула руку Брета.

— А я думала, такое бывает только в старых фильмах про Юг до Гражданской войны…

— Сейчас торговцы с тележками редкость. Осталось их совсем мало. Иногда мне приходит в голову, что их содержит Торговая палата как аттракцион для туристов. Ведь на их доходы не проживешь. Да что говорить, Французский квартал за последние несколько лет вообще здорово изменился. — Лицо его помрачнело. — Гибнет на глазах…

— Как так?

— Возьмем, к примеру, Бербон-стрит. Теперь полное обнажение в стрип-клубах, голенькие девочки — « все это уже вне закона. Полиция нравов душит и давит с 1962 года. Тогда окружной прокурор прикрыл большинство стрип-клубов, с тех пор они так и не оправились. Сейчас Бербон-стрит похожа на Кониайленд в Нью-Йорке — дешевая подделка. Да, раньше на Бербон-стрит могли и помять в давке, но ты знал, на что идешь… Игра стоила свеч. А теперь все кончено. Даже джазовые залы и те исчезают. Нет, Ал Херт, скажем, или Пит Фонтэн свои заведения еще не закрыли. Музыка там роскошная, но кто знает, долго ли они продержатся? У одного моего знакомого, Пита Делакруа, тоже есть музыкальный клуб, „Убежище джаза“ называется. Возьму тебя туда как-нибудь.

Если он еще существует. В последний раз, когда я говорил с Питом, он пожаловался, что в любую минуту может быть вынужден закрыться.

Лина, повиснув на руке Брета, беззаботно и радостно семенила по асфальту и почти не прислушивалась к его причитаниям. Ей было вполне достаточно того, что она могла наслаждаться незнакомыми звуками, цветами и запахами. Сетования Брета по поводу упадка Бербон-стрит она находила просто неуместными. Здоровенный профессиональный футболист, спортсмен до мозга костей — и на тебе! Жалуется на то, что все меньше становится мест, где можно послушать старинный джаз, настоящий новоорлеанский джаз! Может, вставить этакий пассаж в статью? Но поверят ли в эго читатели и, что еще более важно, редактор? На этот счет у Лины были большие сомнения.

Она-то, конечно, чем дальше, тем глубже понимала, что Брег Клоусон не просто спортсмен, а гораздо больше. Да, он был прирожденным футболистом, выдающимся при этом, а уж она-то навидалась, со спортом связана почти вся ее жизнь. Она была единственным ребенком футбольного тренера.

Потому и стала спортивной журналисткой. И кому еще понять, что под горой мышц в Брете таились тонкая впечатлительная душа, живой ум и недюжинное чувство юмора.

Покинув стадион, они выпили по паре рюмок, а потом она уговорила Брета отвести ее к Антуану, где он заказал им по дюжине устриц. Их подали прямо в раскрытых буроватых раковинах. Угнездившиеся на светлом перламутре створок моллюски казались сероватыми. («А жемчужины когда-нибудь находят?» — «Слыхать об этом я слыхал, но сам ни разу не находил».) За ужином и после они говорили практически обо всем: книги, живопись, музыка, кино. И на удивление мало о футболе. Но несмотря на это, в Брете не было даже намека на слабинку. В нем ощущалось могучее мужское начало, что Лину возбуждало невероятно.

К двадцати шести годам Лина еще не побывала замужем, да и не любила никого по-настоящему. Она пережила пару юношеских романов. Что-то было и позже. Но ни один из них не был подлинно глубоким. Натура у нее была чувственная, но каждый раз, когда она встречала мужчину, к которому ее тянуло, в Лине пробуждалась непонятная ершистость, что обычно и завершалось тем, что она его отвергала.

Она была достаточно проницательна, чтобы осознать, что причиной этому служат два фактора.

Во-первых, в детстве она была исключительно непривлекательна: очки с толстенными линзами, прыщи, скобки на зубах ей пришлось носить гораздо дольше обычного срока; к тому же ей была свойственна огорчительная склонность к полноте. Во-вторых, ее отец хотел сына, парня, из которого он сотворил бы идеального нападающего; и даже после того как отец оправился от шока в связи с появлением на свет дочери, он порой, похоже, просто забывал на долгие времена, что она не мальчишка… Вместо кукол она играла мячами: футбольными, бейсбольными, баскетбольными… Футболисты, с которыми занимался ее отец, быстро привыкли к присутствию девчушки на тренировках. И у нее это вошло в привычку с восьми лет, после смерти матери. Она пропадала на тренировках до восемнадцати лет, когда вдруг произошло нежданное чудо. Очки она упрятала подальше, скобки сняли насовсем, а полнота куда-то исчезла. Лина стала пусть, может быть, и не красавицей, но, безусловно, очень хорошенькой и привлекательной девушкой. Однако, возможно, слишком поздно.

У нее хватило ума расстаться с отцом на время учебы в колледже. Но любовь к спорту уже въелась в ее плоть и кровь. Если не любовь, то по меньшей мере прочный и неизменный интерес. И потому было так естественно, когда она предложила свои услуги студенческой газете в качестве спортивного репортера. Ко всеобщему удивлению, получив это место, она проявила себя так успешно, что сразу же по окончании колледжа ее приняли на работу в спортивную редакцию крупной ежедневной газеты. Там она проработала четыре года, а в прошлом году ушла на вольные хлеба и стала писать для журналов, в чем немало преуспевала.

Но одна черта из далекой теперь юности в ней так и осталась. Она по-прежнему держала мужчин на расстоянии: носила одежду, которая ей не шла, была с ними резка и колюча, хотя и проклинала себя за то, что такая дура и вредина.

Поражало лишь то, что с Бретом ее ершистость никак не проявлялась. Рядом с ним она чувствовала себя женщиной до такой степени, что самой становилось противно.

Голос Брета прервал ее мысли:

— Ау, леди, вы куда пропали?

— Прости, Брет, задумалась…

— И о чем?

— О тебе. — Она тут же поторопилась смягчить прямоту своих слов:

— Мне ведь статью о тебе писать.

— А ты только по этой причине можешь обо мне думать? — Он завел ее в пустое парадное, лицо его вдруг стало серьезным, серые глаза искали ее взгляд. — Других нет?

— Нет, конечно! Какие еще у меня могут быть причины? — заносчиво ответила она.

И в тот же момент мысленно одернула себя: «Ну почему же ты не сказала ему, что думаешь о нем как о человеке, о мужчине, а не просто как о материале для журнальной статьи? Почему бы тебе хотя бы раз не открыть свою душу?»

— Ну, не знаю, просто надеялся…

Лицо Брета приблизилось к ней. Так близко, что она ощутила тепло дыхания, веявшее из его приоткрывшихся губ. Она поняла, что сейчас он ее поцелует. Прямо сейчас!

Но он с усилием перевел дыхание и сделал шаг назад, лицо его окаменело.

— Ладно, Лина, забудем.

Лина на самом деле томительно жаждала его поцелуя. И когда он отпрянул, ей почудилось, что она лишилась опоры, будто до этого находилась в его объятиях. Она покачнулась и чуть не упала: или ей так показалось?

Внезапно разозлившись и на него и да себя, Лина ринулась из подъезда, проговорив резким раздраженным голосом:

— А нам не пора на бал?

— Думаю, пора, — вяло подтвердил он, — если мы вообще пойдем…

— В каком смысле? Ты же обещал, Брет!

— Значит, пойдем. Я просто… — Он пожал плечами и повторил:

— Ладно, Лина, забудем.

— Мне надо заскочить в гостиницу на минутку.

Он вновь пожал плечами, и они направились к гостинице «Мезон де билль», где Лина снимала номер. Они шли рядом, не прикасаясь друг к другу и не произнося ни слова Настроение Брета переменилось столь резко, что Лина почувствовала себя лишней.

Впервые она видела его таким угрюмым, целиком погруженным в себя. Она понимала, что могла, что должна была вести себя в подъезде совсем по-другому.

Но все же…

Они оказались в небольшом жилом квартале: маленькие и старые домишки в викторианском стиле, двери некоторых распахнуты настежь — вечер выдался довольно теплым. С улицы можно было разглядеть блики светящихся телеэкранов. Ни крылечек, ни газонов перед домами, только кипарисовые аллеи ко входным дверям. Кое-где у дома сидели смуглолицые хозяева, покуривая в стоическом молчании и не обращая никакого внимания на прохожих.

Лина вдруг замерла и, дернув Брета за рукав, воскликнула:

— Ты только посмотри, Брет!

Сквозь решетку массивных чугунных ворот виднелся просторный двор, засаженный яркими цветами, на которые бросали тень смоковницы и пальмы.

До Лины донеслось журчание ниспадающих струй фонтана.

— Ну разве не прелесть, Брет!

— Прелесть, прелесть, — буркнул он и потянул Лину за руку.

Они свернули за угол.

— А вот это тоже прелесть, а?

Он кивком головы указал в проулок. Двое бродяг, обтрепанных как чучела, спали на земле бок о бок. На груди одного из них в такт с дыханием покачивалась пустая винная бутылка.

— Вот тебе твой прелестный Новый Орлеан. Изумительной красоты дворик, а в нескольких ярдах от него — два храпящих алкаша.

— Ого, мы вдруг стали такими социально озабоченными! — ласково протянула Лина. — А что, в других городах таких алкашей нет? В Нью-Йорке, в Бауэри по ночам бродяг — как селедок в бочке.

— Может, и так, — нехотя откликнулся он, — но в Новый Орлеан они набиваются тысячами. Погода приятная, тепло даже зимой, ночуй себе прямо на улице. Их здесь собирается столько, что полиция давно перестала их задерживать. Тюрьмы не вмещают.

— Послушать тебя, можно подумать, что ты этот город просто ненавидишь.

Брет удивленно моргнул.

— Ненавижу? Новый Орлеан? Да я его обожаю!

Родился и вырос меньше чем в пятидесяти милях от этого самого места. И город знаю как свои пять пальцев. Просто противно смотреть, как он превращается вот… вот в такое! И все!

— Брет, послушай, все меняется. И города тоже.

Я, например, родилась не в Нью-Йорке, но бывала там десятки раз, и люди, которые там живут всю свою жизнь, говорят, что город жутко изменился. То же самое говорят о Чикаго, Лос-Анджелесе, даже о Сан-Франциско. Все меняется, Брет. — Она сжала его ладонь. — Даже люди могут измениться.

Что заставило ее произнести эти последние слова? «Может, — мелькнуло у нее в голове, — я пытаюсь что-то ему внушить?»

— Ладно, ты права, Лина. Сам не знаю, что на меня вдруг нашло… — Лицо его прояснилось. — Пошли-ка лучше к Фейну на бал, повеселимся как следует!

Эстелл Эндоу, морща лоб и шевеля губами, в третий раз перечитывала дневник мужа с самого начала.

Она не подозревала о существовании других дневников, спрятанных в запертом чемоданчике под кроватью. Но даже если бы ей это было известно, она, прикованная к инвалидному креслу, достать бы их не смогла. А в этом дневнике Эндоу она кое-что прочитала:

«Для того, чтобы наш мир очистился, чтобы началась новая жизнь, многим придется умереть. Прежде всего тем, кто занимает высокие посты, кто правит нашими судьбами. Эти люди были избраны народом для служения народу. Однако они забывают о народе, как только приходят во власть. Они берут взятки, начинают пьянствовать, предаваться разврату с размалеванными девками. По телевизору они проповедуют ересь и бунт, говорят людям, что можно не повиноваться законам человеческим и Божьим.

Такие, как они, должны умереть!

Зло должно быть наказано.

Но их так много. Я должен быть осмотрителен.

Должен выбрать только наиглавнейших из них. Ведь я один, а их множество. И меня могут убить до того, как я успею исполнить свой долг. Но, как сказано в Библии, тот, кто стоит до конца, да спасен будет!»

Эстелл оторвалась от чтения. К чему перечитывать все это в третий раз? Какие еще могут быть сомнения… Ее Френ, ее заботливый нежный Френ собирается кого-то убить, какого-то сенатора США!

Охваченная невероятным волнением, она в отчаянии стиснула пухлые ладошки. Господи, что же ей делать, ну что делать?

Ей пришло в голову дождаться возвращения Френа и выложить ему, что она все знает, что она добралась до его дневника. А если он станет все отрицать?

Конечно, он так и сделает, придумает какую-нибудь небылицу. Он может даже — при этой мысли ее охватил озноб, но страшное предположение упорно не шло из головы, — он может даже убить ее! Нет, нет, Френ никуда не поднимет на нее руку! Это просто немыслимо!

Если она сообщит в полицию, его арестуют. Однако просто представить себе Френа в тюрьме для нее было невыносимо. К тому же если его упрячут в тюрьму, то что с ней-то станет? Она же не способна сама о себе позаботиться: будет чахнуть, чахнуть и погибнет!

Внезапно в голову ей пришло возможное решение. Она принялась лихорадочно листать дневник с самой первой страницы в поисках упоминания имени Френа или чего-либо другого, что могло бы раскрыть личность писавшего. Ничего, абсолютно ничегошеньки! Имя свое он не проставил ни в одном месте Записи сделаны, естественно, от руки, но полиция смогла бы связать их с Френом в том случае, если бы знала его имя и имела образец его почерка, что было маловероятно.

Значит, так она и поступи г: упакует дневник и отправит его в полицию по почте. Таким образом они узнают об угрозе жизни сенатору США и станут бдительно его охранять, так бдительно, что Френу и близко подойти не удастся.

Эстелл отыскала немного коричневой оберточной бумаги, обрывок бечевки и соорудила аккуратный пакет. Большими печатными буквами она написала на нем. «ПОЛИЦЕЙСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ, НОВЫЙ ОРЛЕАН, ЛУИЗИАНА». Без обратного адреса, само собой разумеется.

Подходящих весов у нее не было, но она на глазок прикинула возможную сумму почтовой пошлины. Наклеила на пакет все марки, какие только нашлись в доме Она была убеждена, что такому адресату, как полицейское управление, почта доставит пакет, даже если на нем и не будет хватать марок.

Покончив с этим, — она выехала на балкон и позвонила в колокольчик, который Френ — ее милый предусмотрительный Френ — подвесил там специально для нее. В отсутствие Френа она при необходимости могла с его помощью вызвать снизу сына домохозяина.

Через пару минут послышался стук в дверь. Эстелл откликнулась:

— Заходи, Донни!

Донни Парке был неуклюжим прыщавым юнцом лет шестнадцати. Эстелл для себя решила, что он туповат, но для несложных поручений вполне пригоден. А это как раз то, что ей сейчас от него нужно.

Она протянула ему пакет.

— Опусти, пожалуйста, в ближайший почтовый ящик, детка. Хотя нет.

Погоди! Прогуляйся-ка лучше за несколько кварталов. — Она заставила себя лукаво хихикнуть. — Я тут задумала одну шутку, понял?

Ничего такого плохого, вовсе нет, просто пакет нужно отправить откуда угодно, только не из Французского квартала. Сможешь?

— Будьте уверены, миссис Эндоу. — Донни взял пакет и направился к двери.

— Подожди! — Эстелл порылась в сумочке и вынула скомканный доллар. — Вот тебе за труды.

— Вот это да Спасибочки, миссис Эндоу!

Дождавшись, когда за парнишкой закрылась дверь, Эстелл покатила на кухню. Френ запрещал держать в доме спиртное, но где-то в кухонном шкафу должно было оставаться немного хереса, припасенного для кулинарных нужд Бог свидетель, ей же просто необходимо глотнуть хоть чего-нибудь, после того как она узнала про весь этот кошмар!

Глава 4

Садовый район назывался так потому, что до Гражданской войны там были разбиты огороды. Десятилетия с 1830 по 1860 год в Новом Орлеане стали периодом процветания, и многие из быстро обогатившихся начали строить дома в Садовом районе.

Даже с учетом того, что их возводили рабы, они были непомерно дорогими для своего времени.

Садовый район оставался, вероятно, последним оплотом довоенной аристократии. Дома на участках гигантских размеров почти все были сооружены в стиле неоклассицизма, с греческими портиками на фасаде — по одному на каждый этаж. Чаще всего они были двухэтажными; большинство из них насчитывало как минимум тридцать огромных комнат, с высоченными потолками (во многих случаях высотой восемнадцать футов), с окнами от пола до потолка (их делали такими в поисках спасения от влажной, как в бане, жары новоорлеанского лета).

Случаи, когда один из таких древних домов сносился под новое строительство, были редчайшим исключением.

Кто-то однажды сказал, что эти довоенные особняки похожи на загримированные трупы. Содержание их обходится чрезвычайно дорого, требует огромного штата прислуги: живущие в них люди должны — обязаны! — быть богатыми. И все же Садовый район до сих пор любят и заботливо за ним ухаживают, он представляет собой самый престижный и фешенебельный жилой район Нового Орлеана, где все дышит напоминанием об изысканной роскошной жизни, которую вели давние предки в самом автократическом обществе, которое когда-либо знал мир.

Френсис Эндоу был плохо знаком с историей Садового района. Стоя на тротуаре у резиденции Рексфорда Фейна и наблюдая за тем, как к нему на бал съезжается чуть ли не все высшее общество Нового Орлеана, никакого дыхания истории он не ощущал.

Этот бал был не единственным. В последние дни масленицы ночные балы происходят в самых разных частях города, и обыватели собираются возле наиболее изысканных домов, как кинофанаты в день премьеры, чтобы поглазеть на знаменитостей.

Большинство гостей прибыло в наемных лимузинах. Взору зевак предстали наряды как по последней моде, так и самые старинные. Поскольку в приглашениях выбор был оставлен на усмотрение гостей, только половина их была в маскарадных костюмах и масках.

Пожилая пара неподалеку от Эндоу заинтересованно обсуждала это обстоятельство.

— Говорят, Фейн нарочно пошел против традиций. Считает, что маскарады вышли из моды, поэтому разрешил гостям самим решать насчет костюмов.

— Рексфорд Фейн всю жизнь воротит нос от наших традиций: что угодно, лишь бы не как у людей.

— Ну, мистер Рексфорд Фейн может себе это позволить. Кто, по-твоему, с него спросит с таким-то положением?

Эндоу такие детали бала Фейна не интересовали.

Он покинул словоохотливую парочку, протискиваясь поближе к открытым воротам, где два охранника не без труда сдерживали толпу любопытствующих.

Ассортимент маскарадных костюмов отличался разнообразием, а те приглашенные, что предпочли обойтись без них, были одеты элегантно и стильно: мужчины по большей части в смокингах, дамы — в вечерних платьях. Несколько дам появились в современных брючных костюмах, и почти все женщины обилием драгоценностей, которыми они были увешаны, напоминали сверкающие люстры.

Эти гости для Эндоу интереса тоже не представляли. Его интересовал лишь один из них — сенатор США Мартин Сент-Клауд.

После девяти часов, когда поток гостей почти иссяк, Эндоу заволновался, что как-то пропустил его незамеченным.

Но ровно в девять тридцать подкатило такси, шофер выскочил и открыл заднюю дверцу, и сенатор Сент-Клауд явил себя взорам собравшихся. Он обернулся и протянул руку кому-то, остававшемуся внутри автомобиля.

Женщине, которой Мартин Сент-Клауд помог выбраться из такси, было около тридцати пяти; туалет и прическа, в которую были затейливо уложены ее длинные светлые волосы, поражали воображение.

Невысокая, ниже ста шестидесяти, она, взяв под руку долговязого сенатора, стала еще миниатюрнее.

Пока они шли к воротам, зеваки любовались этой очаровательной парой: высокий смуглый красавец сенатор с властной осанкой и его кроха жена, несущая свою чарующую красоту с царственной величественностью.

Ничего из этого Эндоу почти не заметил. Он сфокусировал взгляд, как объектив фотокамеры, на худощавом лице сенатора, стараясь как можно лучше запомнить его черты в отведенное ему столь короткое время.

Но когда пара исчезла из виду, он удовлетворенно отметил про себя, что теперь при следующей встрече узнает сенатора США Мартина Сент-Клауда с первого взгляда.

Дело сделано, и Эндоу направился прочь от особняка. Лишь сейчас он позволил себе подумать о жене сенатора, . Как может человек, имеющий такую обворожительную жену, мелькнуло у него в голове, путаться с другими бабами?

Шагая по дорожке к особняку Фейна, Мартин Сент-Клауд сказал:

— У старины Рекса сегодня, похоже, большой наплыв.

— Как всегда, — отвечала Ракель. — Кто же в Новом Орлеане посмеет не принять приглашение на бал Рексфорда Фейна?

— Ты, например. Ты ведь не хотела идти, — парировал Мартин, и в тоне его прозвучали нотки раздражения — отголоски их недавней ссоры.

— Ну, у меня-то есть уважительная причина. А что, если мы сегодня здесь встретим одну из твоих девиц? — медовым голосом пропела Ракель. — Только представь себе, как ей будет неловко… да и тебе тоже. Я ведь только пекусь о твоем благополучии, милый.

Господи, если бы она только знала! Мартин внутренне съежился, представив, что всего через считанные минуты они лицом к лицу столкнутся с Одри Фейн. А вслух произнес:

— Иногда, особенно в последнее время, я начинаю задумываться, насколько ты действительно заботишься о моем благополучии, Ракель. Из-за чего мы недавно, например, ссорились: подумаешь, прокачусь на платформе на параде Рекса! Боже мой, что тут такого, проще не бывает!

— Действительно, проще не бывает. И глупее! Ты в сенате почти заканчиваешь второй срок, Мартин.

Думаю, тебе пора прекратить выставлять себя напоказ, как какому-то киноактеру.

— В том-то весь и смысл, Ракель! Сама говоришь:

«Почти заканчиваешь второй срок». В этом году собираюсь переизбираться. И в тот самый момент, когда я перестану выставлять себя напоказ, мне как сенатору придет конец А ты разве не слышала? Политика нынче превратилась в шоу-бизнес.

— Возможно, поэтому я ее так и ненавижу, — тихим злым голосом проговорила Ракель. — Это всего одна из многих причин.

— Хорошо, хватит, твое мнение о политике мне прекрасно известно, бог — свидетель, уже наслышан, сколько можно! — огрызнулся Мартин и тут же прошипел сквозь стиснутые зубы; — Да улыбайся же… на нас смотрят.

Они шли через просторную веранду к широко распахнутым дверям, Рексфорд Фейн спешил им навстречу с протянутой рукой, его привлекательное аристократическое лицо сияло гостеприимной улыбкой. Льющийся из особняка свет создавал для него весьма выгодный фон.

И Ракель тоже улыбалась ослепительно. Здесь Мартин отдавал ей должное. Наедине с ним она как могла поносила тот образ жизни, на который он их обрек, но на людях скрывала все это за совершенно непроницаемым фасадом — всегда улыбающаяся, обаятельная, приветливая, всем довольная супруга преуспевающего политика. Она даже вступалась за него, особенно в жарких политических спорах, а Мартин прекрасно знал, как ей претят политические дискуссии любого рода.

Рукопожатие Рексфорда Фейна было крепким, говорил он с типичным для южанина акцентом.

— Клянусь Богом, Мартин, я думал, вы вообще не придете. — Он склонился поцеловать Ракель в щеку. — Все краше и краше с каждым днем, прелесть моя.

— Ты ведь знаешь нас, политиков, Рекс, — решил свести все к шутке Мартин. — Всегда опаздываем, чтобы превратить наше появление в грандиозное событие…

Рексфорд Фейн производил внушительное впечатление. Мартин знал, что ему уже шестьдесят, но на вид не дал бы и пятидесяти. Он оставался бодрым и сильным человеком, обладающим энергией и неутомимостью динамо-машины, острым умом и широкими знаниями. Познав нищету, он нажил огромное состояние. Сейчас, пользуясь своим богатством и влиянием в Новом Орлеане, он добивался еще большей власти. Рексфорд Фейн был самым могущественным в городе сторонником Мартина, источником значительной части средств на финансирование его предвыборной кампании; он откровенно признавался Мартину, что жаждет стать «творцом королей», то есть строил планы продвинуть Мартина в президенты.

Для Мартина не было секретом, что в делах Рексфорд Фейн отличается жестокой беспощадностью, но тем не менее он ему нравился. Порой лукавый внутренний голосок спрашивал его: а не проистекает ли эта приязнь из того факта, что Фейн оказывает ему щедрую поддержку и в один прекрасный день сделает из него президента Соединенных Штатов? И Мартин неизменно отвечал, как он надеялся, вполне искренне, что дело совсем не в этом.

Была, правда, у Фейна одна черта, от которой Мартина слегка коробило. Он прикидывался этаким аристократом-плантатором, джентльменом из сельской глубинки Юга, хотя Мартину было доподлинно известно, что Фейн родом из северного штата США Нью-Джерси. Фейн освоил протяжный медлительный говор и одевался, как плантатор. Вот и сейчас на нем были сапоги ручной работы, сорочку его вместо галстука украшал черный шнурок. Курил он весьма вонючие сигары, скрученные из очень темного табака, и не снимал широкополой плантаторской шляпы, которую ему изготовили за бешеные деньги во время одной из поездок по его обширным сельским владениям.

Однако, полагал Мартин, любому человеку свойственны некоторые причуды.

Фейн тем временем протиснулся между ними, обхватил их за плечи и повел в дом.

— Заходите, заходите! И поторопитесь добыть чего-нибудь освежиться, пока тут все бочки не опустошили.

Прямо у порога их встретил чернокожий официант с подносом, уставленным разнообразными напитками, самое видное место среди которых занимал пунш «Плантаторский». Мартин выбрал себе шотландское виски с содовой. Ракель подняла с подноса бокал с коктейлем «Том Коллинз», после чего Фейн увлек ее в сторонку и принялся энергично нашептывать что-то на ухо. Ракель прислушивалась, старательно храня на лице дежурную улыбку.

Мартин поспешил воспользоваться короткой передышкой, радуясь тому, что можно оттянуть момент, когда придется окунуться в шумную суету бала. Он поставил стакан на столик слева от двери, достал и закурил сигару, обводя помещение одобрительным взглядом.

Он бывал здесь нечетное множество раз, и всегда этот дом производил на него такое сильное впечатление, словно он видел его впервые. Возможно, он переносил на него чувства, которые испытывал к самому Фейну.

Фейн купил дом несколько лет назад, содрав внутри буквально все, оставив одни голые стены, и, не останавливаясь перед расходами, заново восстановил интерьер столетней давности в первоначальном виде, добавив лишь современные удобства: электрическое освещение, кондиционеры, новейшую сантехнику и так далее.

Интерьер изобиловал лепниной, напоминающей свадебный торт, и сверкающими люстрами. Мраморные камины были практически в каждой комнате. Расположенное во дворе старинное жилье для рабов после ремонта было превращено в гостевые комнаты.

Мартина изумляла роскошная винтовая лестница, ведущая из прихожей на второй этаж. Она представляла собой как бы центральную ось всего здания, и Мартин частенько воображал, что само здание сооружали вокруг лестницы таким образом, чтобы она представала взору в наивыгоднейшем ракурсе.

Но как бы ни нравился дом Мартину, жить в нем он бы не хотел. На одно его содержание ушло бы целое состояние. У Фейна постоянно работало не менее десяти человек прислуги, да и гости у него не переводились. Попробуй пожить в таком доме на сенаторское жалованье — не успеешь глазом моргнуть, как пойдешь по миру.

Однако экстравагантность и кричащая роскошь этого жилища идеально дополняли личность его хозяина. Фейн чувствовал себя здесь в своей тарелке.

Несомненно, ему помогало то, что он-то, такой дом себе вполне мог позволить.

Мартин, смакуя глоток виски, увидел направляющегося к нему Фейна. Оставшаяся за его спиной Ракель, как успел заметить Мартин, как раз в этот момент здоровалась с Одри Фейн. Жена Фейна умерла много лет назад, и Одри, его единственное дитя, во время многих светских мероприятий в особняке Фейна исполняла роль хозяйки дома.

Мартин смотрел, как Одри — высокая, уверенная, элегантная, в ниспадающем до пола платье цвета шампанского, почти такого же оттенка, как ее длинные волосы, — радостно улыбается Ракель. Сейчас в ней нельзя было угадать ни малейших признаков вулканических плотских страстей, полыхавших под безупречной оболочкой. В таком одеянии, необыкновенно сдержанная, она казалась Мартину девственницей, возможно, фригидной, и столь же бездушной и безжизненной, как статуя. Ничто, конечно, не могло быть дальше от истины, нежели этот образ.

Внезапно до Мартина дошло, что Одри уставилась прямо ему в глаза. Перехватив его взгляд, она подмигнула ему, нарочито медленно и непристойно.

Выходка эта никак не вязалась с ее обликом.

Мартин стоически смотрел в сторону, делая вид, что ничего не заметил. Черт бы ее побрал, это же совсем рехнуться надо, чтобы рисковать подобными проделками на глазах у его жены и своего отца!

Хотя Рексфорд Фейн скорее всего и не стал бы обращать никакого внимания — по крайней мере до тех пор, пока ничто не угрожает политической карьере Мартина. Мартин был почти уверен, что старик знает о его романе с Одри. Во взаимоотношениях полов Фейн не очень чтил моральные ограничения. Однажды кто-то сказал, что в этом плане у него мораль товарного вагона, спаривающегося со всем, что подгонят. При этом он не особенно и старался держать свои похождения в тайне. По правде говоря, для него в этом и не было необходимости; он не боялся потерять голоса избирателей, если вдруг выплывет, что он волокита, прелюбодей, неверный супруг.

«А ты зачем так рискуешь, Мартин? — спросил его ехидный внутренний голосок. — Ведь вся твоя карьера может пойти прахом…»

Этот вопрос голосок задавал ему и раньше. Он никогда на него не отвечал, не стал отвечать и сейчас. На такой вопрос ответа не существует.

Фейн приблизился к Мартину и обнял его за плечи.

— Пойдем-ка ко мне в кабинет, сенатор. Поболтаем, пока не набрались. Да не переживай, твоего отсутствия здесь никто не заметит. Клянусь Богом, мы же с тобой с глазу на глаз словечком не перемолвились, с тех пор как ты вернулся из Вашингтона.

Кабинет Фейна был устроен в сугубо мужском духе и сочетал в себе бар, бильярдную и помещение для работы. Огромных размеров, он был обставлен просторными удобными креслами и короткой дубовой стойкой с медным поручнем, рядом с которой красовалась медная же плевательница. В одном углу стояло шведское бюро, бумаги торчали из всех щелей. В другом углу под подвешенным на шнуре зеленым абажуром раскинулся большой бильярдный стол.

На полу повсюду были беспорядочно брошены медвежьи шкуры, стены украшали портреты дородных обнаженных натур вперемежку с охотничьими трофеями. В свое время Фейн был заядлым охотником — каждый год выезжал на сафари в Африку и тому подобное. Теперь же охотился совсем мало.

Разве что за дородными обнаженными натурами и неосторожными политиками, мелькнуло в голове у Мартина.

Книг в кабинете не было: чтением Фейн не увлекался.

Обитель сибарита — что, по мнению Мартина, было для Фейна исключительно точной характеристикой.

Как он и ожидал, Фейн предложил:

— Сыграем, сенатор?

Размахивать кием Мартину совсем не хотелось, но обсуждением у себя в кабинете вопросов политического свойства Фейн занимался только за бильярдом, это был освященный традицией ритуал.

— Можно, — согласился поэтому Мартин.

Фейн установил шары и жестом предложил Мартину разбить пирамиду. А сам принялся неторопливо водить мелком по кончику кия.

— Как по-твоему, Мартин, придется попотеть на предварительных выборах?

Мартин положил первый шар в боковую лузу. Подумав, уклончиво произнес:

— Трудно сказать. Джейсон Кларк, конечно, боец и оратор искусный, да и для здешних свой, как раковый пирог.

— Да, он уж такой, наш старина Джейс, тютелька в тютельку, — хохотнул Фейн. — Вообще-то мужик он ничего, но ему бы лучше оставаться в палате представителей. Там ему самое место. В сенате он нам не нужен.

— Мне, во всяком случае, он нам точно не нужен. Ни под каким видом.

— Не боись, дружище. Мы его уделаем, клянусь Богом, уделаем. А тебе добрая драчка на предварительных выборах будет только полезна. Адреналин так и попрет!

«У тебя попрет, хочешь сказать», — подумал про себя Мартин, но вслух вместо этого возразил:

— Победить на предварительных — только полдела. Мне ведь еще осенью придется схватиться на выборах с тем, кого выдвинут республиканцы.

Фейн пренебрежительно отмахнулся:

— Когда это у республиканца был хоть какой-то шанс на избрание в сенат от суверенного штата Луизиана? Ты, главное, не суй член куда не надо, и все будет в порядке!

Четвертый шар Мартин промазал и отошел, уступая место Фейну. Кий свой он поставил в стойку — это тоже было частью ритуала. Фейн всегда уступал первый удар сопернику, дожидался его промаха, а после этого безошибочно заканчивал игру.

Мартин закурил сигару и направился к стойке бара налить себе чего-нибудь выпить.

Было ли язвительное предупреждение Фейна прозрачным намеком на то, чтобы Мартин был поосторожнее с Одри? Или просто соленая мужская шутка за бильярдом?

Видимо, все-таки и то и другое, решил Мартин.

Фейн есть Фейн.

Когда он вернулся к бильярдному столу, Фейну оставалось положить три шара. Мартин наблюдал, как он готовит очередной удар, которым опять положил шар в лузу, казалось бы, без всяких усилий.

— Больше не думал «ад тем, о чем мы говорили в Новый год? — поинтересовался Фейн, не поднимая глаз от зеленого сукна.

— Имеешь в виду, чтобы баллотироваться в президенты?

— Сдается, именно это я и имею в виду.

— Каждый политик думает об этом месте на Пенсильвания-авеню в городе Вашингтоне. Но до выборов еще два года, Рекс.

— Поэтому-то сейчас самое время серьезно над этим задуматься. Для того чтобы все устроить, требуется время, Мартин. Делегатов-выборщиков нужно обхаживать, укрепить свои политические позиции, поездить по стране, повыступать, чтобы тебя все узнали… Да тебе и так все известно.

— Известно. Меня другое тревожит. Жена моя, например: Ракель сыта политикой по горло. Если узнает, что я собираюсь баллотироваться в президенты, в ладоши хлопать от счастья не станет.

Фейн выпрямился, взгляд его вдруг стал жестким и колючим.

— Ты позволяешь жене командовать собой, Мартин? Она до сих пор меняет тебе пеленки?

— Конечно, нет! — обиженно воскликнул Мартин. — Но человек должен думать о своей семье.. Это же часть моей жизни.

Фейн несколько секунд сверлил его раздраженным взглядом. Затем вдруг ласково улыбнулся и похлопал Мартина по плечу.

— Не заводись, старина. Как только она начнет хозяйничать в Белом доме, сразу придет в норму.

— Далеко в этом не уверен.

— Фейн его возражение оставил без внимания и быстро положил в лузу оставшиеся два шара. Поставил кии в стойку и принялся стряхивать мел с ладоней.

— Может, пойдем на бал? Полночь скоро, время снимать маски. В них, правда, не больше половины гостей, и кто под ними скрывается, мне известно, только я всегда делаю вид, что жду сюрпризов.

Пока они находились в кабинете, шум набиравшего обороты веселья возрос на несколько децибелов. Фейн провел его в бальный зал, просторное помещение в самом центре дома, которое в обычное время оставалось под замком и открывалось лишь по таким, как сегодня, особым случаям. Под потомком слегка покачивались массивные люстры. В движение их явно привело столпотворение в зале. Они излучали праздничное сияние на головы двухсот или около того гостей, заполнивших эти стены до отказа. Мебели здесь не было. Инструментальный квинтет расположился на возвышении у задней стены, чернокожие музыканты исполняли настоящий новоорлеанский джаз. Все стояли, весело болтая, смеясь, перекликаясь, взвизгивая, поглощая напитки с подносов, которые разносили обливающиеся потом официанты. Перед возвышением оставался свободный пятачок, где танцевали — или, скорее, пытались танцевать — несколько пар.

— Боже милостивый, это еще что за мать твою… — возбужденно прошептал на ухо Мартину Фейн. — Ты только посмотри, а! Ну и наглец же этот сукин сын черномазый!

Мартин обернулся к двери, оглядываться начали и другие гости. В зале воцарилась гробовая тишина.

На пороге стоял негр, высоченный, могучий. Негр без маски. Хотя на губах его блуждала легкая ухмылка, общее выражение лица казалось необыкновенно подобострастным и раболепным. На голове у него красовалась пятнистая от пота шляпа с обрезанными полями, штанины выцветшего комбинезона были вкривь и вкось обкромсаны ниже колен, рубашки на нем не было вовсе. Вокруг лодыжки одной из босых ног обвивалась цепь, к которой было приковано черное ядро.

Мартин призвал на помощь всю силу воли, чтобы не расхохотаться. Ни у одного другого чернокожего в Новом Орлеане не хватило бы нахальства прийти на бал к Фейну в костюме еле волочащего ноги пресловутого дяди Тома! Да к тому же с ядром и цепью!

— Ведь понимал же, что совсем спятить надо, чтобы поддаться на твои уговоры пригласить этого ублюдка курчавого, Мартин, — злобно пробормотал Фейн, сейчас от его южного акцента не осталось и следа.

— Среди чернокожих он — сила, его слушаются, Рекс. А чернокожие нынче получили право голоса.

Или ты не слышал? И чернокожих у нас — треть населения штата. — Мартин начал свою тираду довольно спокойно, но под конец не мог сдержать раздражения. — Брось, Рекс! Где твое чувство юмора?

В этот момент в зале начал то тут, то там возникать нервный смешок. Однако многие гости демонстративно поворачивались спиной к вновь прибывшему и как ни в чем не бывало возвращались к прерванной беседе.

Мартин, не говоря ни слова, отошел от Фейна и стал пробираться сквозь толпу к чернокожему гиганту.

— Так и знал, что ты выкинешь какой-нибудь фокус. Линкольн! А что, цепь и ядро настоящие?

— Да, cap, хозяин! А как старая хозяин думает, этот штучка… — Эбон, нарочито коверкая речь, расплылся в довольной улыбке. — Резиновые, сенатор. Можно взять напрокат в любой театральной лавке. По-моему, ядро и цепь добавили костюму последний штрих, как думаете, сенатор? Это в знак моего протеста…

Глава 5

Джеральд Лофтин наслаждался душой и телом.

Последним — в буквальном смысле.

Этим телом в спальне наверху была рыжая девица, с которой он познакомился меньше часа назад в бальном зале.

Экзотическая рыжина, однако, оказалась фальшивкой. Сейчас, когда из одежды на ней осталась одна лишь черная полумаска, это стало совершенно очевидно, поскольку треугольничек волос на лобке был темнее воронова крыла.

Когда Лофтин увидел ее внизу, она щеголяла в одном из тех нарядов, которые полагалось носить южным красоткам в благословенные времена до Гражданской войны — по крайней мере они носят их во всех фильмах. Платье доходило до самого пола, а начиная от талии было посажено на кринолин, что создавало впечатление, будто она разгуливает в бочонке.

После двух коктейлей она приблизила к нему лицо и прошептала:

— Дорогуша, здесь мы, как шпроты в банке. Давай прихватим выпивку — и наверх, там поуютнее, а?

Лофтин в принципе не возражал, но несколько замялся, обуреваемый сомнениями и подозрительностью. С лицом, с той его частью, которую он мог рассмотреть, у нее все в Порядке — но как, к черту, угадать, что у нее за фигура под всеми этими тряпками?

Беспокоился он напрасно. Тряпок оказалось не так уж и много — лишь платье да ободья кринолина.

Как только они были сброшены, что заняло целых три минуты, под ними осталась лишь сама девица, сочащаяся горячей влагой желания, в которую Лофтин тут же и погрузил свой напрягшийся фитиль.

Предложение поступить так исходило от нее: «Чего тянуть, лапочка, макай фитилек по-быстрому».

Не терпелось ей, значит, и времени она даром не теряла. Лофтина это устраивало — можно было обойтись без утомительной процедуры предварительных мероприятий. Если мужик пришел в боеготовность, чего еще надо? Лофтин уже давно заметил, что в этом деле ему свойственна некоторая скоропалительность и что всякие глупости, которые в учебниках по технике любви называются подготовительной стадией, частенько приводили к дурацкой ситуации, когда для него все заканчивалось, не успев по-настоящему начаться.

В данном случае ничего подобного не произошло. Рыжая красотка оказалась тоже не из заторможенных, и оргазма они достигли легко, быстро и одновременно, будто практиковались вместе в течение многих и многих лет, а не каких-то жалких пятнадцати минут.

— Ну-у-у, это была что-то, пупсик! — Лофтин опрокинулся на спину, хрипя, как загнанный жеребец.

В мерцающем свете ночника на тумбочке у кровати Лофтин нащупал второпях брошенную там пачку сигарет. Окинул долгим взглядом свою рыжеволосую партнершу. Она, закрыв глаза, раскинулась в бесстыдной позе словно окаменевшая, единственным признаком жизни оставалось лишь движение ее маленьких грудей в такт с дыханием.

Лофтин закурил, не удосужившись предложить сигарету своей даме. Работал он у Рексфорда Фейна всего-то два месяца, сегодня его впервые пригласили в этот дом не по делу, а в гости. И если нынешнее приключение может служить образчиком потенциальных дополнительных льгот, такую службу нельзя не полюбить!

Вместе с тем ему было немножко не по себе. Он не знал, как Фейн отнесется к тому, что один из его работников трахает какую-то гостью, да еще в его собственном доме!

Лофтин не мог позволить себе потерять это место, ставки были слишком высоки. Фейн обещал взять его на постоянную высокооплачиваемую работу в одной из своих многочисленных компаний, если Лофтин позаботится о том, чтобы предстоящий во вторник парад Рекса прошел без сучка и задоринки, и обеспечит этому действу широкое освещение в прессе. С прессой он никаких трудностей не предвидел, однако возник ряд проблем, в частности эта лежачая демонстрация, которые могли весь парад сорвать к чертовой матери.

К тридцати восьми годам Лофтин успел попробовать свои силы на многих работах — хороших и не очень, а в нескольких случаях и вовсе по ту сторону закона. На некоторых он вроде бы преуспевал, но ему, похоже, был присущ талант так или иначе все пускать прахом. Ухватиться за место у Фейна его заставила раздиравшая душу паника, поскольку он сильно подозревал, что оно станет последним на пути к полному и окончательному провалу. Сорвись он и здесь, заскользит на самое дно как по маслу, и ухватиться будет не за что — ледяной желоб прямо в небытие.

Так что он был исполнен решимости удержаться на работе, чего бы это ни стоило. В Новый Орлеан он попал впервые, и то, что успел увидеть, ему очень понравилось. Он был жизнелюб, обожал крепко выпить, вкусно закусить и всласть потрахаться. В Новом Орлеане для упомянутых трех видов деятельности возможности открываются, судя по всему, самые широкие. А с хорошей работой, обещающей большие бабки…

Да что говорить! Он готов на все, лишь бы ублажить мистера Рексфорда Фейна.

Он повернулся, чтобы затушить сигарету. В поле зрения попали собственные ноги, и Лофтин невольно расхохотался. Боже праведный, один носок он, оказывается, снять так и не успел.

Еще бы! Отдельные предметы их одежды разметаны по всему полу, словно клочки бумаги после бури.

Это еще чудо, что пуговицы на месте остались.

Он вновь откинулся на спину, маленькая ладошка поползла по его груди, прихватывая по пути мокрые от пота волосы, тихий голос промурлыкал ему в ухо:

— Над чем смеемся, лапочка? Слушай, а как все-таки тебя зовут?

— Джеральд. Джеральд Лофтин.

— Я буду звать тебя Джер. Согласен, Джер? — Ладошка поползла ниже, и Лофтин попытался втянуть живот. Вот черт бы его побрал, надо бы последить за собой, а то скоро пузо нарастет, что твоя бочка.

— А я Дейзи, то есть Маргаритка, — хихикнула она, — цветочек из венка.

— Привет, Дейзи.

Ее ладошка добралась до заветной цели и сжала его гениталии.

— Бедняжка, несчастненький фитилечек. Совсем сник.

— А ты как думала, Дейзи, после такого… Но я быстро восстанавливаюсь.

— Сейчас Дейзи ему поможет.

Ее губы и язык последовали маршрутом, проложенным горячей ладошкой. Здорово у нее получалось, дело это она знала. Лофтин среагировал с похвальной быстротой. Его фитиль встал по стойке «смирно», пульсируя, как электровибратор.

— И вправду быстро восстанавливаешься, Джер.

— Твоими же молитвами, детка.

Она змеиным движением скользнула на него всем телом и прикусила ему ухо.

— Пора макать фитилек, Джер?

— Как скажешь.

— Я готова.

Он сжал ее плечи и опрокинул на спину, притиснув к кровати. Какое-то мгновение он нависал над ней, пока Дейзи умелой ладошкой не ввела его член внутрь себя.

Тут уж он не замедлил с тем, чего она так ждала, энергично двигая задом, как поршнем. Дейзи помогала ему с отточенным искусством, и они уже стали подниматься по ведущим в рай ступеням, как Лофтин вдруг ощутил голыми ягодицами прохладное дуновение.

Женский голос прощебетал:

— Эй, Дейзи! Привет, подружка. Ты занята?

Лофтин застыл как изваяние, потом медленно повернул голову и взглянул через плечо на стоящую у двери коротышку в костюме пирата.

— Господи Боже мой! — вспылил он. — Ты что, дверь не запирала?

— Это моя лучшая подруга. Эдна Мэй, — донесся из-под него голос Дейзи. — Я попросила ее навестить нас, Джер. Чтобы повеселиться втроем. Потому что, пока ты не позабавился втроем со мной и Эдной Мэй, считай, по-настоящему и не жил.

Джим Боб Форбс не мог поверить в такую свою удачу. Он намеренно пришел на бал к Фейну с опозданием, и на тебе — рядом с сенатором Мартином Сент-Клаудом стоит Эбон собственной персоной, явно тоже только что появившийся. Они с Сент-Клаудом дружно смеялись.

Причиной их веселья послужил скорее всего маскарадный костюм черномазого, который с учетом времени и места действительно был выбран весьма остроумно.

Па го чтобы отыскать этого типа, Джим Боб убил немало времени, а он тут как тут, на виду у сотни людей. Что говорило о степени компетентности полицейского управления Нового Орлеана. Или еще больше, подумал Джим Боб, о наглости самого Эбона. У него, должно быть, Появились свои причины вынырнуть из подполья, в противном случае его бы так и не нашли.

Джим Боб пробрался поближе. Он остановился в нескольких футах и, успев сдернуть с подноса проходившего рядом официанта стакан, стал терпеливо ждать. Потом он увидел, как сенатор поднял голову и медленно обвел зал взглядом.

Джим Боб не был знаком с сенатором Сент-Клаудом, но всякий, кто когда-нибудь читал какую-либо новоорлеанскую газету или смотрел местное телевидение, не мог не узнать этот профиль.

Джим Боб не особенно следил за политической жизнью, по правде говоря, он даже редко вспоминал обо всей этой чепухе — только тогда, когда политики так или иначе вредили делу, которым он занимался.

Этот ничего подобного себе пока не позволял, тем не менее тон некоторых последних речей сенатора Джиму Бобу очень не нравился. Он вроде выступает за то, чтобы дать черномазым волю, а это уже имеет прямое отношение к его, Джима Боба, делу. Только дай такому черномазому, как Эбон, волю, и каждый белый в Новом Орлеане окажется в опасности.

Тут Джим Боб заметил, что взгляд сенатора остановился в какой-то точке по другую сторону зала.

Он тоже посмотрел туда и увидел, как Рексфорд Фейн кивнул головой — едва заметный, но явно повелительный жест. Джим Боб успел вовремя повернуться, чтобы уловить досадливую гримасу, на миг исказившую лицо сенатора. Сенатор сказал что-то полушепотом Эбону и удалился, оставив нефа в костюме дяди Тома в полном одиночестве.

Джим Боб шагнул к нему и произнес вполголоса:

— Здорово, Эбон. Ищу тебя, ищу…

Эбон резко обернулся, глаза, как черные полыньи, полны нескрываемой злобы.

— Да ты, верно, и сам знаешь, — закончил фразу Джим Боб.

Эбон дернулся с нарочитой подобострастностью в попытке то ли расшаркаться, то ли изобразить поклон.

— Нет, сар, маста Чарли, моя не знать, что полисия моя искать. Моя совсем не знать, нет, cap…

— Ладно, Эбон, кончай прикидываться, будто только что с плантации, — с трудом сдерживаясь, оборвал его Джим Боб. — Я же знаю, что ты Из образованных. Так что брось валять дурака, понял?

— Хотите, чтобы я вместо неотесанного ниггера образованным ниггером прикинулся, капитан? — язвительно ерничая, осведомился Эбон. — Будь по-твоему, клейстер. Да, мне известно, что вы меня разыскиваете, однако, поскольку мне не предъявлены никакие обвинения и, соответственно, ордера на арест нет, я не считаю себя обязанным отдаваться в руки полиции. Формулирую как образованный, тебя устраивает, клейстер?

Несколько мгновений, которые показались ему вечностью, Джим Боб боролся с обуревавшими его противоречивыми чувствами. Он всем нутром не доверял таким вот заносчивым до наглости черномазым, извините, пожалуйста, хитрозадым неграм, и всегда должен был следить за собой, чтобы не сорваться, когда те разговаривали с ним на равных. Он считал, что ни одному чернокожему нельзя разрешать получать образование за пределами того минимума, который необходим для добывания средств к существованию'. А если черномазый хочет все же продолжать свое образование, то пусть катится к чертовой матери на Север, чтобы у него, Джима Боба, голова не болела. И в то же время твердый характер этого негра вызывал у него уважение. «Надо смотреть в оба, — мысленно предупредил себя Джим Боб, — иначе он ремней из меня нарежет и меня же ими повяжет».

Внезапно до него дошло, что Эбон наблюдает за ним с выражением издевательски подчеркнутого довольства. «Словно читает мои мысли», — подумал Джим Боб.

— Обвинений нет, ордера нет, все правильно, — угрюмо подтвердил он. — Но вполне могут и появиться. Поэтому-то…

— Какие еще обвинения, клейстер? — перебил его Эбон.

— Не смей меня так называть!

— Нельзя? — удивился Эбон. — А ты разве про себя не называешь меня черномазым? И разве не так стал бы обращаться ко мне, попади я в твой участок?

Око за око, знаете ли, капитан.

Джим Боб торопливо полез в карман и выудил оттуда трубку, которую тут же, не набивая табаком, сунул в рот и крепко стиснул зубами. И сразу взял себя в руки. Удивительно спокойным тоном произнес:

— Именно в участке и окажешься, если произойдет то, что, как я слышал, ты запланировал.

— Что же это я такое запланировал? Что вы слышали, капитан?

— Имею в виду эту самую лежачую демонстрацию. Кое-кому может не поздоровиться.

— Единственно, кому может не поздоровиться, так это только моим людям, капитан. У нас нет никакого оружия. С нашей стороны это будет исключительно мирная демонстрация. И если кто-то в ней пострадает, виноваты будут не мои, а ваши люди, капитан.

Джим Боб окинул Эбона задумчивым взглядом.

— Знаешь, что мне кажется? Тебе очень нужно, чтобы кое-кто из твоих людей на самом деле пострадал во время демонстрации. Ты рассчитываешь, что какой-нибудь полисмен в оцеплении не выдержит и сорвется, а в результате возникнет всеобщий переполох и начнутся стычки. Вот тогда на вас обратят внимание газеты и телевидение, которые опять выставят полисменов с Юга тупыми драчунами, какими их себе представляют обыватели.

— Вам действительно так кажется, капитан?

— Ага, именно так.

— Мне в таком случае кажется, что вам надлежит позаботиться о том, чтобы ни один хряк… ох, пардон, ни один полисмен не терял головы.

— При ваших провокациях, сам понимаешь, это практически невозможно.

— А это твои проблемы, клейстер, — коротко парировал Эбон.

— Что за проблемы. Линкольн, ? — произнес за их спинами низкий голос.

Они обернулись и увидели подошедшего сенатора Сент-Клауда.

Эбон официальным тоном проговорил:

— Сенатор, вы знакомы с капитаном Джимом Бобом Форбсом из полицейского управления Нового Орлеана?

— Не думаю. — Сенатор запнулся. — Стоп! По-моему, Рекс упоминал ваше имя, капитан. Вы отвечаете за общую безопасность праздничных шествий, в частности парада Рекса. Правильно?

— Точно так, сэр.

Сент-Клауд перевел взгляд на Эбона, потом опять на Джима Боба.

— Возникли какие-то проблемы?

— Еще, черт побери, какие, сенатор, — ответил Джим Боб. — Серьезнейшие.

— Ну? — Сенатор переводил глаза с одного на другого. — Кто-нибудь из вас объяснит наконец, в чем дело?

— Если проблемы и есть, то только у капитана.

Он пусть и объясняет, — нехотя буркнул Эбон.

Джим Боб немногословно изложил Мартину Сент-Клауду все, что знал о предполагаемой лежачей демонстрации сторонников Эбона во время парада Рекса. По мере его рассказа лицо сенатора становилось все мрачнее. Не произнося ни слова, он достал сигару и закурил. Когда Джим Боб закончил, сенатор ткнул в сторону Эбона сигарой, как указкой.

— Это правда. Линкольн?

— А что есть правда, сенатор? — дерзко ответил Эбон.

— Мы здесь не кроссворды разгадываем, Линкольн! — тихо, но с яростью в голосе проговорил Сент-Клауд. — Капитан абсолютно прав, от подобных вещей всегда жди беды. К тому же вы обязаны получить разрешение городских властей на проведение демонстрации.

— Если неприятности и будут, то только у белых, не у нас. А разрешение получить мы пытались. Нам отказали.

— Кроме того, я сам участвую в этом параде. Это что же, ты мне насолить хочешь? После того как я рисковал своей политической карьерой, стараясь в последних выступлениях объяснить гражданам этого штата, что без демонстраций чернокожим ничего не добиться?

Эбон, похоже, смутился.

— Сенатор, лично к вам это не имеет никакого отношения. Я не знал, что вы участвуете в параде.

— В газетах писали.

— Не читал. Могу только заверить, что против тебя, Мартин, мы ничего не имеем. Если не хочешь неприятностей, я бы предложил тебе отказаться от участия в параде.

— Слишком поздно. А почему бы тебе не приказать своим людям поостыть и тормознуть это дело?

— То есть, хотите сказать, опять ждать, сенатор?

Жди, ниггер, терпи, и твои права тебе поднесут на блюдечке. Старая песня, наслушались от вас, белых.

Терпение наше кончилось.

— Сам прекрасно понимаешь, что я совсем не то имел в виду. Линкольн, — встревоженно возразил Сент-Клауд. — Неужели нельзя отложить демонстрацию до другого дня?

— Никоим образом, сенатор. Это наш единственный шанс проявить себя перед всей страной. А если вам наступят на больную мозоль, что ж, на парадах и не такое бывает.

— Да я же не о себе, черт побери, беспокоюсь!

Хотя и это тоже. Только представь, тут я на платформе, а вокруг вся эта заваруха… Да надо мной только смеяться будут, если я после этого хоть одно слово произнесу в защиту ваших демонстраций. Вы же сами затыкаете рот тому, кто вас защищает, а таких у вас в этом штате не так уж и много.

— Мартин, я ценю твою дружбу. И думаю, что ты искренне веришь в то, что говоришь. Но давай смотреть правде в лицо… Чем ты действительно помог нашему делу? Одно доброе слово на сотню проклятий! Да ты хоть знаешь, что люди говорят? Все это, мол, политика, и ты просто гоняешься за голосами негров. Что сам ты не веришь ни одному своему слову…

— Линкольн, так нечестно! Знаешь, ведь, что это не правда!

— Может, и знаю. Только это никому не важно. — Эбон, словно утратив всякий интерес к беседе, небрежно пожал плечами.

Джим Боб, однако, ясно видел, что сенатор Сент-Клауд с каждой секундой приходит все в большую ярость. До сей поры Джим Боб неотрывно и с внутренним удовлетворением наблюдал за взбучкой, которую накликал себе сам либеральный сенатор. Но сейчас он, почувствовав неладное, насторожился.

— Я считал тебя своим другом, Линкольн, — все еще сохраняя спокойствие, негромко произнес сенатор. — Из кожи лез, чтобы тебя сюда пригласили.

Сначала посчитал твою выдумку с костюмом даже забавной. А теперь до меня дошло, что ты совсем другого добивался… Ты оскорбить нас хотел таким образом!

— Понимайте как хотите, сенатор. Не я выдумал дядю Тома с его жалкой хижиной, это вы, белые, хотели превратить нас в таких, как он. И если догадались, что я хотел ткнуть белых носом в их собственное дерьмо, то вы абсолютно правы, сенатор!

— Дешевый трюк, Линкольн. Но хуже всего то, что ты меня используешь, и мне это совсем не нравится.

— И буду использовать. Любого употреблю, чтобы добиться того, что мне нужно, — бесстрастно заявил Эбон.

— Даже твоих собственных людей, так? И слово «мне» здесь ключевое, так? Тебе лично нужно!

Эбон впервые выдал скрываемое доселе раздражение:

— По-моему, вы злоупотребляете нашей дружбой, сенатор! Вы же не в сенате на трибуне, где ваша неприкосновенность позволяет болтать что угодно!

— а кто секунду назад разглагольствовал о правде? — издевательским тоном поинтересовался Сент-Клауд. — Я всегда принимал тебя за искреннего человека, но теперь в этом совсем не уверен. Может, для тебя нет ничего святого, и ты просто ловчила на самом деле?

Неожиданно для всех Эбон дал волю обычно тщательно сдерживаемой ярости. С откровенной угрозой в голосе он выкрикнул:

— Только без оскорблений, Мартин! Со мной никто не смеет так говорить, тем более какой-то клейстер долбаный!

В этот момент музыка, к которой Джим Боб уже попривык и воспринимал как ненадоедливый фон, внезапно смолкла, и последние слова Эбона прозвучали неожиданно громко и внятно. Настала мертвая тишина.

Между Эбоном и сенатором Сент-Клаудом протиснулся высокорослый и широкоплечий парень в сером свитере.

— А ну не выражаться, приятель! Все-таки с сенатором Соединенных Штатов разговариваешь.

Эбон хотел было отмахнуться от него, но здоровяк стиснул его руку огромной ладонью.

— Убери лапы! А то пришибу! — Эбон зло выдернул руку.

— Валяй, смельчак, попробуй. Хоть сей момент.

Все произошло так быстро, что Джим Боб даже не успел вмешаться. Однако сейчас одного только взгляда на взбешенного Эбона было достаточно, чтобы он понял, что надвигается драка. Пора растаскивать.

Однако пока Джим Боб раздумывал, сенатор Сент-Клауд придержал парня за плечо.

— Остынь, Брет, — успокаивающе улыбнулся он. — Просто дружеская беседа.

— По мне, даже слишком…

— Это что еще за фрукт, Мартин? — вызывающе осведомился Эбон.

— Неужели не узнаешь? Брет Клоусон, фаны зовут его Медвежьи Когти. Лучший игрок в Национальной футбольной лиге.

— А, попрыгун, — понимающе протянул Эбон. — Тогда все ясно. Прыг-скок, прыг-скок, все мозги между ног.

В воздухе, словно ядовитые пары, опять повисла напряженность. И вновь атмосфера разрядилась — как раз в этот момент установленный на возвышении микрофон разнес по всему залу громовой голос:

— Полночь, друзья! Время срывать маски, давайте посмотрим, кто есть кто!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК

Глава 6

Брет Клоусон был трусом. Его называли крутейшим парнем в профессиональном футболе, в игре, которую многие считают самым грубым и жестоким из всех силовых видов спорта, но при одной только мысли о взаправдашнем физическом контакте все нутро Брета начинало трястись, как подтаявшее желе.

Перед матчем его всегда выворачивало наизнанку.

В этом не было бы ничего необычного — со многими профессиональными футболистами происходит то же самое. Однако в большинстве случаев неукротимую рвоту вызывает нервное напряжение, а не страх.

С годами Брет научился психологической самоподготовке к играм; он грыз куда больше таблеток, чем дети леденцов, — и не только анальгетики, но и стимуляторы, все, какие мог раздобыть. В этом не было бы ничего необычного — многие игроки прибегают к таблеткам, но они поступают так в убеждении, пусть даже ошибочном, что это повышает их физические возможности во время матча.

Брет знал, что именно его страхи каким-то извращенным образом превратили его в самого устрашающего игрока в лиге. Беспристрастный наблюдатель может воспринимать это соображение как иронию или даже юмор, но сам Брет относился к нему слишком серьезно, чтобы оно казалось ему забавным. Еще в начале своей спортивной карьеры он обнаружил, что единственный способ обуздать терзавшего его персонального демона состоит в том, чтобы играть с необузданной, почти бездумной и свирепой жестокостью.

Вдобавок он также обнаружил, что если подсекаешь соперника первым и без пощады, то шансы пострадать самому значительно уменьшаются.

Все началось еще до школы, когда стало ясно, что Брет вырастет в особь необычных размеров. Причуда генов, должно быть, поскольку родители его по физическим данным были людьми вполне нормальными — отец ниже ста восьмидесяти, мать чуть выше ста шестидесяти. Ни один из его троих братьев тоже не дотянул до ста восьмидесяти сантиметров. Более того, все были довольно тщедушны и атлетическим сложением отнюдь не отличались.

В этом, возможно, и кроется объяснение. Отец Брета был страстным любителем спорта, а футбол обожал просто фанатично. Он из кожи лез вон, чтобы попасть в школьную команду, но потерпел позорный провал. Все три старших сына его в этом смысле также подвели.

Но самый младший стал сбывшейся мечтой во плоти — широкоплечий, обещающий вырасти с гигантский кипарис, стремительный в движениях, как кошка. Футболист от Бога. Шансов избежать уготованной ему участи у Брета не было никаких. Уже во втором классе он играл в первой линии схватки, каковая, как он потом узнал, на языке профессионалов называется «гадючником» — лоб в лоб и плечо в плечо не на жизнь, а на смерть. Несмотря на страхи перед физическими столкновениями, о которых он никогда не проронил ни слова, и внутреннее отвращение к самой игре, Брет был рожден для футбола.

Через два года игры в школьной команде он попал в сборную лиги, а когда стал выступать за университет Луизианы (где его перевели на линию защиты), его дважды включали в национальную сборную; среди селекционеров профессиональных команд его репутация была весьма высокой и прочной. Он заключил очень выгодный контракт с командой «Сейнтс».

С раннего детства Брет испытывал ужас перед болью, но быстро научился не подавать виду, перенося все мучения в стоическом молчании. Он жил в постоянном страхе перед травмой, которая могла либо искалечить его на всю жизнь, либо привести к гибели. По статистике, его шансы встретить смерть на футбольном поле были невелики; и все же ежегодно несколько человек погибает от полученных во время игры травм. Вопреки мучившим его по ночам кошмарам, у Брета серьезных повреждений пока еще не было, но это только усиливало его страхи. Чем дольше он играет, тем больше вероятность получить тяжелое увечье.

Брет, однако, попал в ловушку. Бросить футбол он не мог. Футбол стал всей его жизнью, ничего больше он не знал и не умел. В колледже каких-либо знаний, представляющих практическую ценность, он почти не приобрел. Он мог бы завершить свою карьеру на тренерской работе, но если он уйдет из футбола сейчас, на пике своей славы, вопросы «Почему?» будут неотступно преследовать его, как стая голодных стервятников. А это подорвет его шансы получить место тренера. Разве что в какой-нибудь Богом забытой школе. Если он бросит футбол сейчас, нечего и надеяться, что его пригласят тренировать профессиональную команду — а только там и можно рассчитывать на приличные деньги.

У явления, которое Брет привык считать своей трусостью, был весьма неприятный побочный эффект.

Брег стал проявлять пугающую склонность ввязываться в ситуации, чреватые именно физическим ущербом. Психиатры, возможно, классифицировали бы это как своего рода компенсацию. Как ни называй, но он продолжал поступать именно таким образом. Словно испытывал к этому неодолимую тягу. Стоило вспыхнуть ссоре между его приятелями или даже совсем незнакомыми ему людьми, Брет, как только дело доходило до драки, тут же вставал на защиту того или другого. Чаще всего ему после этого становилось очень неловко, и крайне редко его вмешательство оценивалось по достоинству. Но подобное свойство характера укрепило за ним репутацию отчаянного задиры.

А в нескольких случаях и на самом деле подвергало его реальной опасности. Дважды, например, когда его команда проводила игры в Нью-Йорке, Брет намеренно бродил ночью по Центральному парку, превращая себя в мишень для грабителей. С точки зрения коренного Нью-Йоркца, это было равнозначно тому, чтобы войти ко льву в клетку — по ночам Центральный парк становится излюбленным местом охоты грабителей.

К счастью, внушительные габариты пока спасали Брета от возмездия; обычно потенциальный противник хватался за любой предлог, чтобы пойти на попятную. Но вечно так продолжаться не может, и Брет это понимал. В один прекрасный день он сунет свой нос куда не следует, и кто-нибудь от души по нему врежет.

Сейчас, когда он на глазах у всех гостей протиснулся между сцепившимися сенатором и этим чернокожим малым, наступил, похоже, самый критический момент из всех, что ему приходилось переживать. Все равно что схватиться с судьей во время игры.

Брет прибыл на бал с опозданием. Его и Лину встретила Одри Фейн; остановив проходившего официанта, они взяли с подноса напитки и задержались на ступенях, ведущих вниз в бальный зал, и тут Брет замелил внушительную фигуру сенатора в другом конце помещения. Оставив Лину с Одри, Брет стал пробираться через переполненный зал к сенатору.

В колледже Луизианы сенатор Сент-Клауд учился несколькими годами раньше Брета, он также дважды входил в национальную сборную в качестве нападающего. У него, однако, хватило ума, способностей и всего прочего, чтобы расстаться с футболом и выбрать себе более благодарную и многообещающую карьеру. Брет встречал сенатора несколько раз во время традиционных вечеринок выпускников колледжа и проникся к нему восхищением с первого взгляда, сейчас они стали добрыми друзьями. Всякий раз, когда сенатор Сент-Клауд бывал в Новом Орлеане, он обязательно приходил на стадион поболеть за «Сейнтс», а после игры частенько оставался, чтобы повидать Брета. В последний раз такое случилось в Новый год после матча за кубок, который фаны. панибратски называли «Большой сахарницей».

Сегодня, когда Брет находился уже всего в нескольких шагах от сенатора, музыка внезапно смолкла, и на весь зал громко и внятно разнесся голое чернокожего в костюме дяди Тома:

— ..какой-то клейстер долбаный!

Даже не раздумывая, Брет тут же вмешался не в свое, как оказалось, дело и выставил себя полным дураком. Его, к счастью, спасла всеобщая суматоха, возникшая, когда гости принялись снимать маски, но Брет тем не менее был уверен, что Лина все видела и слышала. У него не было даже возможности извиниться перед этим чернокожим малым, который неожиданно исчез, оставив его один на один с Мартином Сент-Клаудом.

— Простите, сенатор. Болван я полный и больше ничего, — покаянно забормотал Брет. — Но я услышал эти его слова и подумал…

— Не бери в голову, Брет, — весело рассмеялся сенатор, — Время от времени Линкольна полезно ставить на место. Вообще-то я сам виноват. Не надо было его подкалывать.

— Все равно, сенатор, чертовски сожалею. Вас не затруднит при встрече передать ему мои извинения?

— Обязательно, Брет, если считаешь нужным. Но только он может исчезнуть на несколько дней, а то и недель. Есть у него такая привычка. К тому же уверен, что он не так уж на тебя и обижен, иначе бы он не смолчал, у него ведь что на уме, то и на языке.

Сенатор достал из кармана кожаный портсигар и протянул Брету. Тот, отказываясь, покачал головой.

Сент-Клауд выбрал сигару, отрезал кончик, чиркнул длинной серной спичкой и держал ее до тех пор, пока сигара не затлела ровным ярким огоньком. Потом потянул Брета за рукав.

— Пойдем-ка попробуем отыскать официанта и раздобыть чего-нибудь выпить. — Они начали пробираться через зал. — Читал, тебя включили в сборную профессионалов, Брет. Поздравляю!

— Тоже мне событие! — пренебрежительно фыркнул Брет. — Хотя какого черта я буду вам врать, сенатор? Конечно, для меня это все. Ну, вроде как вам победить на выборах, наверное.

— Только тебе для этого не надо целовать сопливых детишек, толкать речи и тому подобное. Сшиб противника с ног долой — всего и делов, так, Брет?

«Если бы ты только знал, — мелькнула в голове у Брета горькая мысль. — Если бы ты только знал!»

Сенатор остановил проходившего официанта и взял у него с подноса два последних бокала. Посмотрел на их содержимое с гримасой отвращения.

— Так и есть! Рекс и его чертов пунш! Впрочем, ладно, выпивка есть выпивка. — Он протянул Брету стакан и поднял свой. — Будем, дружище! Пусть «Сейнтс» больше везет в следующем сезоне!

— За это я выпью. И за ваше переизбрание, сенатор.

— А вот за это нельзя не выпить.

Брет с трудом проглотил донельзя приторную смесь.

К ним протиснулся багроволицый, обильно потеющий толстяк, который, ухватив сенатора за руку, принялся» трясти ее с преувеличенной радостью.

— Как поживаете, сенатор? Нельзя ли нам перекинуться словечком?

Сент-Клауд посмотрел на Брета, как бы прося извинения, пожал плечами. Толстяк, тотчас вцепившись в его рукав, повлек сенатора в толпу; тот, склонив голову, внимательно слушал многословного коротышку.

Брет быстро допил коктейль и обвел взглядом бальный зал. Музыканты собрали инструменты и удалились, некоторые из присутствующих тоже начали прощаться. Но большинство гостей еще оставалось, Брету было известно, что Рексфорд Фейн никогда не ограничивал свои приемы во времени. Если у гостей достает сил веселиться до утра, бесплатной выпивки и закуски всегда на всех хватит.

Атмосфера в зале стала более непринужденной. Свет в люстрах притушили, и некоторые гости начали разбредаться по многочисленным комнатам особняка.

Брет остановил проходившего официанта, поставил на поднос пустой бокал и взял себе стакан с настоящим американским виски — бербоном. Это последний, решил он. Голова у него на выпивку слабая: больше трех порции — и он готов ползать на четвереньках. Что-то там у него такое с обменом веществ, как ему объясняли. Очень странно, потому что стимуляторы он мог глотать целый день, и таблетки, кроме желаемого эффекта, на него никакого другого побочного действия не оказывали.

Он попытался отыскать взглядом Лину, но ее нигде не было. Тоже неплохо, поскольку говорить с ней он еще не готов. Даже если она и пропустила этот дурацкий инцидент, ей, конечно же, уже все рассказали. Брет вспомнил, что Одри обещала Лине показать особняк, и предположил, что сейчас их экскурсия в самом разгаре.

Прихлебывая по дороге из стакана, он направился к выходу из бального зала. От виски по жилам потекло приятное тепло, на душе немного полегчало. Брету надо было выбраться на улицу до того, как вернется Лина. Немного свежего воздуха, немного побыть одному — тогда, наверное, он наберется сил посмотреть ей в глаза.

Он взял с подноса у проходившего официанта полный бокал и поставил пустой. И вышел в теплую душистую ночь. Вокруг него в сгустках тени прятались парочки, доносились приглушенные голоса, полные едва сдерживаемой страсти. Освещение во дворе было выключено, свет падал только из окон особняка да неяркое мерцание пробивалось сквозь густую листву оттуда, где почти в пятидесяти ярдах стоял ряд построек. Раньше они, вспомнил Брет, служили жильем для рабов. Там также раздавались голоса и сдавленное хихиканье.

Брет наткнулся на дуб и прислонился к его могучему стволу. Где-то неподалеку нежно ворковали струи фонтана. Ноздри Брета втянули аромат цветов, тянущих свои напоенные живительным соком стебли к черному небу. Брету всегда казалось, что всего за ночь они могли бы оплести своей зеленой паутиной весь Новый Орлеан от подвалов до чердаков.

Он отхлебнул из стакана. Вот теперь виски начало действовать по-настоящему — очертания предметов расплывались, все его чувства притупились и одновременно обострились. В ушах стоял ровный приятный гул.

Он выпил до дна, нагнулся и поставил бокал на траву. Распрямляясь, услышал грудной голос:

— Еще хочешь?

Помаргивая, Брет вглядывался в возникший из темноты неясный силуэт. Судя по голосу и мускусному запаху крепких духов, женщина.

— А что, можно, — ответил он.

— Видела, как ты вышел на улицу. Следила за тобой, если уж честно. Прихватила пару порций, может, уединимся ненадолго?

— Можно, — тупо повторил Брет, с тревогой отметив, как вдруг сел его голос.

— Ты ведь Брет Клоусон, правильно? Звезда наша футбольная.

— Ага, он самый, — подтвердил он, ожидая, что незнакомка сейчас заговорит о трагикомическом эпизоде.

Однако она о нем, похоже, и не вспомнила. Вместо этого она сказала:

— Вообще-то я не очень увлекаюсь футболом. Но тебя на поле несколько раз видела. Сейчас я в разводе, и у меня есть сын, который считает, что лучше тебя не бывает. Думаю, надо бы попросить у тебя автограф — он бы с ума сошел от счастья. Только вот темно слишком, как по-твоему?

— Ужасно темно, — согласился Брет и отхлебнул из стакана.

— Но иногда это даже к лучшему. — Рука незнакомки нащупала молнию на его брюках.

У футболистов, как и у рок-певцов, — свои обожательницы. Всегда под рукой, ни в чем не отказывают.

Раз или два Брет не устоял перед соблазнительными предложениями. Но для такого сорта поклонниц эта женщина казалась немного староватой.

Потом до него дошло, что все происходящее — лишь часть фантастической ночи, причудливо вместившей в себя сочетание многих факторов. Марди-Гра. Атмосфера, создавать которую на своих балах, особенно в это время года, у Рексфорда Фейна, похоже, был особый талант. Чувственная, переполненная эротикой атмосфера, когда не остается никаких преград и ограничений. Все можно.

Но где-то в особняке он оставил Лину. А что, если она… Но если она стала свидетельницей его унижения, ей-то должно быть все более чем безразлично.

Рука незнакомки добралась до искомого объекта.

Под ее умелыми пальцами он моментально отвердел.

— Да чего там! — пьяно хихикнул Брет.

Женщина опустилась перед ним на колени, словно бы в умоляющей позе, и Брет, забыв обо всем, отдался во власть острого ощущения.

Глава 7

Мартин Сент-Клауд как в воду глядел. Уже через пятнадцать минут Эбон практически и не вспоминал о стычке с Бретом Клоусоном. Более того, он был даже благодарен, что тот вмешался и разнял их с сенатором. Эбон едва не утратил самообладание, а это было опасно и совсем ни к чему. Ни под каким видом. Нрав у него был крутой и злобный — только чуть отпусти поводья, и его так занесет… Эбон еще с раннего детства познал, что негритянскому парню, растущему в Новом Орлеане, лучше научиться сдерживать свою вспыльчивость. В противном случае рискуешь получить пробоину в черепушке, это как минимум. А повзрослев, он очень быстро понял, как легко неуправляемые приступы гнева заставляют совершать непоправимые ошибки.

Нет, бывали, конечно, моменты, когда он симулировал вспышки ярости — в тех случаях, когда ему было нужно утвердить свою власть над каким-нибудь чернокожим братом или застращать какого-нибудь белого пижона. Однако Эбон был уверен, что Мартин Сент-Клауд не из тех, кого так просто запугать, и сильно подозревал, что то же самое относится и к Джиму Бобу Форбсу.

Таким образом, Эбон был только рад, что вмешательство Брета и объявление о начале церемонии снятия масок дали ему возможность ускользнуть с места происшествия.

Он осознавал, что Мартин подкалывает его. Эбон уважал сенатора и, вероятно, мог бы относиться к нему с симпатией, если бы не цвет его кожи. Мартин исходил из ложных посылок — он верил, что все проблемы можно решить на выборах. Может, это и справедливо для большинства проблем белых, но когда и какие проблемы чернокожих были решены путем голосования?

Покинув сенатора, Эбон не ушел с бала, считая, что для этого еще рано. Он пробирался сквозь толпу, заносчиво вскинув голову, стараясь, чтобы его видели, чтобы его присутствие заметили. Он отвергал все попытки заговорить с ним, а заодно и все предложения угоститься напитками. Эбон не пил никогда. Для него алкоголь был равнозначен марихуане, героину, любым наркотикам. Алкоголь и наркотики он считал врагами своего народа, троянским конем, которого белые коварно внедряют в лагерь чернокожих. Алкоголь разъедает способность человека управлять своими разумом и плотью.

Он обошел все комнаты на первом этаже, с тем чтобы ни один гость не упустил возможности увидеть его в костюме дяди Тома Всякий раз, когда за его спиной раздавался изумленный или возмущенный шепоток, на лице Эбона появлялась довольная ухмылка.

Завершив турне по первому этажу, Эбон вышел в главный холл. Справа от него высилась огромная лестница, ведущая на второй этаж, сразу за ней виднелись все еще открытые парадные двери. По левую руку он увидел дверь во внутренний дворик, она тоже была приоткрыта. Он вознамерился было подняться наверх, но отказался от этой мысли Он уже насмотрелся на кричащую роскошь особняка Рексфорда Фейна, оплаченную потом и кровью чуть ли не дармовой рабочей силы — и немалую их часть пролили его чернокожие братья. Но уходить пока рано, еще не время.

Эбон свернул налево и вышел из особняка в ночь.

Он очутился на узкой веранде, идущей вдоль всей стены здания. Шагнув из пятна света, льющегося из приоткрытой двери, он прислонился к перилам и закинул голову. Набрал полную грудь упоительно свежего воздуха. Неожиданно услышав шаги, цокот женских каблучков по каменному полу веранды, он выругался про себя, поняв, что кто-то идет в его направлении.

Негромкий мягкий голос произнес.

— Вы тот самый, кого все называют Эбоном, угадала?

Эбон окинул ее взглядом. Высокая женщина, светловолосая, как викинг, со статной фигурой, обтянутой донельзя облегающим вечерним платьем. Она шевельнула бедрами, животик выпятился в откровенном приглашении. В тонкой правой руке зажат длиннющий мундштук с дымящейся сигаретой.

— Эбон — мое имя, мама, — резко парировал он. — А если все меня как-то и называют, то, думается, совсем по-другому.

— Правильно, совсем по-другому, — рассмеялась она, — Хочешь, повторю?

— Это лишнее. Наслышан.

— И что, не трогает?

— Ярлыки, которые клеют мне белокожие, меня вообще не трогают. — Он слегка усмехнулся. — К тому же я плачу им той же монетой.

Наступила короткая пауза. Женщина курила, а Эбон в бесстрастном молчании выжидал ее следующего хода в давно знакомой игре.

— Ты здесь в первый раз?

— В первый и, будь уверена, в последний.

— Значит, домики на заднем дворе еще не видел?

— Не видел. А что там, на заднем дворе, перестроенное жилье для рабов? А я-то надеялся, что Рексфорд Фейн выше подобных шуток.

— Если хочешь, могу показать.

— Ладно, мама, показывай.

Она полуобернулась к нему, левая рука приподнялась, словно женщина намеревалась взять его под руку. Но Эбон игнорировал этот жест и протиснулся мимо нее. Он уже успел спуститься до половины ведущей вниз лестницы, когда услышал торопливую дробь каблучков догоняющей его женщины. В полном молчании они пошли бок о бок по узкой, засыпанной гравием дорожке.

Теперь, когда его глаза привыкли к почти непроглядной темноте, Эбон обнаружил во внутреннем дворике других любителей свежего воздуха, мужчин и женщин, разбившихся на парочки. Открыто совокупляющихся среди них он не заметил, по на глаза попалось несколько, кто вплотную приблизился к этому.

Нормальная оргия на заднем дворе.

На мелькнувший у него в голове вопрос, знает ли Рексфорд Фейн, что здесь происходит, Эбон ответил положительно. Гости скорее всего уже бывали здесь, имели опыт и знали, как далеко могут зайти, иначе бы не стали так рисковать.

Употребленное его дамой слово «домики» действительности не соответствовало — на самом деле это была единая постройка. Комнаты в ней больше напоминали клетушки, тянувшиеся по всей длине огромного участка. Каждая имела отдельный вход и небольшое оконце. Из некоторых пробивался свет и доносились голоса и смех.

Блондинка выбрала клетушку с темным окном, открыла дверь и щелкнула выключателем. Зажегся свет, негромко зашелестел кондиционер. Женщина поманила Эбона внутрь.

Он вошел и окинул комнату взглядом. Размером не больше номера в дешевом мотеле, она только-только вмещала двуспальную кровать, два кресла, портативный бар с впечатляющим ассортиментом напитков и телевизор. Через открытую дверь виднелась тесная ванная. Однако в остальном дешевый мотель здесь ничего больше не напоминало. Обстановка была стильной и очень дорогой.

За его спиной послышался стук закрываемой двери, и Эбон обернулся.

Женщина тяжело дышала. Пухлые губы увлажнились, зеленые глаза горели пламенем порочного возбуждения.

— А знаешь, что здесь раньше было?

— Догадываюсь.

— В прежние времена здесь жили рабы.

— А масса Фейн мало-мало ремонтировать и превратить в бордельчик, ага?

— Что? — Она шагнула вплотную к нему, от тела повеяло жаром, словно из открытой духовки — Неужели тебя не возбуждает? Чернокожий стоит в комнате, где сто лет назад был бы рабом, а сейчас он хозяин.

— Так уж и хозяин?

— Можешь стать, — хрипло выдохнула она.

Стремительным движением блондинка завела руки за спину, шевельнула плечами и сбросила платье к ногам, как змея кожу. Под платьем на ней были лишь черные колготы. Полные упругие груди, соски уже напряглись и набухли.

Она положила ладонь на его руку.

— Такие разные, такая белая и такой черный! Господи! — По ее телу пробежала дрожь, глаза засветились нескрываемой похотью. — Все что хочешь!

— Правда все, мама?

— Все! Только прикажи!

— Не пойдет, белохвостая. — Он грубо стряхнул ее ладонь со своей руки. — Начнем с того, что ты меня не заводишь. А во-вторых… не пойдет и точка.

Не трахаю я сучек белохвостых.

Огромной ладонью он уперся ей в грудь и сильным толчком опрокинул на спину поперек кровати.

Она приподнялась на локте, глаза сверкали зеленым огнем. В уголках губ пузырьками вскипала слюна — Что с тобой, черный? Гомик, что ли? Или у тебя не встает? Я-то всегда думала, что у всех черных торчит постоянно!

— Думай что хочешь, сучка белохвостая! — оборвал он ее и направился было к двери, но обернулся и язвительно предложил:

— Откинься на спину и вообрази, что ты хозяйка плантации и прокралась в хижину к рабам маленько потрахаться по-черному. А если под рукой не найдется ничего подходящего, употреби свой беленький пальчик!

Рексфорд Фейн знал, что происходит во время приемов, в таких подробностях, о которых ни Эбон, ни его гости не могли и подозревать. Каждая комната в особняке и в жилой постройке для рабов прослушивалась. Необходимое для этого оборудование было установлено столь искусно, что только эксперту оказалось бы под силу обнаружить ловко спрятанные электронные «жучки».

Все дела, которыми Фейну приходилось заниматься дома, он якобы вел в кабинете на первом этаже.

Но это для непосвященных. Однако наверху у него была еще комнатушка, выходящая единственным окном во внутренний дворик. Дверь в нее постоянно находилась под замком. Прислуге заглядывать туда было строжайше запрещено, и даже Одри могла войти в комнату только в сопровождении Фейна. Ключ в единственном экземпляре хранился у него.

В комнате были письменный стол, кушетка, небольшой бар и две огромные картины. На одной была изображена принадлежащая ему ореховая роща, на другой — его ранчо в центральном Техасе. За одной из картин скрывался сейф. Денег обычно он хранил в нем немного — на мелкие текущие расходы, хотя иной раз доводилось оставлять там на ночь и крупные суммы или ценные бумаги.

За другой картиной в стенной нише прятался предмет его гордости — электронное устройство, по своей сложности не уступающее аппаратной крупной телестанции. Это был пульт управления подслушивающим оборудованием. Отсюда он мог, коснувшись пальцем соответствующей кнопки, ясно и четко слышать все, что происходит в любой комнате особняка.

Фейн не был извращенцем — хотя бывали случаи, когда он заслушивался особенно эротическими и громкоголосыми любовными забавами своих гостей и приходил в сексуальное возбуждение.

Электронные «жучки» служили другой цели.

Странно, как люди, весьма важные притом особы, под его крышей пускаются во все тяжкие, вытворяют такое, чего никогда бы не позволили себе в мотеле из страха быть застуканными.

После приемов у Фейна в его особняке оставались ночевать сенаторы, один вице-президент Соединенных Штатов, крупные администраторы, промышленные магнаты, и огромное множество из них не могло устоять перед исполнением сексуально-гимнастических упражнений. И все это фиксировалось магнитофонами. Пленки хранились в сейфе, что и было основной причиной его существования. Прибегать к записям в качестве аргументов для достижения своих целей Фейну пока приходилось, правда, крайне редко, но сам факт, что они у него есть, добавлял ему покоя и уверенности.

Угрызения совести Фейна никогда не мучили. Он был убежден, что в любви и на войне, и тем более в бизнесе; и политике, все средства хороши. К тому же он ведь не подкладывал девиц в постель к гостящим у него набобам. Они тащили их туда по собственной инициативе. Самому Фейну оставалось лишь обеспечить присутствие сговорчивых кандидаток.

Единственным, кого ему еще не удалось заловить в расставленные капканы, был Мартин Сент-Клауд. Либо Мартин сам заподозрил, что комнаты прослушиваются» либо Одри каким-то образом прознала об этом и предупредила сенатора. Фейну, естественно, было известно о романе его дочери с Мартином, как и о квартирке во Французском квартале. Если Одри полагала, что для него это оставалось секретом, значит, она считала своего старенького папку полным идиотом.

К счастью, необходимости шантажировать Мартина пока не возникало. Хотя Мартин был достаточно своевольным человеком и некоторые его поступки Фейн не одобрял, в общем и целом они придерживались одинаковых взглядов. Фейн не возражал против романа сенатора с Одри. Если Мартин сумел бы разлетись с женой без губительного для карьеры скандала и жениться на Одри, Фейн был бы только рад.

Он намеревался сделать Мартина Сент-Клауда президентом Соединенных Штатов, а иметь свою дочь хозяйкой в Белом доме было бы весьма приятным преимуществом.

Фейн сознавал, что сам в политике никогда не достигнет сколь-нибудь высокого положения. Для этого он слишком стар. Да и будь он помоложе, у него все равно ничего бы не вышло. На своем пути к богатству и власти он отдавил слишком много ног, нажил себе слишком много врагов, переспал с женами слишком многих влиятельных людей.

Что ж, роль «творца королей» его тоже устраивает.

Начинал Рексфорд Фейн в небольшом промышленном городишке в Нью-Джерси. Мать его сбежала со странствующим проповедником, оставив десятилетнего мальчишку на попечение хилого и слабовольного папаши, который после этой семейной драмы начал крепко пить. Старший Фейн трудился в механической мастерской. Через две недели после того, как Рексфорду исполнилось шестнадцать, он отправился на работу в стельку пьяный и угодил рукой в электропилу. Обильная потеря крови из перерезанной артерии убила его почти на месте.

Фейн в это время уже второй год учился в средней школе. Школу он бросил и подался на запад. В Техасе устроился подсобным рабочим к человеку, который на свой страх и риск искал нефть. Фейн не боялся тяжелой работы, обладал недюжинной физической силой и умом, впитывавшим в себя знания как губка. Детей у его хозяина не было, и скоро он стал относиться к юному Фейну как к сыну. Через два года им крупно повезло. Празднуя небывалую удачу, новоиспеченный нефтяной магнат сильно перебрал, полез на буровую вышку, извергающую мощный фонтан нефти, сорвался и разбился насмерть.

Так совсем молодая жизнь Рексфорда Фейна была омрачена двумя пьяными смертями.

На этот раз, однако, все было по-другому: Фейн получил в наследство найденное нефтяное месторождение. Через полгода он продал его за двести тысяч долларов и пошел в гору.

Заниматься поисками нефти Фейн посчитал слишком рискованным и решил заняться делами более надежными. К богатству он карабкался двумя путями.

Всякий раз, когда ему доставались крупные суммы, часть денег Фейн, страхуясь от инфляции или каких-либо других финансовых потрясений в будущем, вкладывал в земли; сегодня он владел несколькими ранчо, где разводили коров, садами, где выращивали орех пекан и персики, питомниками и заказниками, участками строевого леса. Но по-настоящему большие деньги текли из другого источника.

Он стал корпоративным пиратом, акулой, рыскающей в поисках предприятий, столкнувшихся с финансовыми затруднениями, но все еще действующих и располагающих достаточным имуществом и активами. Он вытягивал из них все деньги, какие только мог, и выходил из игры, оставляя такие компании банкротами. На подобное способен лишь абсолютно безжалостный хищник, инстинктивно чующий кровь.

Еще в самом начале он научился прибегать к шантажу для достижения своих целей. Он старательно изыскивал слабости у одного или нескольких руководителей попавших в беду компаний и использовал эти сведения. Скоро его стали называть «предвестником самоубийств» — несколько управляющих компаниями, после того как Фейн довел их до краха, наложили на себя руки. На ярлыки, однако, Фейн никогда и никакого внимания не обращал. Базой своей деятельности он, отрекшись от северного происхождения, избрал Юг, поскольку полагал, что лишь южане способны с искушенностью знатоков оценить богатство и власть по достоинству.

Где-то на этом своем пути он обрел жену, которая оказалась столь тактичной, что подхватила двустороннюю пневмонию и исчезла из его жизни через два года после рождения Одри.

Под конец Фейн утратил вкус к финансовому пиратству. Денег он нажил куда больше, чем нужно, и вся острота ощущений исчезла. В поисках новых сфер приложения своих талантов он решил, что займется избранием в президенты своего человека. Тот факт, что широкая общественность может никогда не узнать о его роли в этом деле, для него ничего не значил. Зато человек, которого он изберет, будет об этом помнить. Так же как и другие неглупые политики, а этого уже вполне достаточно.

На то, чтобы найти подходящего человека, каковым оказался Мартин Сент-Клауд, у Фейна ушло несколько лет. Сейчас до президентских выборов оставалось еще два года, но Фейн сознавал, что этого времени хватит только-только — в обрез! Предстояла огромная предварительная работа. Да и самому Мартину придется пересмотреть некоторые из своих идей.

Здесь, впрочем, Фейн никаких проблем не предвидел.

Первым большим шагом к поставленной цели, должен стать нынешний праздник, Марди-Гра, особенно парад Рекса. Фейн уже успел убедить Мартина принять в нем участие и прокатиться на одной из самых заметных платформ. Второй шаг состоял в том, чтобы парад обязательно прошел гладко и получил широкое освещение в прессе. Для этого он и нанял Джеральда Лофтина.

Как и во многом остальном в своей жизни, Фейн, устраивая этот парад, преследовал две цели. Во-первых, парад должен послужить Мартину трамплином к взлету в президенты. Во-вторых, Фейн хотел показать жителям Нового Орлеана, как надо проводить парады. Добиться своего избрания главой свиты короля Рекса Фейну затруднений не составило. Но когда стало известно, что в своем стремлении раздуть вокруг парада шумиху он не остановился даже перед приглашением специального режиссера, раздались голоса протеста — без грубостей, как и приличествует южной аристократии, но внятные и раздраженные: «Это просто неслыханно! Да так просто не делается!»

Для Фейна это стало испытанием его власти, авторитета и престижа. Он взял верх, хотя и признавал, что победа далась ему, мягко выражаясь, нелегко. В отношениях с другими членами королевской свиты стал ощущаться явный холодок. Многие грозили бойкотировать парад Рекса, выйти из свиты и даже бойкотировать его сегодняшний бал.

Что ж, из свиты пока никто не вышел, прибывшие на его бал гости набили особняк битком, а насчет парада говорить еще рано…

Фейн сидел в своей комнатушке наверху за пультом управления подслушивающим оборудованием и время от времени прикладывался к стакану с виски.

Гостей он всегда потчевал пуншем «Плантаторский», считая, что это обогащает и упрощает тщательно культивируемый им образ потомственного южанина. Сам же он это пойло терпеть не мог и в узком кругу всегда пил только американский бербон.

Для начала он прослушал несколько ранее сделанных записей. Среди них интерес представляла лишь одна, зафиксировавшая забавы Джеральда Лофтина с двумя девицами. Это надо запомнить, решил про себя Фейн, потом может пригодиться. Затем он проверил, что происходит в особняке в данный момент. В нескольких спальнях имели место весьма бурные любовные сцены, но никто из их участников ему интересен не был.

Он переключился на комнаты на заднем дворе.

Но и там тоже ничего интересного не обнаружил.

Тогда он вытащил из ящика письменного стола прибор ночного видения, подвинул кресло к окну и подрегулировал аппарат гак, что внутренний дворик предстал его взору в мельчайших подробностях. На несколько секунд он задержал взгляд на прислонившемся к стволу дерева футболисте, перед которым на коленях стояла какая-то женщина.

Потом Фейн принялся разглядывать дворик из конца в конец, словно военный стратег, планирующий ночную операцию.

Внезапно он замер — в поле зрения попала парочка, направляющаяся по дорожке из гравия к бывшим помещениям для рабов. Черномазый — как там его, Эбон, что ли? — и какая-то блондинка. Ее Фейн не узнал, но это и не важно. А вот на черномазого ублюдка заполучить что-нибудь — например, записать, как он трахает белую женщину, — было бы крайне полезно. Вот такое в один прекрасный день очень и очень бы сгодилось. Даже с учетом нынешнего, более либерального отношения к неграм секс между черномазым и белой женщиной в Новом Орлеане считался по-прежнему недопустимым!

Он следил за ними до тех пор, пока не удостоверился, в какую именно комнату они намерены зайти.

После чего нажал нужную кнопку.

Прихлебывая бербон, он с наслаждением вслушивался в их голоса. Нахмурился, когда до него дошло, что черномазый уступать ее домогательствам не собирается. Но вновь заулыбался, когда до него донеслись последние слова: «…употреби свой беленький пальчик», после которых раздался стук захлопнувшейся двери.

Женщину он теперь узнал по голосу. Хотя она и выглядела ледяной недотрогой, на самом деле была потаскухой, готовой лечь под любого мужика, только свистни, так что тот факт, что ее трахнул черномазый, мало кого удивит. Сам Фейн был уверен, что она давала не одному черномазому.

Он вновь обернулся к окну, приложил к глазам окуляры аппарата и опять поймал в них Эбона, с петушиной чванливостью шествующего по дорожке в этом его дурацком костюме.

Надо бы переговорить с сенатором по поводу его приятельства с этим сучьим сыном черномазым, с мрачной решимостью подумал Фейн.

Глава 8

В свой временный командный пункт на Кенел-стрит Джим Боб Форбс прибыл с опозданием на час.

Накануне он задержался на балу у Фейна, бесцельно бродя после стычки между Эбоном и сенатором Сент-Клаудом по особняку и дегустируя все подряд коктейли, которые предлагались в огромном изобилии.

Обычно он пил только пиво; от крепких напитков него на следующее утро всегда нестерпимо болела голова. А уж этот пунш…

Господи!

Поэтому сегодня он проснулся очень рано с жутким похмельем. Но что еще хуже, за завтраком он по глупости проболтался Мэй о том, что был на балу у Фейна. И за то, что он не взял ее с собой, супруга устроила ему славную взбучку. Утешить ее оскорбленные чувства не смогли никакие заверения в том, что он был на балу исключительно по делу.

Так что, когда он прибыл на работу с опозданием и обнаружил дожидающегося его полицейского с пухлым пакетом из управления, это, понятно, его скверного настроения нисколько не улучшило.

— В управлении посчитали необходимым передать это вам, капитан, — сообщил ему полицейский. — Доставили с утренней почтой.

Он вручил Джиму Бобу гроссбух и лоскут коричневой оберточной бумаги.

— В лаборатории и обертку, и книжку прогнали через все экспертизы. Никаких отпечатков пальцев, конечно. Сделали фотокопии почерка. Сейчас сверяют с образцами почерков каких-то там психов из нашего досье. Безнадежное занятие. — Полицейский поднялся. — Значит, дело за вами, капитан.

— Ну спасибо огромное, — кисло буркнул Джим Боб.

— Всегда готов помочь. — Не скрывая ухмылки, полицейский удалился.

Джим Боб с отвращением рассматривал гроссбух.

Наконец с тяжелым вздохом открыл его и принялся читать первую страницу. Тут же в нем пробудился такой интерес, что он даже начал забывать о похмелье. Сначала он пробежал дневник от начала до конца, а затем стал перечитывать его внимательно.

Закончив чтение, он погрузился в глубокую задумчивость. Теперь понятно, почему в управлении решили передать пакет именно ему. Он и прежде уже видывал подобные документы, обычно в форме писем с угрозами в адрес той или иной важной особы, которые посылали либо непосредственно тем, кому угрожали, либо в полицию. Приводились в исполнение такие угрозы крайне редко. А дважды он обнаруживал документы подобного рода у лиц, причастных к покушениям на убийство, уже после самого факта преступления.

В большинстве своем такие бумаги представляли собой не более чем безграмотный и бессвязный бред какого-нибудь обиженного на весь мир пустобреха и не содержали, как правило, никаких намеков на подготовительную работу, составление планов или даже наличие желания привести в исполнение кошмарные угрозы.

Здесь все по-другому, подумал он, набивая и раскуривая трубку. Пока он еще не мог точно сформулировать почему, но у него появилась твердая уверенность в том, что тот, кто писал этот дневник, весьма опасен и представляет реальную угрозу для сенатора Сент-Клауда.

А значит, и для парада, причем эта угроза была куда серьезнее, нежели все остальные, серьезнее даже, чем предполагаемая лежачая демонстрация. Убийство такого видного политика, как сенатор Сент-Клауд, во время масленичного парада может нанести непоправимый ущерб и празднику, и самому Новому Орлеану.

Возьмите Даллас. Упомяните Даллас, и все сразу начинают вспоминать Джона Ф. Кеннеди и тот черный день в ноябре.

На мгновение мысли Джима Боба переключились на Эбона. Мог ли этот дневник принадлежать ему?

Может, это он задумал убить сенатора? Джим Боб медленно покачал головой. Нет, Эбон не настолько глуп, чтобы записывать нечто подобное. Это кто-то другой, тронутый какой-то. И отыскать его будет еще труднее, нежели пресловутую иголку в стоге сена. В это время года Новый Орлеан просто кишит психами, как соломенный матрац блохами. Интуиция также подсказывала ему, что автор не из местных. Что-то такое в записях говорило Джиму Бобу, что тот приезжий.

Он еще раз тяжело вздохнул и потянулся к телефону. Надо предупредить сенатора Сент-Клауда. Может, удастся уговорить его отказаться от участия в этом чертовом параде.

Обнаружив пропажу дневника, Эндоу пришел в ужас. Неужели кто-то из посторонних шарил в квартире и наткнулся на гроссбух? Нет, такого быть не могло, в этом он был твердо уверен, поскольку Эстелл из дома никогда не выходит. Значит, это она.

Но как дневник попался ей на глаза? Он взял себя в руки и принялся перебирать в памяти подробности вчерашнего дня. Смутно припомнил, что вроде бы Эстелл позвала его в то время, как он делал очередную запись. И он сунул дневник под подушку. Ну надо же быть таким идиотом!

Тут его охватила неукротимая ярость. Когда дело касалось Эстелл, он очень редко выходил из себя.

Но как она посмела рыться в его вещах? Это его дневник, его — и только его — мысли! И записывал он их не для чужих глаз!

Он заставил себя не говорить с Эстелл до тех пор, пока полностью не возьмет себя в руки. Бедняжка Эстелл, ее так легко расстроить. После того как несчастный случай приковал ее к инвалидному креслу, малейшая тень недовольства с его стороны приводила Эстелл в полное отчаяние.

Машина сбила Эстелл, когда она выходила из бара, удар пришелся в спину. Больничные счета пришлось оплатить сполна, а вот денежной компенсации им никакой не выплатили. В полиции заявили, что она была пьяна и под автомобиль попала по собственной вине.

Однако дело было не в этом. Эндоу-то знал истинную причину: за рулем машины сидел какой-то воротила из политиков, а любому известно, что таким все с рук сходит.

Эндоу заставил себя не думать о прошлом. Каждый раз, когда он вспоминал об этом несчастье, у него перед глазами начинали роиться черные мушки, а грудь сдавливало так, что он едва мог дышать.

Наконец он вышел из комнаты. Эстелл была в кухне. Хотя время приближалось к девяти и они уже позавтракали, она с жадностью поглощала пончики, полный поднос которых умостился у нее на коленях.

Эндоу опаздывал на работу. Пропажа дневника огорчила его настолько, что он решил сегодня вообще не работать. И завтра тоже, если он собирается осуществить свой план. Да пусть увольняют! Трудно, что ли, найти другое место? Хорошие автомеханики на улице не валяются.

Эндоу подошел к жене и, — стараясь, чтобы голос не выдал его волнения, из-за ее спины спросил:

— Детка, у меня была такая тетрадь, дневник мой.

Записывал туда кое-что. А сейчас что-то никак не могу найти. Ты его не брала?

— Да, Френ. Я нашла его. И знаю, где он теперь.

Эндоу обошел кресло, чтобы видеть ее лицо. Резким от нетерпения тоном выпалил:

— Ну и где же? Мне он очень нужен!

— Я… Как бы это… — Эстелл звучно сглотнула, глаза ее метались, словно перепуганные мыши, затем она с трудом выдавила из себя:

— Я отправила дневник в полицию, Френ.

Его бросило сначала в жар, потом в холод, а сердце на мгновение буквально остановилось. Он грубо схватил ее за руку, пальцы утонули в рыхлых складках жира и плоти.

— Что… что ты сказала? Не может быть! Врешь ведь все! Зачем тебе это?

— Другого выхода у меня не было, неужели не понимаешь? Теперь ведь ты не рискнешь… сделать то, о чем писал. Полиция будет начеку.

Эндоу был настолько потрясен, что никак не мог собраться с мыслями. Он выпустил ее руку и рухнул на ближайший стул.

Эстелл любовно выбрала пончик, откусила и без всякого труда проглотила огромный кусок румяного теста. Одновременно она попыталась его успокоить:

— Да ничего страшного, милый. Я все проверила. В дневнике нет ничегошеньки, что могло бы указать на тебя. Обратный адрес я не писала, а пакет отправили за много кварталов отсюда. Так что ты в безопасности!

— Что?

— Да, милый. Ты же сам писал в дневнике, что собираешься убить какого-то сенатора.

— Убить? Я? Детка, ты же меня знаешь. — Он выдавил подобие улыбки. — Разве я способен убить человека?

Интересно, что бы она подумала, если бы узнала, что он уже убил двоих человек? Отныне ему придется тщательно проверять замки на чемоданчике. Если Эстелл на глаза попадутся оставшиеся два дневника…

Эндоу, импровизируя на ходу, горячо заговорил:

— Я книгу пишу, понимаешь, роман. А в дневник заносил черновые заметки.

— Роман? — заулыбалась она с видимым облегчением. — Но почему же ты мне ничего не рассказывал, Френ?

— Хотел сделать сюрприз, лапушка. А потом, могло ведь и не получиться, ни один издатель за него бы не взялся.

— Я просто уверена, что роман выйдет потрясный, милый! Расскажи скорее, о чем он?

Эндоу принялся на ходу выдумывать, однако мысли его потихоньку стали возвращаться к завтрашнему дни. Придется, видно, все отменить, отложить до лучших времен.

А может, и нет такой необходимости? Если Эстелл его не обманула, у полицейских нет никаких зацепок, чтобы связать дневник с его личностью. Он точно знал, что имя его в дневнике не упоминается, за этим он всегда следил. Можно предположить, что полиция теперь усилит охрану сенатора Сент-Клауда. Но что это им даст, в таком-то столпотворении во время парада?

Просто задача его немного осложняется. Но он никогда не допускал и мысли о том, что все будет легко и просто. С другой стороны, только подумайте, какой эффект произведет тот факт, что он совершил задуманное при таком скоплении полицейских!

Да вся страна замрет и ахнет! И другие не в меру прыткие политики, может, задумаются о своем поведении.

Эндоу смутно подозревал, что полученное в полиции предупреждение о его планах повышает риск быть схваченным. Или даже убитым. Однако он никогда не загадывал так далеко после самого акта убийства, никогда не задумывался о грозящих ему самому последствиях. Это было бы слишком эгоистично. Его деяние предначертано самой судьбой, ради него он и появился на свет. Поэтому всякий раз, когда он начинал прикидывать, что будет с ним в результате его акции, Эндоу старался гнать подобные мысли прочь…

— Что, Стелл? — очнулся он от раздумий.

— Роман, говорю… Чем кончается-то?

— Пока не знаю, — улыбнулся он. — Может, завтра придумаю. Точно, завтра я наверняка буду знать, чем кончается.

В своем номере гостиницы «Рузвельт» сенатор Мартин Сент-Клауд положил телефонную трубку на рычаг и задумчиво уставился на дымящуюся в пепельнице сигару. От нее к потолку поднималась тонкая и прямая, как карандаш, струйка дыма.

— Кто звонил, Мартин?

Он взял сигару и обернулся к вышедшей из спальни Ракель. Ее прелестная фигурка тонула в длиннющем халате; волосы спутаны в обворожительном беспорядке. Ракель была босиком, и покрытые лаком ногти на ногах словно подмигивали Мартину, то появляясь, то исчезая вновь под подолом ее халата.

В нем шевельнулось горькое раскаяние. Что же с ними случилось? Ведь было время, когда он, расставаясь с ней на какое-то время, не мог дождаться, когда вернется к Ракель и ощутит в постели ее потрясающее тело. И она тоже ждала этого, желала и всегда была готова. Однажды она призналась ему:

— Иногда ты только взглянешь на меня, Мартин, пусть даже народ кругом, а я начинаю истекать — да так, что кажется, будто я в трусики написала.

Все прошло. Когда же они в последний раз соединялись в порыве любви, страсти, вожделения? Ох давненько. И кто виноват? Он сам по большей части.

Это Мартин должен признать.

После того как она застукала его несколько раз с другими женщинами. Ракель твердо заявила ему:

— Я не ледышка, Мартин. Бог свидетель, ты это знаешь. Но объедков мне не надо. И я не потерплю, чтобы ты лез на меня, воняя другой бабой. — В моменты гнева Ракель не чуралась простонародных выражений.

— Так кто это звонил, Мартин? — переспросила она.

— Капитан из полиции. Просил зайти, к нему.

— Зачем?

— Не сказал. Что-нибудь насчет завтрашнего парада скорее всего.

— Опять! — презрительно фыркнула Ракель.

— Может, все-таки передумаешь и прокатишься со мной на платформе?

— Не передумаю.

— Знаешь, общественность как-то ждет, что жена сенатора, стремящегося к переизбранию, всегда рядом с ним…

— Тебе прекрасно известно, что я думаю о твоей общественности и о твоем переизбрании тоже. Мне вообще сюда приезжать не следовало. Надо было остаться в Вашингтоне с детьми.

— С ребятами все в порядке, Ракель. Разве что миссис Мандей вконец их избалует.

Они оставили своих детей Бренди и Бетти Джо, девяти и десяти лет соответственно, в своем вашингтонском доме на попечение миссис Мандей, пятидесятилетней негритянки, которая явно переигрывала в роли чернокожей «мамки».

— Они у нас не избалованы! — вспылила Ракель.

— Да я этого и не говорил! — Мартин успокаивающим жестом протянул к ней руки:

— Мир, лапушка. Стоит лишь слово обронить о твоих детках, как ты прямо в медведицу какую-то превращаешься. Но ведь они и мои дети, не забыла? Ладно, мне пора.

Обещал капитану, что приеду к нему немедленно. — Он обошел Ракель и достал из шкафа галстук.

— Надолго?

— Не знаю. У меня еще деловой завтрак назначен, так что, возможно, придется поехать туда сразу после встречи с капитаном.

При этих словах Мартин ощутил укол совести: у него было назначено свидание с Одри в ее квартире.

Посматривая в зеркало на отражение Ракель, стоявшей у окна и мрачно разглядывавшей улицу, Мартин чуть было не решил отменить это рандеву. «Ладно, определимся попозже», — подумал он. Надел пальто и повернулся к Ракель:

— А у тебя какие планы?

— Не знаю, — равнодушно повела она плечами. — Может, пройдусь по магазинам… А чем еще здесь заняться?

Он подошел и чмокнул ее в щеку.

— Ладно, развлекайся, дорогая.

Мартин вышел из гостиницы через боковую дверь и остановил проезжавшее такси. В Вашингтоне у него был автомобиль, да и здесь ему как сенатору предоставили бы, конечно, лимузин. Однако Мартин считал это ненужной показухой и чаще всего пользовался услугами такси, это к тому же обеспечивало ему анонимность. Поездки в длинном черном лимузине предназначались просто для демонстрации своего высокого статуса и, как всякая реклама, привлекали внимание публики. А этого Мартин всячески избегая, за исключением тех случаев, когда начинал охоту за голосами избирателей.

Мартин был немало удивлен, обнаружив, что временный командный пункт капитана Форбса расположился в пустующем магазине. Помещение было разделено хлипкими перегородками на отсеки, и за наспех расставленными тут и там столами сидели полицейские, большинство из которых не отрывались от телефонов. Сам капитан обосновался в дальней части магазина за последней перегородкой. Форбс сидел за столом и сосредоточенно попыхивал закопченной трубкой, отчего его крошечная клетушка уже заполнилась сизым табачным дымом.

— Доброе утро, капитан, — приветствовал его Мартин. Форбс жестом пригласил его занять единственный стул, установленный прямо перед столом. — Чем могу служить? Вы дали понять, что дело важное и срочное.

Капитан поднял со стола гроссбух и протянул его Мартину:

— Думаю, вам следует ознакомиться, сенатор.

Мартин взял увесистую тетрадь и раскрыл ее на первой странице. Пробежав пару абзацев, он достал сигару и раскурил ее; вскоре объем клубов дыма в клетушке удвоился. Форбс встал и открыл небольшое оконце.

Мартин продолжал читать, теперь уже ни на что не отвлекаясь. Закончив, он в сосредоточенной задумчивости вновь перелистал дневник.

— Никаких указаний на личность автора, — пробормотал он словно бы про себя.

— Никаких, — подтвердил капитан.

Мартин оторвался от дневника и взглянул на полицейского.

— Полагаю, надлежащая проверка уже проведена?

— Да. И ничего не дала. Правда, по одной линии у нас нет окончательного результата. Мы пытаемся по почерку найти автора среди известных нам подозреваемых в причастности к политическим убийствам.

Работа еще не закончена, но у меня сильное предчувствие, что и она ничего не даст.

Мартин закрыл гроссбух и осторожно положил его на стол.

— За всю свою политическую карьеру я получал множество угроз, капитан… Но не в такой, должен признать, форме. Обычно это были письма или телефонные звонки, либо информация через третьих лиц, случайно подслушавших чей-то разговор в баре. Да не в этом дело… Важно то, что ни одна из таких угроз не была приведена в исполнение.

— Сдается, сейчас совсем другой случай, сенатор.

— Это почему же?

— В том-то и дело, что не знаю. Интуиция…

— Интуиция? Да будет вам, капитан. — Мартин улыбнулся и выдохнул клуб дыма. — Мне известно, что даже опытным полицейским частенько приходится полагаться на интуицию, но… — Мартин сделал паузу и продолжил весьма бодрым тоном:

— Очень признателен, что поделились со мной этой информацией, однако моя интуиция… — Мартин рассмеялся. — Простите. Однако подозреваю, что вы намеревались не только немного припугнуть меня…

— Да не припугнуть, а запугать вас я надеялся как следует, сенатор, — перебил его Форбс. — Чтобы убедить отказаться от участия в параде. У нас и без того проблем хватает. А тут еще покушение на убийство на нашу голову.

— Ничего не выйдет, капитан, — решительно заявил Мартин. — Знаю о ваших проблемах и сочувствую, но обеспечение безопасности во время Марди-Гра есть часть вашей работы. Войдите и в мое положение — средства массовой информации на протяжении уже недель трубят о моем участии в параде И что люди… хорошо, хорошо, избиратели! Что они станут обо мне думать?

— Скажите им правду.

— Нет. У нас нет ничего, кроме непонятно откуда взявшегося дневника, если это дневник. Представьте мне более убедительные доказательства, и я, может быть, обдумаю ваше предложение. Поймите меня правильно. Я не из тех героев, что бьют себя в грудь и орут на каждом углу: вот он, мол, я, ничего не боюсь, валяй, стреляй! Но если я сейчас дам задний ход, люди подумают одно из двух. Либо я трус, прячущийся при первом же намеке на опасность, либо все это рекламный трюк, а угроза сфабрикована для того, чтобы заполучить дополнительные голоса.

— А знаете, мне ведь это и в голову не приходило, — признался Форбс.

— Ну вот видите! — Мартин вновь рассмеялся и поднялся со стула. — Еще раз спасибо, я действительно понимаю ваши проблемы, но отказаться от участия в параде Не могу. Завтра буду стоять на платформе.

— Будь по-вашему, сенатор. Попытка не пытка.

Да я, честно говоря, и не надеялся… — Увидев, что Мартин направляется к выходу, капитан поспешно проговорил ему вдогонку:

— Полагаю, вы и понятия не имеете, кому мог бы принадлежать этот дневник?

— Ни малейшего, капитан, извините.

— А как насчет этого вашего приятеля, чернокожего борца за гражданские права? Может, он?

— Линкольн? Такое не в его духе, капитан Чтобы он оставил подобные записи? Только не Линкольн.

Хотя… Мне только что пришло в голову. Линкольн заядлый шутник. Вполне мог попросить кого-нибудь из своих сочинить весь этот бред и отправить вам в надежде потрепать нервы нам обоим.

— Это не шутка, сенатор. Держу пари, здесь дело серьезное.

— Тогда зачем же отправлять дневник вам? Не думаете же вы, что его автор совсем безмозглый?

— Ну, это просто. Жена или кто-то из близких родственников психа случайно обнаруживает дневник и отправляет его нам. Такое довольно часто случается. Но вот насчет Эбона… Вы не знаете, где его искать? Управление требует, чтобы я заставил его отменить лежачую демонстрацию.

— Не знаю, капитан. Линкольн мало кого ставит в известность о своем местопребывании. Сожалею, но помочь ничем не могу.

Махнув Форбсу рукой на прощание, Мартин вышел из клетушки. Полицейские по-прежнему терзали телефоны.

Ступив на тротуар, Мартин прикрыл глаза ладонью от слепящего солнца и взглянул на часы. Десять тридцать. До назначенной встречи за деловым завтраком у него еще есть время.

Он вновь вернулся мыслями к предположению полицейского о том, что дневник принадлежит Линкольну Карверу. Мартин был уверен, что его убийство в планы Линкольна не входит, однако в отличие от капитана Форбса допускал, что Линкольн мог сфабриковать дневник и направить его в полицию, с тем чтобы поставить их на уши.

Тут к Мартину пришло чувство некоторой вины, поскольку у него была возможность связаться с Линкольном. Однако становиться полицейским осведомителем он не собирался, во всяком случае, не по такому поводу.

Он огляделся в поисках телефона-автомата и обнаружил будку на углу улицы. Войдя в нее, нашарил в кармане записную книжку и отыскал самый последний номер телефона Лиги, номер, который Линкольн продиктовал ему лишь вчера вечером. Будет очень неплохо поговорить с Линкольном с глазу на глаз, а не среди толпы людей, прислушивающихся к их беседе.

Мартин опустил монету и набрал номер.

Глава 9

Эстелл Эндоу отчаянно хотелось верить мужу, Насколько она знала, Френ ее никогда не обманывал. Поначалу, когда он сказал ей, что записи в дневнике представляют собой наброски романа, над которым он работает, она не только поверила в это, но и пришла в радостное волнение. Ее муж, ее Френ — писатель, романист! В мыслях ее возникали приятные картины. Успех и слава, лесть почитателей, бестселлер, нашумевший кинофильм — в общем, все заученные ею клишированные представления о знаменитых авторах.

После ухода Френа она, однако, начала потихоньку возвращаться к реальной действительности. Френ никак не подходил к сложившемуся у нее образу писателя. Читал он исключительно газеты и журналы.

А вот романа у него в руках она не видела никогда.

Более того, Френ всегда глумился над романами, называя их кознями дьявола, смакующими убийства, секс и всяческие извращения.

Через полчаса после того, как они расстались, Эстелл вспомнила, что как-тo застала Френа за ч гением книги в мягкой обложке — случилось это около года назад. Как же она называлась? Название вспомнить ей так и не удалось, однако она была уверена, что в книжке рассказывалось об этом ужасном типе, Ли Харви Освальде, том самом, что убил президента Кеннеди.

Терзаемая сомнениями, Эстелл раскатывала в своем кресле по всей квартире, куря одну сигарету за другой. Раз или два она выезжала на балкон, такой крошечный, что ее кресло там едва умещалось, чтобы посмотреть, что происходит на улице. Вчера она была зачарована многоцветьем и веселым шумом масленичных гуляний. Сегодня она была слишком встревожена и растеряна, чтобы шествия могли отвлечь ее внимание.

Надо что-то делать. Вот только что?

Эстелл вернулась на кухню и достала остатки мятного мороженого, которое Френ принес ей вчера вечером. Она принялась есть его прямо из картонной коробки.

Холодок мороженого, таявшего у нее и горле, несколько ее успокоил.

И все же она по-прежнему чувствовала, что должна что-то предпринять. Но не может же она позвонить в полицию и сообщить, что ее Френ, ее любимый, который с такой заботой всячески за ней ухаживает, собирается убить какого-то сенатора. Если Френ говорит правду и действительно пишет роман, то ее поступок окажется страшнейшим предательством. И даже если он ей лжет, это все равно будет предательством с ее стороны. Она не может выдать Френа полиции Если бы она знала о его планах наверняка, она могла бы пригрозить Френу, что обратится в полицию, и тогда это его бы точно остановило Если бы она могла предвидеть будущее! Если бы она могла знать, что произойдет в ближайшие несколько дней!

И тут ее озарило, вот оно, возможное решение, или по крайней мере способ избавиться от тревог и страхов.

Она поспешно выкатила кресло на балкон и позвонила в колокольчик.

К тому времени, когда Донни Парке постучал в дверь, она успела вернуться в комнату и ждала его появления, в нетерпении куря сигарету нервными затяжками.

— Входи! — торопливо откликнулась Эстелл на его стук:

Не успел Донни войти, как Эстелл без лишних слов спросила:

— Помнишь, ты как-то рассказывал мне о какой-то шаманке, знающей колдовство вуду?

— Помню, мэм, — немного удивленно и даже испуганно подтвердил паренек. — Мама Селестайн.

— Сбегай к ней и приведи ко мне, а? Хочу, чтобы она предсказала мне будущее.

Донни замотал головой:

— Нет, мэм. Она не ходит по домам. Люди сами к ней приходят.

— А если я приплачу сверху? Ты же знаешь, как мне трудно куда-нибудь выбраться. — Эстелл указала на инвалидное кресло, прикидывая в уме свои финансовые возможности. У нее вошло в привычку время от времени откладывать кое-какие деньги. И вот уже несколько месяцев она не притрагивалась к своим сбережениям. — Как ты думаешь, если ты скажешь ей, что я прикована к инвалидному креслу, что заплачу ей втрое больше обычной платы, она захочет прийти ко мне?

— Можно попробовать, миссис Эндоу, — с сомнением ответил Донни. — Если я передам ей вашу просьбу, никакого вреда не будет.

— Так сделай это для меня, будь умницей! — обрадовалась Эстелл. — Скажи, пусть приходит утречком, как можно раньше. Я просто должна узнать будущее! А после этого я и с тобой расплачусь. — Она лукаво улыбнулась. — Говорю так, чтобы и у тебя был стимул.

Эбон вновь переехал — только сегодня утром.

Учитывая намеченную на завтра лежачую демонстрацию, это, по его мнению, было совсем неплохим решением. Он понимал, что в случае серьезных беспорядков, а он надеялся, что беспорядки будут серьезными, полиция сядет ему на хвост.

Он снял комнату в небольшой обветшалой гостинице всего в двух кварталах от Французского квартала. Лифта в двухэтажном здании, естественно, не было, но зато там был черный ход. Больших усилий Переезд не потребовал. Вещей он никогда не хранил больше, чем мог вместить один маленький чемоданчик. Сисси он ничего говорить не стал — она ему уже надоела. Помимо того, он будет настолько занят в связи с предстоящим завтра делом, что времени на нее все равно не останется.

Когда Эмбер передал ему, что сенатор Сент-Клауд хочет с ним встретиться, первым побуждением Эбона было ответить отказом. Однако ему было отчасти неловко, что он так вспылил вчера на балу у Фейна, и он чувствовал, что должен если не извиниться перед Мартином, то хотя бы поговорить с ним. Поэтому он распорядился, чтобы Эмбер сообщил сенатору его новый адрес, и строго предупредил при этом, чтобы тот пришел один.

Он сидел у окна, когда послышался стук в дверь.

Один тихий, две секунды пауза, один громкий — условный сигнал. Сам-то Эбон всегда потешался над всякими такими супершпионскими штучками, но на его соратников они производили впечатление, к тому же зачем делать исключение для какого-то клейстера?

Эбон распахнул дверь.

— Доброе утро, сенатор.

— Привет, Линкольн… Вижу, ты после бала жив и невредим.

— Да чего там! — ухмыльнулся Эбон.

Он тщательно закрыл дверь и запер ее на замок, потом нарочито услужливым жестом показал рукой.

— Добро пожаловать в мою конуру, Мартин. Посмотри, как живут обездоленные.

Мартин фыркнул:

— Это ты-то обездоленный. Линкольн? Чушь собачья. Обездоленный ты только потому, что тебе самому этого хочется.

Эбон пожал плечами, лицо его приняло бесстрастное выражение — маска, которую он всегда надевал для белых.

— Сами видите, — сенатор, условия у меня здесь весьма жалкие, — ерничая, продолжал он. — Могу ли я предложить вам стул? Ведь ваши избиратели будут шокированы, если узнают, что вы сидели на кровати чернокожего.

— Довольно этой чепухи, Линкольн, — раздраженно попросил Сент-Клауд. — Если собираешься задираться, как вчера, значит, я зря теряю здесь время.

— Это ведь вы пришли ко мне, — спокойно парировал Эбон. — Я вас о встрече не просил.

— Ну хорошо, хорошо! Давай хотя бы сядем.

Сенатор устроился на стуле, подождал, пока Эбон нехотя присел на кровать, и вкратце рассказал ему о полученном капитаном Форбсом дневнике.

Выслушав его, Эбон лаконично резюмировал:

— Издержки вашей профессии, сенатор.

— Знаю, знаю, согласен.

Сент-Клауд достал сигару и занялся ритуалом ее раскуривания, не сводя глаз с лица Эбона. Тот ответил ему непроницаемым взглядом.

— Ты написал этот» дневник, Линкольн? — решился наконец Сент-Клауд.

— Это низко и оскорбительно. Не потому, что допускаешь, будто я могу тебя убить, а потому, что считаешь меня… — Эбон дал волю гневу и сорвался на крик:

— За идиота полного меня держишь? Думаешь, я позволю себе написать такое и отдать легавым?

— Это мог быть кто-нибудь из твоей организации — наткнулся на дневник и отправил в полицию.

— В моей организации такого не делают.

— Может, ты просто решил пошутить? — спокойно заметил Сент-Клауд. — В прежние времена ты был мастер на всякие шутки.

— С шутками я покончил, когда завязал с вашими играми. С футболом, например. — Эбон поднялся на ноги, глядя на сенатора с высоты своего огромного роста.

— Спокойно, Линкольн, спокойно. Просто я решил тебя спросить. — Сент-Клауд тоже встал со стула и подошел к металлической мусорной корзине стряхнуть столбик пепла с сигары. — По-прежнему намерен устроить лежачую демонстрацию, как я понимаю?

— Можете смело держать пари, сенатор.

— Напрашиваешься на неприятности, Линкольн, — вздохнул Сент-Клауд.

— Только не я, сенатор. Если белый попытается остановить нас, то это он напрашивается на неприятности.

— Ладно, Линкольн. Уж я-то тебя достаточно знаю, чтобы понять, что все уговоры бесполезны. Валяй, действуй. Спасибо, что нашел для меня время.

Сент-Клауд уже подошел к двери, когда Эбон окликнул его:

— Сенатор… А вы по-прежнему собираетесь участвовать в параде?

— Конечно, — удивленно ответил Сент-Клауд.

— Смелый ты мужик, — с нотками зависти в голосе констатировал Эбон. — Впрочем, ты всегда таким был.

— Хорошо, капитан Форбб, спасибо, что позвонили. Весьма признателен, — произнес Рексфорд Фейн в телефонную трубку и положил ее на рычаг.

Несколько мгновений он сидел в мрачной задумчивости, постукивая короткими пальцами по крышке бюро. Потом достал и раскурил длинную черную сигару. Нажал кнопку аппарата внутренней связи и поинтересовался:

— Лерой, не знаешь, мистер Лофтин еще здесь?

— Думаю, да, сэр. Дверь у него закрыта, и к завтраку он еще не спускался.

— Кликни-ка его, Лерой. Скажи, чтобы быстренько явился ко мне в кабинет. Не будет через пятнадцать минут, уволю!

Не дожидаясь ответа, Фейн отключил аппарат и поднялся. Он подошел к бильярдному столу, выбрал свой самый любимый кий и разбил пирамиду. Играл он с яростным азартом, ежеминутно поглядывая на часы.

Лофтин уложился в десять минут. Небритый, непричесанный, с опухшими глазами, но уложился.

— Перешли на режим дня крупье, Лофтин? — язвительно осведомился Фейн.

— Простите, мистер Фейн. Подумал, что после бала… — с убитым видом промямлил Лофтин. — Тяжелая выдалась ночка…

— И денек будет не легче, — заверил его Фейн и стиснул сигару зубами так, что прокусил ее конец. С отвращением он выплюнул изжеванный окурок в направлении плевательницы. — Мне звонил капитан Форбс. Он получил по почте какую-то бумагу с угрозой убить сенатора Сент-Клауда. Неизвестный псих собирается прикончить его во время завтрашнего парада. Сенатор Сент-Клауд будет завтракать у Бреннана с одним журналистом. Давайте-ка быстро туда, разузнайте, что сенатору об этом известно и что он собирается по этому поводу делать. Но для начала неплохо бы вам привести себя в божеский вид. — Фейн критически оглядел Лофтина с головы до ног. — И еще попробуйте выжать из Мартина, где нам искать этого курчавого Эбона. Если это удастся, тогда разыщите и его и постарайтесь что-нибудь предпринять насчет их лежачей, черт бы ее побрал, демонстрации.

— Слушаюсь, сэр, мистер Фейн! Займусь немедленно.

— Посмотрите, что там можно сделать.

Фейн склонился над бильярдным столом, прицелился и вколотил восьмой шар в бортовую лузу. Прислушиваясь к стихающим шагам удаляющегося Лофтина (тот уже шагнул за порог), Фейн, хитро ухмыляясь, спросил:

— Эй, Лофтин! Ну и как вам Дейзи? А Эдна Мэй?

Незадолго до полудня Эндоу приступил к часовой тренировке в тире.

Свой пистолет он оставил дома. Ему пришло в голову, правда, несколько запоздало, что практиковаться с собственным оружием весьма рискованно.

Если полицейские извлекут пули из тела сенатора Сент-Клауда, они могут додуматься поискать в общественном гире, обнаружить пули в мишенях, по которым он стрелял, и сравнить их с теми, что убили сенатора Сент-Клауда. А на тренировки в тире Эндоу записывался под своим именем:

Поэтому сегодня он взял пистолет напрокат.

Получалось у него не очень. Похоже, он никак не мог приспособиться к стрельбе из пистолета. Два других убийства он совершил из винтовки, стреляя с определенного расстояния от цели. Винтовку Эндоу освоил еще пацаном в западном Техасе, охотясь с «мелкашкой» на кроликов по берегам реки на принадлежащих отцу участках земли. Пистолет, однако, оказался для него оружием слишком ближнего боя.

Он постоянно моргал перед тем, как нажать на спусковой крючок, и пули ложились в нескольких дюймах от цели.

Расстреляв обойму, Эндоу в унынии осмотрел отверстия в мишени, изображавшей силуэт мужчины, и повертел занывшим от отдачи запястьем.

— Мистер Эндоу, у вас при стрельбе стойка не правильная. Поэтому и мажете.

Эндоу крутанулся как ужаленный и увидел подошедшего к нему смотрителя тира, добродушного мужчину средних лет.

— Хотите покажу, в чем ваши ошибки?

Еще не придя в себя от испуга, Эндоу едва сумел изобразить некое подобие улыбки.

— Да… Хочу… Спасибо.

Смотритель покрутил ручку, приводящую в движение механизм установки мишеней, и подтянул к себе держатель. Закрепил в нем новую мишень и отодвинул ее вплотную к пулеуловителю. Взял у Эндоу пистолет.

— Значит, стоять надо так, видите?

Смотритель встал боком к мишени, расставил ноги и поднял пистолет параллельно земле — металлическое продолжение прямой линии, образованной сжавшей его ладонью и вытянутой рукой. Посмотрел вдоль ствола.

— Плавно нажимаете на спусковой крючок. Не дергайте его — иначе рука прыгнет до выстрела.

Пистолет коротко рявкнул. Рука смотрителя дернулась прямо вверх — не более чем на шесть дюймов. Он сразу же вернул пистолет в прежнее положение и выстрелил еще раз.

Взгляд Эндоу метнулся к мишени. В центре нарисованного на бумажном силуэте сердца появились две дырки.

Смотритель вернул пистолет Эндоу.

— И не закрывайте глаза, когда нажимаете на спусковой крючок. Многие делают это машинально.

И всегда нажимайте на спусковой крючок медленно и очень плавно.

Эндоу изо всех сил старался следовать полученным инструкциям. Принял показанную стойку, приказал себе держать глаза открытыми. Плавно нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел, в мишени образовалось отверстие — не в самом сердце, но рядом с ним, не дальше двух дюймов.

— Вот видите, уже гораздо лучше, мистер Эндоу, — одобрил смотритель. — Продолжайте в том же духе.

Эндоу выстрелил еще раз. И попал в край сердца. В третий раз он мысленно представил себе сенатора Сент-Клауда на месте мишени.

И выстрелил.

Третье отверстие появилось в сердце вплотную с двумя первыми, оставленными смотрителем.

Глава 10

Одри Фейн в девятнадцать лет уже раз выходила замуж против воли отца. За человека, который ему был не по душе. Замужество ее длилось двенадцать месяцев, что, как впоследствии решила Одри, было на одиннадцать месяцев и двадцать девять дней дольше, чем следовало бы.

В первую брачную ночь она обнаружила, что ее муженек гомосексуалист. Женился он на ней исключительно потому, что Рексфорд Фейн был состоятельным человеком — еще богаче, чем он сам, а сам он был далеко не бедным. А также для того, чтобы использовать Одри как прикрытие. Беря в жены привлекательную девушку, он стремился даже не столько заполучить деньги ее папаши, сколько скрыть свои сексуальные наклонности.

Подобно множеству женщин до нее, Одри была уверена, что сможет преобразовать супруга-гомосексуалиста в гетеросексуала. Однако понадобилось не более двух недель, чтобы осознать, как она ошибалась. Но продолжала оставаться с мужем, поскольку была дочерью своего отца. Такой же несгибаемо упрямой, как Рексфорд Фейн: перспектива возвращения домой к папочке и признания своей ошибки ей просто претила.

В конце концов, однако, она вернулась домой, а в первую годовщину их свадьбы ее супруг покончил жизнь самоубийством. Многим в Новом Орлеане вообще осталось неизвестным, что она была замужем, а многие предпочитали об этом не вспоминать. В присутствии Фейна, во всяком случае.

Но сам папаша об этом не забывал никогда. И всякий раз, когда дочь выходила из повиновения, попрекал ее неудачным замужеством.

Со времени этого закончившегося катастрофой брака Одри встречалась со множеством мужчин, с некоторыми из них была близка. Но до тех пор пока не появился Мартин Сент-Клауд, в мужья ни одного из них не хотела. В постели Мартин о себе не забывал, но одновременно был очень чуток к ее потребностям и желаниям. Но что не менее приятно, он был на взлете — важная особа, которой уготовано еще более видное положение.

Тот факт, что Мартин женат, особого беспокойства у Одри не вызывал. Она знала, что в браке он не очень-то счастлив. Иначе зачем ему проводить все свое время в ее постели? К Ракель Сент-Клауд Одри не испытывала ничего, кроме презрения. Ее муж может стать президентом Соединенных Штатов, а она пытается вынудить его оставить политику и вернуться к добыванию хлеба насущного в качестве жалкого адвокатишки!

Развод им можно организовать запросто, Одри ничуть в этом не сомневалась. Тем более что сегодня развод уже не так пачкает биографию политика, как прежде.

После бала Одри проспала чуть ли не до полудня. Проснулась в хорошем настроении. Бал удался на славу. А днем у нее свидание с Мартином.

Она приняла душ, облачилась в розовый брючный костюм и пошла обедать с отцом, поджидавшим ее в солярии, выходящем во внутренний дворик.

Рексфорд Фейн начал с разбавленного водой бербона, Одри — с «Кровавой Мэри». Она подняла стакан и предложила:

— Давай за вчерашний роскошный бал, пап.

Фейн улыбнулся ей через стол и поднял свой стакан.

— Бал был что надо, клянусь Богом.

— А еще давай за такой же успех завтрашнего парада!

— За это грех не выпить. — Фейн одним глотком осушил стакан и озабоченно добавил:

— Правда, тут все не так просто.

— А что случилось?

За обедом из холодных блюд Фейн подробно рассказал ей о предстоящей лежачей демонстрации и о дневнике, содержащем угрозы убить Мартина.

Поначалу Одри встревожилась за Мартина. Поразмыслив, решила, что покушение на его жизнь — если оно не удастся, конечно, — может здорово поспособствовать политической карьере сенатора.

— Большинство из этих угроз никогда не приводятся в исполнение, — рассуждал в это время Фейн. — А если и предпринимается такая попытка, то это обычно какой-нибудь псих, который собственный палец от задницы отличить не может.

— Значит, ты считаешь, что для Мартина реальной опасности нет?

— Думаю, нет. Его же будет охранять куча полицейских. — Фейн пожал плечами и устремил на дочь пронзительный взгляд. — Знаю, знаю, о чем думаешь. Если случится покушение, но попытка эта сорвется, то такое событие привлечет всеобщее внимание и акции Мартина поднимутся, так?

— Просто не хочу, чтобы Мартин пострадал.

— А я хочу? Если он не споткнется, далеко пойдет. В связи с чем, кстати… Как там у тебя с ним?

— Не знаю, о чем ты, папа, — заносчиво ответила Одри.

— Черта с два ты не знаешь! Думаешь, мне не известно о вашем гнездышке во Французском квартале? Не возражаю, чтобы вы там лепили куличики на матрасе. Лишь бы не попались. Чтобы кандидата в президенты застукали в постели с другой женщиной — это уж никуда не годится, клянусь Богом! Полагаю, ты знаешь, что старушка Ракель пытается вынудить его оставить политику?

— Да, Мартин мне говорил.

Одри не особенно потрясло отцовское разоблачение их тайного места свиданий. Она всегда подозревала, не испытывая, впрочем, никакой при этом тревоги, что он знает о квартире во Французском квартале. Если от Рексфорда Фейна и можно было что-либо скрыть, то совсем ненадолго.

— Пап, а развод может погубить кандидата в президенты? В наше время, сегодня? — поинтересовалась она. , — Зависит от обстоятельств. Разведенного у нас еще никогда не избирали, но времена меняются. — Он уставился на дочь блестящими, как у птицы, глазами. — По-моему, прежде всего надо решить один вопрос… нет, скорее, два. Получит ли Мартин развод? Если получит, то женится ли на тебе?

— На второй вопрос ответ утвердительный, — без всяких колебаний заверила его Одри. — Что касается первого.

Думаю, получит… Правда, потребуется предпринять кое-какие ходы.

— А тут тебе и карты в руки, клянусь Богом! — хмыкнул Фейн.

Одри уставилась на него, задумчиво покусывая нижнюю губу.

— Пап, а что ты имел в виду, что многое будет зависеть… ну в смысле, повредит ли развод карьере Мартина?

— Все будет зависеть от того, как это будет обставлено, — объяснил Фейн. — Если вина за развод, ну хотя бы большая ее часть, ляжет на его жену, думаю, для него все обойдется.

— То есть если Ракель застукают с другим и представят неопровержимые улики?

— Можно и так. Но как тебе это удастся? Не слышал, чтобы Ракель с кем-нибудь путалась…

— А по-моему, это можно устроить. Она ведь приглашена к нам завтра на прием после парада Рекса, она и Мартин, так?

— Да. Они приглашены. Вместе с дюжиной других гостей.

— Уверена, что Ракель подозревает насчет Мартина и меня. Но точно ничего не знает. Теперь давай предположим, что завтра вечером я не оставлю у нее никаких по этому поводу сомнений. Как женщина, думается, могу предсказать ее реакцию. Она будет оскорблена, она выйдет из себя, она захочет отплатить ему той же монетой. Другими словами, будет готова броситься на первого же попавшегося мужика. А мы ей такого мужика подставим и позаботимся о том, чтобы заполучить доказательства ее… супружеской неверности.

— Может получиться, по-моему. Будет очень глупо с ее стороны, но я поверю тебе на слово, что она поведет себя имен но так. А мужик для нее у меня есть. Лофтин. Смотрится не хуже других, трахать готов все, что движется, а главное, беспрекословно сделает, что прикажут. Теперь надо подумать, как застукать их так, чтобы Мартину было с чем идти в суд. Если же он этого не захочет, а, зная Мартина, могу предположить и такой вариант, мы подкинем наш материальчик в газеты. Некоторые из этих нынешних листков напечатают что угодно.

— Ну, пап, эта-то часть, по-моему, самая простая. — Она подмигнула ему. — Запиши их на магнитофон, и все дела.

Лицо Фейна приняло такое выражение, что Одри не удержалась от самодовольного смеха.

— А ты считал меня совсем дурочкой, пап? Думал, я не знаю, что ты прослушиваешь все комнаты в доме? И те, что на заднем дворе, тоже?

Лофтин не стал буквально следовать полученным от Фейна инструкциям. У него уже был некоторый опыт общения с газетчиками. Тот, кто все время на виду у людей, никогда не станет обсуждать свои личные дела в присутствии репортера. Кроме того, до полудня оставалось еще два часа.

Поэтому Лофтин побрился, принял душ, оделся в течение пятнадцати минут и отправился в гостиницу «Рузвельт» на своем «фольксвагене». Этого «клопа» он терпеть не мог и предпочел бы более классную машину — что-нибудь обтекаемое с низкой посадкой и иностранного производства, но нынешнее состояние его финансов ограничивало его возможности «фольксвагеном».

Ему повезло. Кружа по кварталу в поисках свободного места для парковки, он заметил, как сенатор Сент-Клауд выскользнул из боковой двери гостиницы и остановил такси.

Лофтин последовал за ним, пропустив впереди себя два автомобиля. На протяжении своей пестрой карьеры ему как-то довелось работать властном сыскном агентстве. Девяносто процентов дел, которым оно занималось, было связано с добыванием улик для получения развода, что означало практически постоянную слежку за неверными мужьями и женами, так что Лофтин успел овладеть всеми тонкостями этого искусства. Уволили его из агентства после того, как застукали в постели с одной из неверных жен, за которой ему было поручено следить.

Лофтин преследовал такси вплоть до временного командного пункта капитана Джима Боба Форбса, где сенатор Сент-Клауд вышел и отпустил такси. Лофтин поставил «фольксваген» на противоположной стороне улицы и стал ждать, куря одну сигарету за другой.

Когда сенатор Сент-Клауд вновь появился на улице, Лофтин собрался было перехватить его прямо здесь и сейчас. Но пока он раздумывал, Сент-Клауд вошел в будку телефона-автомата на углу улицы.

Когда сенатор, быстро переговорив, вышел из будки и остановился на тротуаре, озираясь в поисках свободного такси, какое-то внутреннее чувство приказало Лофтину оставаться в машине. Сент-Клауд остановил проходящее такси, и Лофтин вновь сел ему на хвост.

Через некоторое время он начал подозревать, что интуиция его на этот раз подвела. Такси везло сенатора к Французскому кварталу, где находился ресторан Бреннана. Хотя для делового завтрака еще слишком рано…

Когда такси остановилось у старой-старой гостиницы, у Лофтина вырвался вздох облегчения. Сенатор вышел из машины и скрылся в ветхом здании.

Лофтин опять приготовился ждать.

Сенатор Сент-Клауд находился в гостинице около получаса. Покинув ее, он не стал искать такси, а пошел пешком.

Лофтин уже решил, как будет действовать дальше. Он был уверен, что на этот раз сенатор направляется на намеченную встречу за завтраком, поэтому преследовать его не стал. Он продолжал сидеть в машине и ждать, не спуская глаз с двери гостиницы.

Через несколько минут еще одна догадка заставила его тревожно заерзать на сиденье. Он включил двигатель и медленно тронул «фольксваген» с места. Догадка оказалась правильной. Он только успел въехать в узкий переулок, как из гостиницы черным ходом вышел высоченный бритоголовый негр и торопливо зашагал прочь. Вчера на балу Лофтин видел Эбона лишь мельком, но все же у него не было никаких сомнений, что сейчас перед ним тот, кто ему нужен.

Лофтин ехал за ним на приличном расстоянии, чтобы только не потерять Эбона из виду. Пройдя несколько кварталов, Эбон зашел в ресторан Холмса на Берганди-стрит. И вновь Лофтин решил ждать.

Он понимал, что переполненный народом ресторан не лучшее место для беседы с Эбоном.

Выйдя из ресторана, Эбон направился обратно в свою гостиницу. За два квартала до нее Лофтин резко прибавил скорость, нашел место, где оставить «фольксваген», и поспешил в гостиницу. В холле обнаружилась небольшая стойка, за которой, однако, никого не оказалось. Это Лофтина даже устраивало, поскольку он был убежден, что номер комнаты Эбона ему бы все равно не сообщили ни под каким видом. Гостиница была двухэтажной, без лифта.

Прикинувшись постояльцем, Лофтин поднялся наверх и пошел по безлюдному коридору. Тут он услышал, как кто-то поднимается по черной лестнице.

Лофтин пошел навстречу. С Эбоном их не знакомили, и тот в лицо его не знал. Они встретились посередине коридора, Эбон прошел мимо него с ничего не выражающим лицом, даже не удостоив белого взглядом. Лофтин замедлил шаг и навострил уши. Заслышав звук поворачиваемого в замочной скважине ключа, он украдкой оглянулся через плечо, чтобы увидеть, в какой номер вошел Эбон.

Лофтин осмотрелся, убедился, что коридор пуст, и прокрался к двери в номер Эбона. Она заперта на замок, в этом он был абсолютно уверен. Даже если и нет, вломиться сейчас к Эбону будет последней ошибкой в его жизни.

Лофтин ломал голову над тем, как ему поступить, чтобы дать знать Эбону: он ищет с ним встречи. И так на этом сосредоточился, что не услышал приближающихся по коридору шагов. Опомнился он лишь тогда, когда почувствовал боль в заломленных за спину руках.

Сдавленно вскрикнув, он в страхе посмотрел налево, направо. Два негра держали его мертвой хваткой.

Тот, что справа, поинтересовался:

— Случайно не знаешь, что этот прилипала долбаный делает у двери Эбона, Эмбер?

— Понятия не имею, — ответил тот, что слева. — Давай пригласим его к Эбону и попробуем выяснить.

Эбон частенько обедал в ресторане Бастера Холмса. Он любил красные бобы с рисом, считая это блюдо лучшим в своем роде во всем Новом Орлеане.

Вообще-то южную кухню он не жаловал, но красные бобы с рисом были исключением.

Вернувшись в гостиницу, он не пробыл у себя в номере и нескольких минут, как за дверью послышались какая-то возня, сердитый голос, показавшийся ему знакомым. Эбон прижался ухом к двери и прислушался. И тут раздался тихий стук… две секунды пауза, громкий стук.

Через тонкую филенку донесся голос:

— Эбон, это я, Эмбер. Мы тут с Грином.

Эбон открыл дверь, зло сощурил глаза, увидев перед собой Эмбера и Грина, в объятиях которых слабо барахтался белый мужик, тот самый клейстер, что встретился в коридоре несколько минут назад.

Он захлопнул дверь, запер ее на замок и обернулся к странной троице.

— Это еще зачем вы притащили его в мой номер?

— Подожди, Эбон, это не мы, — заторопился с объяснениями Эмбер. — Он сам пришел. А мы-то заметили его, когда он уже сшивался у твоей двери, и прихватили. Ты его знаешь?

— Никогда в жизни не видел. — Эбон пристально разглядывал незваного гостя. — А ну выкладывай, в чем дело, да побыстрее!

— Мы с вами не знакомы, я Джеральд Лофтин.

Работаю у Рексфорда Фейна. — Он судорожно сглотнул. — Отвечаю за освещение в прессе парада Рекса и за обеспечение его безопасности.

— Безопасности! Это же легавый, Эбон! — рыкнул Грин и еще сильнее заломил руку Лофтина.

Тот застонал и поспешно продолжал:

— Да нет же! Нет! Не полицейский я вовсе. Просто должен позаботиться, чтобы парад прошел гладко.

— Кто сообщил, где меня искать? — зловеще спросил Эбон.

— Я не могу раскрывать свои источники! — с неожиданной смелостью заявил Лофтин.

Эбон отвесил ему звучную оплеуху. На посеревшем лице Лофтина вспыхнула багровая отметина.

— А это только для пробы, липучка, — пообещал Эбон. — Говори, кто?

— Сенатор Мартин Сент-Клауд, — тут же выпалил Лофтин.

— Врешь. Мартин не мог тебе этого сказать. — Эбон нанес еще один удар, на этот раз куда более чувствительный. — Вторая попытка.

Лофтин попробовал было вырваться, но Эмбер и Грин держали его мертвой хваткой.

— А он и не говорил ничего, — сдался Лофтин. — Я его выследил.

— А вот это возможно, — задумчиво кивнул Эбон. — Мартину и в голову бы не пришло, что за ним могут следить. Теперь главный вопрос… зачем? Что нужно?

— Насчет завтрашнего парада и лежачей демонстрации… Ой, вы не могли бы сказать своим людям, чтобы меня отпустили? Мне больно.

— Отпустите его.

— Но, Эбон…

— Отпусти его, Грин.

Эмбер и Грин выпустили Лофтина, и тот принялся энергично растирать запястья.

— Ну? Я жду, — поторопил его Эбон.

— Что? А… ну, я уже сказал, что должен обеспечить, чтобы парад Рекса прошел без запинки, вот я и пришел попросить вас отложить демонстрацию или… — Лицо Лофтина внезапно засветилось. — Слушайте, а почему бы вам не провести демонстрацию во время парада Комуса» а? Ведь это же кульминация всего праздника!

Грин угрожающе шевельнул плечами и пробормотал:

— Ну ты, мужик, даешь…

Однако хватило лишь едва заметного жеста Эбона, чтобы Грин смолк. Эбон бесстрастно поинтересовался:

— А если не отложу?

Лофтин, похоже, пришел в замешательство.

— Ну, тогда я… Мистер Фейн, знаете ли, очень большой человек в Новом Орлеане. У него много влиятельных друзей.

— Это ты мне угрожаешь, что ли, клейстер?

— Угрожаю? Я? — Лофтин попятился, лицо, по которому катились крупные капли пота, задергалось от страха. — Просто хотел сказать… Мистер Фейн еще и очень богатый человек к тому же.

— Ага, значит, это ты мне взятку предлагаешь.

Сколько?

— Сколько?

— У моей мамули когда-то был попугай. Потеха!

Что ни скажешь, а этот попугай все за тобой повторяет. Ты попугай, Лофтин?

— Не могу же я назвать сумму, не переговорив с мистером Фейном, — заторопился Лофтин. — Но он, знаете ли, очень щедрый человек, очень. Останетесь довольны!

— Как насчет миллиона долларов? — ровным голосом произнес Эбон. — Настолько его щедрость потянет, как считаешь?

Лофтин растерянно заморгал. Потом понял.

— Вы просто надо мной издеваетесь!

— Давай замочим этого сучьего сына, Эбон, — предложил Грин. — Башку я ему откручу одной левой. Бросим в речку, труп унесет в море. Его никто и не хватится.

Лофтин побелел, глаза его метались по сторонам.

Внезапно он рванулся к двери, но Эмбер и Грин перехватили его на первом же прыжке. Грин опять резким движением заломил ему руку за спину, и Лофтин издал пронзительный вопль.

— Вышвырните его вон из гостиницы, — распорядился Эбон и полным угрозы голосом добавил:

— Если еще раз попадешься мне на глаза, Лофтин, шею я тебе сам сломаю. Без помощи Грина. И передай то же самое мистеру Рексфорду Фейну.

Когда Эмбер и Грин поволокли Лофтина к двери, Эбон тихо окликнул:

— Эмбер?

Тот оставил Лофтина на попечение Грина, закрыл за ними дверь и обернулся.

— Найди мне сенатора Сент-Клауда, Эмбер. У нас есть на него досье. Там должно быть отмечено, где он обычно останавливается. Хочу с ним поговорить.

— Есть, Эбон, сделаю.

— И не забудь, что днем у нас встреча с вожаками длинноволосых.

Оставшись в номере один, Эбон вскипел от ярости. Придется снова переезжать, вертелось у него в голове, нельзя же здесь оставаться, ведь липучка поганая разнюхал этот адрес.

Лофтин, конечно, не раз слышал, как мужики говорят, что испугались до того, что в штаны наложили, но всегда считал это преувеличением — так, присказка, чтобы приукрасить очередную байку.

Теперь он понял, как сильно ошибался. Еще никогда в жизни ему не было так страшно, как в том гостиничном номере. Дрожа всем телом, он уже готовился распрощаться там с жизнью. Каждый из троих чернокожих мог запросто пришибить его как муху, но один, тот, что стоял справа — Эбон называл его Грином, — на вид был смертоноснее шипящей гранаты. Лофтину даже показалось, что и пахнет-то от него, как от трепа недельной давности.

Изнемогая от охватившего его ужаса, Лофтин лишь огромным усилием воли сдержал себя, чтобы не обмараться.

Когда же он пришел в себя на улице у жалкой гостиницы, каким-то невообразимым чудом свободный и невредимый, его охватило такое чувство облегчения, что он едва не потерял сознание. Затем на смену чувству облегчения пришло ощущение беспокойства и острого физического неуюта. Туалет найти необходимо сию же минуту. Он чуть ли не бегом припустился к ближайшей заправочной станции. Но если там туалет на замке, если ему придется искать ключ…

Дверь в туалет была приоткрыта. Лофтин ворвался в него, задвинул щеколду и содрал брюки. Извержение было вулканическим.

Покидать туалет Лофтин не торопился. По всему телу растекался холодный пот, сердце отчаянно колотилось в грудную клетку. Дважды кто-то стучал в дверь;

Лофтин оставил стук без внимания. Наконец он кое-как взял себя в руки. Привел в порядок одежду, плеснул в лицо холодной водой. В дверь теперь стучали беспрерывно, снаружи доносились жалобные стенания.

Лофтин, однако, не спешил. Насухо вытер щеки, посмотрелся в мутное зеркало. Цвет лица вроде нормальный. В нем всколыхнулась злость; пережитое унижение опалило все тело. Этот подонок Эбон еще ему заплатит! Никто, слышите, никто еще никогда так не унижал Джеральда Лофтина!

В дверь теперь стучали, похоже, ногами. Лофтин шагнул от умывальника, отодвинул щеколду и вышел из туалета.

Тщедушный человечек, на несколько дюймов ниже Лофтина, приплясывал, вцепившись в дверную ручку. Плачущим голосом он пропищал:

— О других думать же надо!

Лофтин скривил лицо в угрожающей гримасе» и рявкнул:

— Отвали, придурок!

Человечек испуганно отпрянул, обежал Лофтина, юркнул в туалет и захлопнул за собой дверь.

Чувствуя себя сейчас гораздо лучше, Лофтин бодро зашагал прочь. Взглянув на часы, решил, что сенатор Сент-Клауд в данный момент все еще завтракает, так что у него в запасе есть несколько свободных минут.

Лофтин зашел в будку телефона-автомата и набрал номер капитана Форбса. Он был уверен, что капитан будет рад узнать, где искать Эбона.

Капитан Форбс был и в самом деле очень рад. Он попросил Лофтина повторить адрес и сказал:

— Спасибо вам, мистер Лофтин. Нам действительно очень нужно потолковать с Эбоном. Сейчас пошлю кого-нибудь за ним. А кстати, как вы его нашли?

На мгновение Лофтин замялся в нерешительности, потом признался:

— Следил за сенатором Сент-Кдаудом, он и привел меня туда.

— Сенатор Сент-Клауд? — переспросил капитан Джим Форбс. — Ну, политики! А меня он уверял, что не знает, где Эбон.

Лофтин повесил трубку, в душе весьма и весьма довольный собой. Теперь этот Эбон вонючий будет знать, что с Джеральдом Лофтином лучше не связываться!

Выйдя из будки, он сел в «фольксваген» и направился в ресторан Бреннана. Сейчас его уже не волновало, что там себе подумает какой-то репортеришка.

Сенатор Сент-Клауд сидел в ресторане с репортером из новоорлеанской «Стейтс-айтем». С завтраком они покончили и пили кофе; сенатор курил сигару, а репортер усердно строчил в своем блокноте.

Лофтин подошел к ним и бесстрашно обратился к Сент-Клауду:

— Сенатор, не мог бы я с вами переговорить?

Всего несколько минут.

Сенатор уставился на него неузнавающим взглядом, потом с видимым усилием сложил губы в улыбку.

Наспех познакомил Лофтина и репортера, извинился перед последним и отвел Лофтина в сторону.

— Слушайте, Лофтин, — сердито начал Сент-Клауд, — какого черта? Вы же знаете журналистов. У этого репортера уже ноздри дрожат от запаха жареного. Он из меня все жилы вытянет, чтобы узнать, зачем вы приходили.

— Все понимаю, сенатор, — ответил Лофтин. — Но идея не моя, а мистера Фейна. Он распорядился, чтобы я поговорил с вами.

— О чем?

— Насчет этой угрозы. Ему звонил капитан Форбс, рассказал о дневнике. Вот мистер Фейн и захотел узнать, что вы собираетесь предпринять.

— Предпринять? А какого черта я могу предпринять? — фыркнул Сент-Клауд. — Буду участвовать в параде, если Рекса именно это интересует. Если я стану играть в прятки каждый раз, как получу угрозу… И передайте Рексу, что не дело подсылать ко мне холуев, когда я завтракаю с журналистом.

На сегодня с Лофгина было довольно. Никто, пусть даже такая шишка, как этот сенатор, не смеет подобным образом обращаться с Джеральдом Лофтином! Охватившая его злость заставила забыть об осторожности.

— Можете считать меня холуем, но этот холуй побеседовал-таки сегодня с вашим дружком Эбоном насчет завтрашней демонстрации! — горделиво выпалил Лофтин.

— Как же это вам удалось? — искренне изумился Сенатор. — Как вы его нашли?

— Выследи-'! вас до его явки сегодня утром, — похвастался Лофтин.

— Выследили? Вы за мной следили?» Господи Боже ты мой, подумать только… — Сент-Клауд внезапно осекся, глаза его гневно сузились. — Какое, к чертовой матери, вы имеете право… Так теперь Эбон решит, что это я навел вас! Башку бы расшибить вам на куски, как гнилую дыню, Лофтин!

Глава 11

Исполнение одной очень важной части своего плана Эндоу слишком затянул.

— Что же вы так поздно? — упрекнул его продавец. — На сегодня все уже запаслись нарядами.

Слово «все» он выделил, прихлопнув ладонями по прилавку.

Эндоу взглянул на продавца с нескрываемым недоверием. Он был убежден, что перед ним самый что ни на есть отъявленный гомик. Новый Орлеан, этот Вавилон двадцатого века, просто кишел сексуальными извращенцами — они, здесь повсюду, куда ни плюнь. Эндоу хотел было пойти в какой-нибудь другой магазин, но заявление продавца по поводу дефицита костюмов его насторожило и встревожило. Без костюма и маски ему не обойтись.

— Ну что-то же у вас осталось? — настаивал он. — Не могли же, на самом деле, разобрать все костюмы.

— Ничего стоящего, — разочаровал его продавец. — Пойдемте, покажу, если хотите.

Виляя пышным задом, продавец повел его в глубь магазина к вешалкам. Эндоу следовал за ним на безопасном расстоянии, чтобы ненароком не соприкоснуться с пороком.

Продавец брезгливо показал на несколько костюмов, сиротливо висевших на вешалках.

— Видите? Все, что осталось. Одна мура, никакого шика.

При чем тут шик, возмутился про себя Эндоу, он что, за бабу его принимает? Или за одного из тех, кому неймется разгуливать в бабьих тряпках?

И тут Эндоу высмотрел как раз то, что хотел. Он указал на одну из вешалок:

— А как насчет этого?

У продавца даже глаза на лоб полезли.

— Костюм Санта-Клауса? На масленицу?! Бог с вами, это же неслыханно! Не знаю даже, как он вообще здесь оказался в такое-то время года!

— Но он ведь сдается напрокат?

— Конечно, все, что есть у нас в магазине, сдается напрокат. А знаете… — Продавец склонил голову к плечу и жеманно приложил палец к губам. — Хотя на моей памяти никто не наряжался Санта-Клаусом на масленицу, в этом что-то есть… Потрясающе!

Пусть-ка поломают голову, что это может значить.

Правда, дружище, если хотите хотя бы отдаленно смахивать на Санта-Клауса, вам придется подвязать не одну подушку!

Продавец пронзительно захихикал, без стеснения тыча пальцем в тощую фигуру клиента. Эндоу в нетерпении повысил голос:

— Я страшно спешу! Не могли бы мы…

— Хорошо, хорошо, — тряхнул головой продавец. — Не будем так волноваться!

Он сдернул с вешалки костюм и краснощекую маску с, белой бородой и понес их к кассе у входной двери. Из-под прилавка он достал большую картонную коробку и принялся укладывать в нее костюм.

— Теперь нужно внести десять долларов в залог…

— Ладно, — согласился Эндоу.

— ..и предъявить водительское удостоверение.

Эндоу машинально потянулся было за бумажником, но тут же остановил себя.

— Водительское удостоверение? — переспросил он.

— Да, сэр. Простая формальность. Чтобы установить личность берущего вещи напрокат.

— Послушайте… Я приезжий, машины у меня здесь нет. А купить костюм можно?

— Купить?! Купить костюм Санта-Клауса в это время года? Нет, дружище, можно, конечно, но…

Эндоу вновь полез в карман за бумажником.

— Тогда скажите, сколько он стоит. Плачу наличными.

Одри поджидала Мартина в квартирке во Французском квартале и открыла ему, как только он постучал.

— Привет, малыш! — грудным голосом пропела она. На ней были эластичные брюки в обтяжку и почти прозрачная блузка с V-образным вырезом до пупка. Соски ее маленьких грудей были соблазнительно наставлены на Мартина.

Картина была подстрекательски возбуждающей.

Однако день, который для Мартина начинался так хорошо, складывался очень неудачно. У него невольно вырвался тяжелый вздох.

— Трудный денек, сенатор?

— И не говори. — У него мелькнула было мысль рассказать Одри о встрече с Эбоном, о стычке с этим придурком Лофтином и настырных расспросах репортера из «Стейтс-айтем», что это у них за секреты такие… Но стоит ли? Если он начнет объяснять все это Одри, придется и самому вновь переживать, а ему это совсем ни к чему.

— Ну иди, иди к своей Одри. — Она распахнула ему объятия. — Мамуля тебя утешит.

Мартину никогда не нравилось подобное сюсюканье, даже в самые интимные моменты, но из уст Одри оно звучало вполне терпимо. На людях она была такой сдержанной, уверенной в себе и далекой, что ее превращение в обольстительницу и одновременно в утешительницу только добавляло ей привлекательности.

Стягивая пиджак, он приблизился к ней и отдался в ее жаркие объятия. Она прильнула упругими холмиками к его груди и, словно медовым хоботком, раздвинула языком его губы.

Несмотря на всю усталость и подавленность, Мартин не смог остаться равнодушным.

Она потерлась животом о его восставшую плоть.

Откинув голову, торжествующе заявила с лукавой улыбкой проказливой девчонки:

— Убедился? Мамуля сразу заставит тебя забыть все невзгоды.

Ухватившись за его локоть обеими руками, она повлекла его в спальню. Двери на балкон были распахнуты, и через них с улицы доносились звуки масленицы: гулянье было в разгаре.

Им обоим, однако, сейчас было не до того. Стоя друг против друга, они торопились избавиться от одежды. Затем Одри взялась за Мартина Она ухватила его пульсирующий член маленькими ладошками и склонила голову к его груди, оставляя на ней языком влажные следы. Потом принялась покусывать его сосок.

Мартин издал громкий стон. Слабый внутренний голос попытался упрекнуть его: «Ты же только вчера имел ее. Дважды! Ты просто козел, Мартин! В твоем возрасте…»

К счастью или к несчастью, мелькнуло у него в голове, рассудок почти не властен над сексуальными реакциями.

Он обхватил ее тонкую талию, приподнял и, не выпуская из объятий, направился к кровати.

— Погоди! — отчаянно вскрикнула она. — Хочу твой член!

Одри стала карабкаться по его телу — словно стремящийся к вершине скалолаз, только вместо крючьев она вонзала в него пальцы рук и ног.

Потом она ловко изогнулась, и Мартин вошел в нее до самого конца еще до того, как они упали поперек кровати. Он навалился на нее всей тяжестью тела. Задохнувшись, Одри вскрикнула, и Мартин приподнялся на локтях, чтобы дать ей перевести дыхание. Но она в ту же секунду взметнула вверх ягодицы, не позволяя их соитию прерваться ни на мгновение.

— Давай, все в порядке, папуля! Трахай же, трахай меня! Только не останавливайся…

Мартин повиновался и могучим толчком погрузился в невыносимо сладостный жар ее влагалища.

И еще раз. И еще.

Она смиряла неистовую мощь его страсти, сжимая Мартина бархатными тисками своих бедер.

Потом она сквозь смех пропела ему в ухо:

— Пришла пора всем добрым людям помочь их парт… партнерше! Давай, папуля, давай же, черт тебя подери, скорее!

Через несколько минут они, скользкие от пота и влаги любви, нехотя выпустили друг друга из судорожных объятий, словно потерявшие последние силы противники.

Еще некоторое время спустя Одри шевельнулась, потянулась через него к пачке сигарет на тумбочке у кровати, щелкнула зажигалкой и обернулась к Мартину, выпуская через ноздри две тонкие струйки табачного дыма.

— Папа рассказал мне, что кто-то грозил убить тебя, Мартин, — внезапно сообщила она.

— За каким же чертом он это сделал? — подскочил Мартин.

— Полагаю, он посчитал, что я должна об этом знать. Тебе страшно?

— Страшно? — Он усмехнулся. — Когда такое произошло впервые, я перепугался до смерти. Но потом это случалось столько раз, что я просто перестал обращать внимание. По-моему, если начинаешь задумываться об этом, вот тогда может стать по-настоящему страшно.

— А ты говорил об этом своей… Ракель уже знает?

— Пока нет. Не вижу смысла ее тревожить. Для нее это будет еще одним аргументом в попытках заставить меня бросить политику. — В его голосе невольно прозвучали горькие нотки.

— Но ты ведь сам этого не хочешь?

— Нет. А чем я займусь? Не браться же опять за адвокатскую практику.

— Именно поэтому я и… — Она запнулась и несколько секунд курила в молчании. Потом произнесла вполголоса:

— Милый, я знаю, ты считаешь, что я извожу тебя, но ты все-таки не думаешь о разводе?

А почему бы и не признаться? — пришла Мартину внезапная мысль. Ведь в последнее время он все чаще и чаще задумывался над этим вопросом. И разрыв с Ракель казался неизбежным. Так больше продолжаться не может. Он не был уверен, любит ли он Одри, но по крайней мере они с ней ладят, в постели тоже, и жена для политика из нее выйдет что надо.

«Да и папуля в таком случае еще больше возжелает толкнуть тебя на самый верх, а, Мартин?» — поддразнил его внутренний бесовский голос.

— Да, Одри, я думал об этом, — выпалил он; — Похоже, все идет к тому, только ты не дави на меня.

Мне нужно время.

Она протянула руку и крепко сжала его ладонь.

— Все, малыш, ни слова больше. Обещаю. — Она расплылась в счастливой улыбке. — Теперь, когда я знаю, что ты не исключаешь…

В этот момент зазвонил телефон. Одри повернулась на бок и подняла трубку.

— Алло! Да это… — Она бросила на Мартина изумленный и испуганный взгляд. — Но как… Да, минуточку. — Она прижала телефонную трубку к груди. — Это тот чернома… тот тип, которого зовут Эбоном. Хочет с тобой поговорить.

— Боже праведный, почему же ты не сказала, что меня здесь нет? Ладно, теперь ничего не поделаешь.

Дай-ка. — Она протянула ему трубку. Мартин набрал полную грудь воздуха и проговорил в микрофон:

— Линкольн? Как ты узнал, что я здесь?

— Это мое правило — всегда знать местонахождение некоторых определенных лиц, сенатор, — объяснил ему Эбон. — Ты один из них. И ты меня здорово разозлил, Мартин. Ты привел этого фейновского холуя прямо на мою явку.

— Но я же ни словом не обмолвился ему о том, где ты скрываешься, Линкольн, клянусь! Этот негодяй обнаглел до того, что посмел за мной следить!

— Да знаю я все, знаю. Но ты должен был смотреть, кто у тебя на хвосте. Вполне мог быть легавый.

— Но мне и в голову не приходило, что за мной могут следить!

— Так вот теперь ты на своей шкуре испытай, что это такое. За мной-то слежка идет, похоже, еще с пеленок. — Эбон зло хохотнул. — Ладно, в следующий раз будь осторожнее. Хотя следующего раза у тебя не будет. Я уже переехал, но новый адрес тебе сообщать не собираюсь. А вдруг легавые станут пытать тебя?

— Очень сожалею, что так получилось. Линкольн.

Искренне и глубоко сожалею. Что я могу еще сказать?

— Извинения от синатора Соидийненных Штайтов, ни фига себе! — ерничая в своей манере, восхитился Эбон. — Не ждал, что доживу до такого дня!

Будь здоров, сенатор…

Эбон неожиданно бросил трубку, и Мартин обернулся к Одри:

— Господи Боже ты мой! Интересно, кто еще знает о нас с тобой? Я прямо-таки вижу газетные заголовки: «Сенатора США застукали в любовном гнездышке с видной представительницей высшего общества Нового Орлеана». Мне только этого не хватало!

— Я знаю еще одного, кто знает, Мартин.

Мартин напрягся всем телом.

— И кто же это?

— Папочка мой. Он сам мне признался сегодня за завтраком.

Эбон проводил встречу с лидерами хиппи на заброшенном складе в нескольких кварталах от Международного торгового центра. В нескольких ярдах от задней двери лениво несла свои мутные грязные воды Миссисипи.

Если, конечно, к ним применимо слово «лидер», думал Эбон, разглядывая сидящую перед ним компанию. Их было четверо, и видок у них был тот еще.

Длинные волосы, чахлые бороденки у двоих, у третьего висячие усы, как у предводителя мексиканских крестьян Панчо Вильи, и настоящая окладистая борода у четвертого, которая придавала ему некоторое сходство с Иисусом Христом. Весьма пестрой была и их одежда: заношенные выцветшие джинсы в живописных заплатах, рабочие комбинезоны, сапоги и матерчатые тапочки, а один, тот самый бородатый Иисус, заявился вообще босиком. Все четверо щеголяли замызганными рюкзаками. Воняли они неимоверно — тошнотворный приторный запах немытых тел и самой дешевой низкопробной марихуаны. Эбон не стал утруждать себя попытками разобраться, кого из них как зовут.

Молодых белых революционеров Эбон едва терпел и относился к ним с величайшим презрением. Он считал их пропащими выродками и наркоманами. Ведь это как нужно не уважать самого себя, чтобы напрочь забыть о чистоплотности, да и ленивы они, по его мнению, были настолько, что не желали даже почесаться, когда их грызли ползающие по ним вши.

Он готов был согласиться, что хиппи в свое время помогли делу чернокожего братства, иногда сами того не подозревая, иногда сознательно, когда в шестидесятые годы по Югу прокатились марши за гражданские права.

Однако, с точки зрения Эбона, время революционных хиппи прошло. Уж слишком долго они маршировали под набившими оскомину лозунгами вроде «Долой истеблишмент!» и «Долой свиней толстопузых!». Так долго, что надоели всем до тошнотиков.

Вопят «Долой конформизм!» во всю силу своих отравленных наркотой легких. А сами и есть конформисты — что в нарядах своих дурацких, что в своих лозунгах: вылитые роботы на несгибающихся ногах.

Да посмотреть хотя бы на этих четверых…

Тем не, менее Эбон без колебаний использовал хиппи, когда это было на пользу Лиге. Не допустить их шествия во время парада Рекса и было на пользу Лиге. Если хиппи выйдут завтра на улицы, это отвлечет какую-то часть внимания, пусть даже небольшую, от намеченной Лигой лежачей демонстрации.

Эбон намеренно не сел, по обеим сторонам его высились Эмбер и Грин. Жестом он пригласил четверку присесть на расставленные перед ним ящики.

Это давало ему выгодную позицию: смотреть на них сверху вниз и чувствовать себя полным хозяином положения.

— Мы с вами все революционеры, восстающие против существующего положения дел, — вкрадчиво начал он.

— В точку, приятель!

— Правильно говоришь!

— Обычно мы преследуем одни и те же цели, — продолжал Эбон. — Хотим низвергнуть толстопузых свиней и возвысить простой неимущий народ.

— Неимущий! Что верно, то верно, приятель!

— Но иногда мы путаемся друг у друга под ногами и только мешаем сами себе. Как вот в этот раз. — Голос Эбона зазвенел металлом. — Поэтому я и прошу вас отменить завтрашнюю демонстрацию.

— Погоди, погоди, приятель, мы как бы, понимаешь, уже все устроили, — вмешался «Панчо Вилья». — Все уже на мази. Дадим задний ход — легавые решат, что мы струсили. Они ведь нам уже как бы запретили. И подумают, что мы тормознули демонстрацию из-за того, что они нас припугнули.

— В принципе это не имеет значения, — возразил Эбон. — Еще не вечер. В другой раз проведете свое шествие. А мы вам поможем. Но завтра — наш день! Мне нужно, чтобы завтра вечером перед телекамерами была только одна Лига. А если ваши люди вмешаются, телевизионщики просто отмахнутся от еще одной демонстрации грязных хиппи, разве это новость?

— Хочешь сказать, что вас, чернокожих, никогда по телевизору не показывали? Брось, приятель, не смеши нас! — перебил его «Иисус Христос». — И не морочь нам голову всякой брехней про хиппи.

— Конечно, наши чернокожие братья устраивали демонстрации, но ведь не Лига. Мы сравнительно молодая организация. И для нас это единственная возможность стать заметными и быстро завоевать уважение. И я вовсе не хотел вас обидеть, когда назвал грязными хиппи. А сделал это умышленно, чтобы напомнить, как толпа будет вас обзывать. Более того, должен сказать вам, что наша лежачая демонстрация спланирована до» мельчайших деталей, как военная операция…

— Военная! — возмутился «Панчо Вилья». — Может, применишь напалм, как вояки во Вьетнаме?

— Нет! — рубанул воздух ребром ладони Эбон. — Просто объясняю вам, что ваши люди не столь организованны, как мы. И я не позволю всяким оборванцам сопливым срывать наши планы. — Тон Эбона стал жестким, если не сказать жестоким. — Более того, как и в любой военной операции, завтра будут потери. Кое-кто из наших братьев пострадает. А если еще вы впутаетесь, то и кое-кто из ваших тоже!

— Потери? Жертвы? Нет, ты что, приятель… — На лице «Иисуса Христа» появилось встревоженное и даже испуганное выражение.

Эбон уже вычислил для себя, что среди четверки именно этот бородач является заводилой. И сосредоточился только на нем.

— Именно потери и именно жертвы. Мы знаем, что это обязательно произойдет, и мы к этому готовы. А вы?

— Нет, мы как бы… Нет, мы не хотим, чтобы наши ребята пострадали. Пусть легавые, но не наши ребята… Нам бы помаршировать, попеть, может, несколько плакатов…

— Вот вам руки-ноги и переломают, а кого, может, и кокнут насмерть. К этому вы готовы?

— Чего же ты от нас тогда хочешь?

— Сидите завтра тише мыши. Никаких маршей, никаких песен, никаких пакетов с дерьмом, которые вы так любите швырять в легавых.

«Христос» задумчиво поскреб в бороде грязными пальцами.

— Мы выбрали парад Рекса потому, что это, понимаешь, самый такой заметный. Но ведь завтра будет еще один. Как он там называется? Комус, что ли?

А что, если мы махнем Рекса на Комуса, а?

— Нет, — твердо заявил Эбон, — завтра вообще никаких ваших демонстраций.

— Постой-ка, а кто ты вообще такой, чтобы нам приказывать? — вспылил «Панчо Вилья». — Мы, конечно, за вас, но что ты нам сделаешь, если мы сейчас пошлем тебя куда подальше, а?

Эбон уставился ему в глаза твердым взглядом:

— А я тогда распоряжусь, чтобы мои люди дали по мозгам паре-другой хиппарей. Тогда вам достанется и от легавых, и от наших братьев.

Бородач заерзал на своем ящике.

— Ты что, серьезно?

— Будь уверен, черт побери! — Эбон решил, что настал момент слегка смягчить тон. — Слушай, а что вы теряете? Вы же протестуете против растранжиривания таких деньжищ на все эти парады, так? В этом я вас поддерживаю, но у нас куда более важные цели.

Нам нужно, чтобы нас признавали людьми, мы добиваемся прав, которые должны быть нашими правами от рождения. Усек? Так что, по-твоему, важнее?

— Усек, брат. — «Христос» с улыбкой поднялся.

Улыбка была неожиданной, ласковой и печальной одновременно, и Эбон даже заморгал, удивившись про себя, как же все-таки этот парень действительно похож на Иисуса Христа, по крайней мере на того, каким его изображают на всех картинках. А кому еще лучше знать про это, как не чернокожему мальчишке? Пока он не подрос настолько, чтобы воспротивиться, Эбона затаскивали в церковь при всякой возможности, там он и насмотрелся на белого Иисуса Христа, ободряюще взиравшего на него сверху вниз с выражением неиссякаемой доброты и сочувствия.

Остальные трое попытались было возроптать, но бородач в конечном итоге взял верх. Он повернулся к Эбону и вскинул руку.

— Мир, брат.

Эбон на его жест не ответил. Он в полной неподвижности молча наблюдал, как четверка гуськом потянулась прочь со склада.

Эмбер осторожно поинтересовался:

— Думаешь, они тормознут, Эбон?

— Шансы на это есть. И хорошие. По-моему, они совсем не горят желанием получить по башке. Правда, умелый агитатор смог бы расшевелить их на демонстрацию, но чтобы вот так, без подначки… Думаю, они ее отменят. Кстати, Эмбер, сегодня к вечеру тебе нужно сделать вот еще что. Собери как можно больше наших людей, только из тех, кто не участвует в завтрашней лежачей демонстрации, и отведи их к капитану Форбсу…

Грин издал придушенный не то хрип, не то стон.

— Это еще зачем, Эбон?

Эбон оставил его вопрос без внимания.

— У капитана есть альбомы с фотографиями известных полиции карманных воров. Пусть наши люди посмотрят их очень внимательно. А завтра пусть походят в толпе. Если заметят карманника, немедленно сообщать полицейским. Либо хватать его самим.

— Да ты что такое говоришь, Эбон? — взревел Грин. — Мы что, за легавых будем работать?

— Слушай, Грин, а почему это я должен тебе все рассказать, а? — с пугающим спокойствием осведомился Эбон. — Пора бы уже уразуметь, что в Лиге я царь и бог. Если бы в армии ты стал; обсуждать приказы начальства, тебе бы враз башку оторвали. Ладно, объясняю. На карманников я спущу наших людей по той же самой причине, по какой тормознул этих хиппи патлатых. Мне нужно, чтобы все внимание, как можно больше внимания, было завтра сконцентрировано на нас. Кроме того, только прикинь, ведь капитан Форбс мозги себе свихнет, когда узнает… — Эбон расплылся в улыбке, — что я приказал нашим людям помогать легавым ловить карманников. И когда ему доложат, что хиппи согласились отменить свою демонстрацию: Да он на уши встанет!

Лофтин, докладывая Рексфорду Фейну о событиях этого дня, предложил ему несколько смягченную версию. Он не стал рассказывать, как черномазые вышвырнули его на улицу и как разозлило сенатора Сент-Клауда его появление в гостинице.

Зато у него была припасена новость, которую он считал прямо-таки радостной. До прихода к Фейну он заскочил к капитану Форбсу и застал его в полном недоумении. Форбс рассказал ему, что чернокожие целый день валят толпами, чтобы посмотреть на фотографии карманников, и предлагают полиции свою помощь во время завтрашнего парада Рекса.

Форбс также сообщил, что ему донесли о том, что Эбон уговорил хиппи не проводить намеченную ими демонстрацию.

Лофтин передал эту информацию Фейну и возбужденно воскликнул: , — Видите, мистер Фейн, многие проблемы уже решены. С карманниками будет полегче, да и чертовы хиппи мешать не станут!

Взгляд Фейна, однако, оставался холодным и беспощадным.

— Но две крупные проблемы мы все же имеем, не так ли? Крупнейшие, я бы сказал. Эта лежачая демонстрация — раз. И угроза сенатору — два. И что вы предпринимаете по этому поводу?

Лофтин, сесть которому предложено не было, стоял перед Фейном, развалившимся за своим столом.

Переминаясь с ноги на ногу, он воскликнул:

— Бог свидетель, мистер Фейн, я делаю все, что в моих силах! Но что я могу предпринять — такими вещами должна заниматься полиция! Когда речь идет о покушении на убийство или о толпе черномазых, разлегшихся на пути платформ, — я-то здесь чем могу помочь?

— Я же говорил, что ваша работа здесь целиком зависит от того, насколько гладко пройдет завтрашний парад. И не только нынешняя, но и та, другая работа, что получше и поденежнее. Говорил ведь, так?

— Да, конечно, но… Я же хорошо поработал с прессой, согласны?

— В общем, ничего, я бы сказал. — Фейн пренебрежительно махнул рукой, потом решил сменить гнев на милость:

— А впрочем, может, ничего и не случится…

— Капитан полиции сказал мне, что такие угрозы редко приводятся в исполнение, — с воодушевлением подхватил Лофтин и сообщил, что расставит своих людей вдоль всего пути следования парада, чтобы они присматривали за чернокожими. Как только они станут бузить, он тут же их всех загребет. Он изо всех сил пытается установить, где именно будет устроена демонстрация. Если ему это удастся, он стянет туда всех своих людей и пресечет ее в самом начале.

Фейн раскурил сигару и затянулся, задумчиво разглядывая Лофтина.

— У меня для вас есть одна работенка завтра вечером, Лофтин. Кое-что в вашем вкусе.

— Что именно? — удрученно поинтересовался Лофтин.

— Не переживайте, вам понравится. — Фейн едва заметно ухмыльнулся и выдохнул клуб дыма. — Завтра вечером, после бала Комуса, я устраиваю вечеринку для узкого круга. Вы тоже должны быть. Гостей приглашено не больше пары дюжин, в их числе сенатор Сент-Клауд с женой. Вы ее помните?

Обратившись мыслями к предыдущему вечеру, Лофтин смутно припомнил привлекательную маленькую блондинку, стоявшую рука об руку с сенатором, и утвердительно кивнул головой.

— Сдается мне, что у нее возникнет желание уединиться с вами в одной из спален наверху, может, даже в той, где вы вчера развлекались с Дейзи.

— Супруга сенатора Сент-Клауда? Это же птичка высокого полета, мистер Фейн, — с сомнением протянул Лофтин. — И откуда вам известно, что ей этого захочется? То есть хочу сказать, если бы у меня было время, я бы мог ее уломать, но за один вечер…

Фейн отмахнулся зажатой в пальцах сигарой.

— Это я беру на себя. Вы же, главное, будьте в полной боевой готовности. А об остальном я позабочусь.

Лофтин погрузился в глубокое раздумье. В своей жизни он делал множество всяких вещей, однако в жиголо еще никогда не нанимался. И к кому? К супруге сенатора США! Лофтину вспомнилось данное самому себе обещание. Он сделает все, чтобы зацепиться за Рексфорда Фейна. Значит, отвергать его предложение нельзя. Тем более что эта сенаторша действительно потрясная бабенка. И почему не совместить приятное с полезным? И трахать супруг сенаторов ему пока еще не доводилось. Конечно, сам сенатор, если что-нибудь разнюхает, может чуток расстроиться, но Лофтин сильно подозревал, что Фейн учитывает и это. Лофтин не стал ломать голову над тем, зачем Фейну понадобилось все это подстраивать. Не всегда разумно интересоваться, какими мотивами руководствуются такие могущественные люди, как Рексфорд Фейн. И вслух он произнес:

— Буду в полной боевой готовности, мистер Фейн. — В предвкушении грядущего приключения он ощутил некое шевеление внизу живота, некий признак эрекции. — Можете на меня положиться.

Глава 12

Мартин сумел вернуться в отель «Рузвельт» лишь незадолго до ужина. Еще днем он позвонил Ракель и предложил поужинать у Антуана. Так что она уже успела переодеться и томилась в ожидании, когда он влетел в их номер.

Потрясшая его сегодня новость о том, что и Линкольну Карверу, и Рексфорду Фейну известно о его романе с Одри, навела его на мысль: а не знает ли этого также и Ракель? Она, несомненно, подозревала, что у него есть связь на стороне, поскольку прекрасно изучила его сексуальные аппетиты, но он все же не был уверен, что она прознала про Одри. Если бы это было так, она вчера вечером не пошла бы на бал к Фейну.

Для этого она была слишком горда.

Как бы то ни было, его беспокойство по этому поводу плюс тот факт, что они говорили сегодня с Одри о разводе, порождали в нем некое чувство вины, и потому, едва открыв дверь в номер, он торопливо заговорил:

— Прости, что опоздал, дорогая. Только проведу бритвой по щекам и надену свежую рубашку. Столик я заказал…

— Думаю, сначала тебе лучше позвонить капитану Форбсу из полицейского управления Нового Орлеана, Мартин. Он домогался тебя целый день. Что-то очень важное и неотложное.

Мартин был уверен, что знает, чего от него хочет капитан Форбс, и говорить с ним желанием не горел.

В то же время он понимал, что ему будет весьма затруднительно объяснить Ракель, почему он не хочет перезвонить полицейскому. Он покорно подошел к аппарату и набрал номер телефона капитана.

Все оказалось именно так, как он и думал. Капитан Форбс был вне себя от ярости, что Мартин скрыл от него, что ему известно местонахождение Эбона.

— Вы меня обманули, сенатор. И мне это чертовски не нравится!

— Да не обманывал я вас, капитан, — оправдывался Мартин. — Все не так, как вы думаете. После того как я ушел от вас, решил переговорить с Линкольном, если удастся. Позвонил в Лигу, и там мне сказали, где я могу его найти. Разве я виноват, что они отказались сообщить вам эту информацию? Есть ли моя вина в том, что я не полицейский?

— Ох уж мне эти политиканы треклятые, — еле слышно проворчал капитан Форбс.

— Капитан, я понимаю, как вы расстроены. Даже вашу антипатию, к политикам понимаю. Нужно ли вам напоминать, что сегодня множество людей испытывает такую же неприязнь к полицейским? Как они вас называют? Свиньями, если не ошибаюсь?

Форбс буркнул что-то нечленораздельное.

— К тому же я, по-моему, не совершил никакого преступления…

— ..сокрытие от полиции информации, крайне важной для следствия…

— Бросьте, капитан, — оборвал ею Мартин. — Когда я беседовал с вами, я еще не располагал такой информацией. А если бы я позвонил вам после того, как сам узнал, стал бы, по-вашему, Линкольн мне доверять? И потом, что вы так переживаете? Насколько мне известно, Джеральд Лофтин выследил меня до гостиницы, где скрывался Линкольн, и тут же донес вам.

— Когда мы прибыли туда, он уже исчез.

— Вот оно что. — Мартин с трудом подавил рвущийся смешок. — Да, Линкольна Карвера голыми руками не возьмешь.

До Мартина дошло, что капитан Форбс вновь заговорил, теперь легко и почти спокойно. В тоне его проскальзывали даже жалобные нотки.

— Просто ума не приложу, сенатор. Эти черномазые сегодня валом валят целый день. Требуют показать им фотографии преступников. Говорят, что Эбон велел им завтра хватать карманников или сдавать их полиции. Никак не пойму, в чем туг дело! Зачем этому психованному ниггеру потребовалось отдавать такие приказы? Он же меня ненавидит! Ведь даже если бы я неделю пролежал распростертый без капли воды в пустыне Сахара, он на лицо мне мочиться бы не стал! Ни черта не пойму, что он задумал!

А вот Мартин посчитал, что сам он смутно догадывается, в чем тут дело. Во-первых, Линкольн старался сделать все возможное, чтобы лежачая демонстрация Лиги оказалась завтра в центре всеобщего внимания. Во-вторых, он, похоже, достиг того, чего хотел, — сбил капитана Форбса с толку Цели Линкольна были рассчитаны на перспективу. Он собирался обосноваться в Новом Орлеане надолго и понимал, что ему придется частенько сталкиваться с полицией. И чем больше они будут ломать головы над его мотивами и действиями, тем лучше А капитан Форбс тем временем продолжал:

— И вдобавок ко всему этому мне донесли, что он встречался сегодня с вожаками хиппи и каким-то образом сумел уговорить их отменить завтрашнюю демонстрацию! Вы можете объяснить мне, в чем тут дело?

— Полагаю, вы по этому поводу должны бы прыгать от радости, а не жаловаться, капитан. Вам же завтра только легче будет.

— Не спорю, но никак не пойму, что он задумал.

Чую, за этим что-то кроется.

— Уповайте на милость Божью, капитан. — Мартин со смехом положил трубку на рычаг.

В этот момент он увидел лицо Ракель, и смех оборвался. Он совсем забыл, что она слышала весь разговор.

— Что ему нужно, Мартин?

Избегая ее взгляда, он достал сигару и принялся старательно раскуривать.

— Да ерунда всякая. Хотел обсудить кое-какие детали парада.

— Не лги мне, Мартин! Я ведь поинтересовалась, почему он тебе названивает, и в конце концов он сообщил мне о том дневнике, что получил по почте.

Без подробностей, правда, признался только, что в нем упоминается об угрозе убить тебя. Так сам расскажешь или мне пойти в полицию и расспросить капитана?

— Во г трепач, — в сердцах буркнул Мартин и удрученно вздохнул. — Ладно, Ракель, слушай. Только присядь пока, а я налью чего-нибудь выпить.

Он направился к небольшому бару.

— Не буду я ничего пить, — резко остановила его Ракель. — Не тяни время, рассказывай.

Мартин присел на стул и поведал ей все, что ему самому было известно о дневнике, не упустив и не утаив ни единой подробности.

После того как он закончил свой рассказ, Ракель долго в молчании смотрела на мужа.

— И ты по-прежнему намерен участвовать в параде? — спросила наконец она.

— Конечно. У меня нет другого выхода. Если узнают, что я пошел на попятный из-за какой-то вздорной и бездоказательной угрозы, я лишусь не знаю скольких голосов.

— Вздорной, говоришь? Да в наш век политических убийств ни одну угрозу нельзя считать вздорной.

Я против того, чтобы ты участвовал в параде, Мартин!

Мартину вспомнился ехидный вопрос Рексфорда Фейна: «Ты позволяешь жене командовать собой, Мартин?» И он резко заявил ей:

— Это не тебе решать, Ракель: Я буду завтра на параде, черт бы его побрал! — Он слегка сбавил тон. — Прости, радость моя. Совсем не хотел тебе грубить, но уж очень день сегодня выдался тяжелый.

— Значит, политическая карьера важна для тебя настолько…

— Важна, конечно.

— ..что ты готов рисковать жизнью, оставить меня вдовой, а детей без отца?

— Ох, Ракель, только избавь меня от мелодрам, пожалуйста Господи! Ты будто читаешь монолог из скверной пьески! — Он поднялся. — Не хочешь пить, дело твое, а мне глоток чего-нибудь покрепче не помешает.

— Вот что, завтра я буду рядом с тобой на платформе! — решительно заявила Ракель.

Мартин на полпуги к бару замер как вкопанный.

— Что?! — изумленно переспросил он.

— Что слышал, — твердо ответила Ракель.

— Да ты просто спятила, Ракель! — уже не выбирая выражений, вспылил он. — Ведь я неделями упрашивал тебя. Ты всегда отказывалась. А сейчас… Ах вот оно что! Думаешь, если ты припугнешь меня тем, что будешь рядом со мной на платформе, я сразу передумаю? Не выйдет, жена моя дорогая, ничего у тебя не выйдет!

— Сам убеждал меня, что во время предвыборной кампании жена сенатора должна быть рядом. Что я сейчас и предлагаю.

— Брось, Ракель! Подумай о детях, — перебил он ее с нескрываемым сарказмом. — Если ты настоишь на своем, они могут остаться не только без отца, но и без матери!

— А вот это удар ниже пояса! — возмутилась Ракель.

— Да, ты права, прости. — Он подошел к бару, щедро плеснул виски в стакан со льдом и жадно осушил его одним глотком. — Тем не менее твое участие в параде исключается абсолютно. В крайнем случае я обращусь в полицию с просьбой и близко к платформе тебя не подпускать.

— И что подумают твои… избиратели?

— Возможно, решат, что оградить женщину от опасности — это с моей стороны очень по-рыцарски.

— Значит, признаешь, что опасность все-таки существует?

— Ничего я не признаю.

В сузившихся глазах Ракель и быстро проступающих на ее щеках багровых пятнах он разглядел признаки приближающегося приступа гнева.

Она вскочила на ноги.

— Какой же ты негодяй, Мартин Сент-Клауд!

Иногда ты мне просто противен!

— Иногда я сам себе противен, — пробормотал он в пустой стакан.

Ракель торопливо прошла мимо него С некоторым запозданием Мартин обратил внимание, что она направляется к двери в коридор отеля.

— Эй, куда это ты собралась? — окликнул он ее.

— Куда надо! — отрезала Ракель.

— Но я же не успел переодеться.

— И не надо. Пойду одна — Но как же с ужином? Столик уже заказан!

— Заткни его себе в задницу! Да у меня сейчас в твоем присутствии кусок в горле застрянет!

Она шагнула через порог, захлопнула дверь, но тут же распахнула ее вновь.

— Первым же рейсом возвращаюсь в Вашингтон! — выпалила она.

— Ладно, Ракель, — тупо согласился Мартин, не поднимая на нее глаз, — делай как знаешь.

— Но это еще не все… Я попрошу адвоката заняться разводом Терпеть такое я больше не намерена.

Дверь с треском захлопнулась, и Мартин оторвал взгляд от пола. На этот раз она действительно ушла.

Навсегда.

Вот и все. Карты открыты. Конец…

Он налил еще виски и выпил И стал ждать, когда придет ощущение душевного подъема и свободы.

Тщетно. Вместо этого его внезапно пронзила боль огромной утраты.

Глава 13

— Новый Орлеан чуть ли не единственный в Соединенных Штатах город, который положил в основу своего существования принцип наслаждения жизнью, — провозгласил Брет Клоусон. — Новоорлеанцы — гедонисты по крови. Они любят вкусную еду и отменные напитки, первоклассный джаз и… — тут он запнулся, — любовные утехи. Причем не обязательно именно в таком порядке. Ну и конечно, чтобы у них была масса свободного времени наслаждаться всем этим.

Лина озорно усмехнулась.

— На данный момент я осмотрела достопримечательности, попробовала вкусную еду и отменные напитки, джаз мне обещан. Теперь очередь за любовными утехами… — И, притворно ойкнув, она залилась румянцем.

Брет в смятении отвел глаза, но все же должен был признать, что невольно вырвавшиеся у Лины слова привели его в смятение.

День они начали с кофе на Французском базаре, с горячего крепкого черного кофе, оставлявшего едва ощутимый горьковатый привкус цикория, а потом бродили по городу, любуясь его красотами. («Как туристы, — потребовала Лина. — Хочу, чтобы все было, как у туристов, по полной программе».) Программу они выполнили по всем пунктам. Утро провели на пешей экскурсии по Французскому кварталу, затем прокатились в кабриолете, начав поездку на площади Джексона, где генерал Джексон на вздыбившемся коне застыл в вечном приветствии своим воинам. После этого ели раков в ресторане «Бон тон» на Мэгэзин-стрит. В два тридцать они сели в экскурсионный автобус, который за три с половиной часа провез их почти по всему Новому Орлеану: они вновь побывали во Французском квартале, в центре и на окраинах, на кладбищах и в Садовом районе.

Садовый район Лину просто очаровал. Вчера, когда они были на балу у Фейна, было уже совсем темно, и она мало что сумела рассмотреть. Сейчас она даже повизгивала от восторга, когда автобус плавно катил под распростертыми ветвями древних дубов, обросших бородатым мхом. По обе стороны дороги виднелись старинные дома, усыпанные цветами газоны, высокие и изящные чугунные ворота. Стену одного из домов оплела цветущая бугенвиллея, сквозь решетку ограды тянули ветви гибискусы.

Не меньшее впечатление произвели на нее и кладбища.

— Совсем как города мертвых, — сказала она испуганным шепотом.

— Многие их именно так и воспринимают, — согласился Брет. — Говорят, что Марк Твен однажды заметил, что признаки архитектуры в Новом Орлеане можно обнаружить лишь на его кладбищах. Немногие новоорлеанцы с этим согласны: скажем, лично я категорически возражаю, однако в некоторой логике этому наблюдению не откажешь.

Действительно, кладбища, особенно старые, были настоящими городами мертвых. Хоронили здесь на поверхности земли… Сооруженные из того же материала, что и старинные здания — кирпич и цемент, — склепы теснились друг к другу, некоторые были окружены изгородями — совсем как дома за решетчатыми оградами.

— Знаешь, на какую мысль все это наводит? — прошептала Лина. — Что люди просто переехали из одних домов в другие, только куда меньших размеров.

— Понимаю, о чем ты говоришь, — ответил Брет и, понизив голос, пустился в объяснения, хотя их экскурсовод в это же время говорил то же самое скучным от многократного повторения голосом. — До самого недавнего времени из-за ливневых дождей и дренажных проблем в Новом Орлеане всех хоронили над землей. Видишь ли, грунтовые воды здесь совсем близко от поверхности. И раньше, насколько я знаю, ливни частенько вымывали трупы из могил…

Лина поежилась и прижалась к нему покрепче.

— А это вело к эпидемиям, — продолжал Брет. — И в конце концов горожане были вынуждены смириться с похоронами над землей. Слава Богу, теперь в этом необходимости уже нет…

Почти весь день город был залит ласковым золотистым солнечным светом. И вдруг небо заволокло серыми облаками, солнце скрылось, поднялся резкий холодный ветер. Внезапно залпом картечи сыпанул крупный град. В небесах бушевали молнии, предвещавшие настоящую бурю. И так же внезапно налетевший шквал стих, и вновь появилось солнце.

День уже клонился к вечеру, кирпичные фасады многих зданий засияли электрическими гирляндами.

К тому времени когда они возвратились в гостиницу, Брет еле волочил ноги. Хотя в ходе экскурсии они по большей части могли оставаться в автобусе, »

Лина при каждой малейшей возможности выскакивала из него и тащила за собой Брета.

Ему показалось забавным, что какая-то крошечная девчушка смогла так уходить громадного футболиста. Он, однако, уже понял, что таящаяся в ней энергия поистине безгранична. В связи с этим вспомнил он и о том, что, как вошло у него в привычку в конце сезона, забросил тренировки. Надо бы поскорее вновь взяться за работу.

Когда они выходили из автобуса, Лина крепко стиснула его руку и воскликнула:

— Спасибо, что показал мне Новый Орлеан, Брет.

Я просто в восторге!

— Это еще не все, но, честно говоря, я совершенно выдохся. А потому предлагаю зайти в бар и освежиться. Мне это сейчас совсем не повредит.

— Я — за! — с энтузиазмом поддержала его Лина.

Рука об руку они вошли в отель и направились через вестибюль.

— Знаешь, чего не хватает для полного счастья? — мечтательно произнесла Лина. — Вот бы проехаться завтра на платформе во время парада!

— Времени маловато, чтобы это устроить… — Брет запнулся, едва не столкнувшись с невысокой блондинкой, которая, низко опустив голову, спешила к выходу.

Блондинка остановилась и, не глядя на них, пробормотала:

— Извините…

— Миссис Сент-Клауд? Вы ведь миссис Сент-Клауд, правильно? Я Брет Клоусон, помните? Мы встречались пару раз, когда вы с сенатором приходили на футбол.

Она подняла на них глаза, и Брет с тревогой и смущением заметил наворачивающиеся на них слезы. С отсутствующим видом она произнесла:

— Брет Клоусон, ах да, конечно… Из команды «Сейнтс», так ведь? — На лице ее появилось странное напряженное и смятенное выражение. — Брет, его завтра убьют, я знаю!

— Убьют? Кого? — с недоумением переспросил Брет.

— Мартина! Мартина хотят убить! — В голосе ее зазвучали истерические нотки. — В полиции сказали, что ему угрожают убийством!

— Миссис Сент-Клауд, может, расскажете все по порядку? — Брет протянул было руку, чтобы поддержать ее, но Лина его опередила.

Она обняла Ракель за плечи и повела ее в укромный уголок, где пустовало несколько кресел.

Только тут Брет отметил про себя, как они похожи друг на друга.

Лина усадила Ракель Сент-Клауд в кресло и принялась хлопотать вокруг нее, поглаживая по плечу, шепча какие-то слова утешения. Потом она прикурила ей сигарету, и постепенно та успокоилась и пришла в себя. Брет взглядом поблагодарил Лину, она ответила ему мимолетной улыбкой.

В конце концов Ракель сумела взять себя в руки и рассказала им о дневнике и об отказе сенатора отменить свое участие в параде.

— Ну, это на него похоже, — заметил Брет, напряженно обдумывая услышанное.

Ракель в новом приступе возбуждения внезапно вскочила на ноги.

— Спасибо, что выслушали, большое спасибо» но я должна идти, мне надо торопиться… — выпалила она и заторопилась прочь.

Брет вознамерился было пойти за ней, но Лина ухватила его за рукав.

— Не надо, Брет. Оставь ее. Ей надо побыть одной.

— Может, ты и права. — Брет обвел взглядом вестибюль в поисках гостиничных таксофонов. — Пойдем-ка, мне надо позвонить сенатору.

— Зачем? — поинтересовалась Лина, едва поспевая за его размашистым шагом.

— Завтра буду рядом с ним на платформе, — угрюмо, но твердо заявил Брет, подходя к телефонным аппаратам.

— Я тоже, — откликнулась Лина.

— Тоже — что? — недоумевающе посмотрел на нее Брет.

— Я тоже с тобой, Брет. Это как раз то, о чем я мечтала: прокатиться на масленицу на платформе.

— Ты в своем уме, женщина? Не слышала, что сказала жена сенатора? Кто-то завтра собирается его убить!

— Тогда почему же ты сам собираешься быть с ним на платформе?

Хороший вопрос. От одной только мысли, что кто-то будет стрелять по платформе, на которой он будет стоять бок о бок с сенатором, у Брета внутри все начинало дрожать. И все же он знал, что и на этот раз все будет так, как уже частенько бывало в прошлом, когда он совершал глупейшие поступки.

Сенатор Сент-Клауд был его другом, сейчас его другу угрожала опасность. И Брет сказал ей:

— Мартин мой приятель, к тому же он сенатор Соединенных Штатов. Я должен сделать все, что могу, чтобы защитить его. — И добавил, правда, не очень уверенно:

— А потом, это, наверное, какой-нибудь псих придумал. Думаю, ничего вообще не случится.

— А почему тогда мне с тобой нельзя? — Уголки ее губ поднялись в лукавой улыбке. — У меня приказ всю неделю не отходить от тебя ни на шаг.

В этот момент она была такой обворожительной, такой чертовски соблазнительной, что Брету захотелось тут же заключить ее в объятия и целовать ее прямо здесь на глазах у множества людей. Однако вместо этого он поднял трубку телефона и заявил Лине:

— Нет и еще раз нет. На платформе со мной и сенатором ты не поедешь. Так что выкинь эту безумную идею из своей глупенькой головки.

В трубке раздался голос:

— Чем могу служить?

— Соедините с номером сенатора. Сент-Клауда, пожалуйста.

Сенатор ответил мгновенно:

— Ракель?

— Нет, сенатор, это Брет Клоусон.

— А-а… Привет, Брет.

— Только что встретил миссис Сент-Клауд, сенатор, когда она уходила из гостиницы. Она рассказала мне о дневнике и о тех угрозах, которые там содержатся.

— Вот тебе и секрет за семью печатями, — кисло прокомментировал сенатор.

— Дело в том, сенатор… — Брет помедлил и набрал полную грудь воздуха. — Завтра я хочу быть рядом с вами на платформе. Уверен, что вы можете это устроить.

— Устроить-то можно… — задумчиво протянул сенатор и замолчал на несколько секунд. — Но зачем, Брет? Насколько мне известно, ты никогда публично не поддерживал ни одного кандидата…

Мысли Брета лихорадочно заметались в поисках ответа. Он понимал, что, если назовет подлинную причину, его просьбу могут отвергнуть решительно и бесповоротно. И решил сказать полуправду:

— Я все чаще подумываю заняться политикой, сенатор. А почему бы и нет? У некоторых других спортсменов это неплохо получалось. Тем более что, если я завтра появлюсь на публике рядом с вами, это никому не повредит.

— Вот в этом я не уверен. Можешь подставить себя под пулю какого-нибудь психа.

— Да ну, одна болтовня все это, пустые угрозы, — усмехнулся Брет.

— Именно так мне все и говорят. Да и я сам себе именно это внушаю. Ладно, сочту за честь, если Медвежьи Когти будет рядом со мной на платформе.

— Спасибо, сенатор.

Внезапно кто-то вырвал у него телефонную трубку. Он даже не сразу понял, что это Лина.

А она уже говорила в трубку с бойкостью и обольстительностью продавца подержанных автомобилей:

— Сенатор Сент-Клауд, мы с вами пока не знакомы. Я Лина Маршалл. Спортивная журналистка..

Ах вот как? Читали и знаете? Спасибо огромное, сенатор, такое всегда приятно слышать… Я приехала сюда писать статью о Брете Клоусоне, лучшем профессиональном футболисте. Неделю повсюду хожу за ним по пятам, словно преданный щенок, караюсь увековечить для потомков каждую его мысль и поступок… — Рассмеявшись, Лина тонко увернулась от Брета, который попытался вырвать у нее трубку. Услышав доносившийся из нее веселый г мех сенатора, Брет пожал плечами в знак своей капитуляции.

— Что, сенатор? — переспросила Лина. — Да, Брет рядом, кипит, аж паром пышет, прямо сауна какая-то. Я вот о чем подумала, сенатор… Ведь если Брет завтра будет на платформе с вами, то и мне непременно надо быть рядом… Что? Но, сенатор… я… — Лина с убитым видом повесила трубку.

— Что он сказал? — поинтересовался Брет.

— Сказал «не пойдет» и повесил трубку. — Впервые за все время их знакомства Брет увидел, как ее лицо исказила злая гримаса. — Женоненавистники вы оба!

— Мне очень жаль, Лина… — он потянулся было к ней, но она упрямо отшатнулась, — но женщине на нашей платформе завтра не место.

— Вот это и есть старая песня всех женоненавистников. У вас женщине нигде места нет! Но я не отступлю, можешь не сомневаться!

Гордо вздернув голову, она направилась через вестибюль к выходу. Брет, улыбаясь, поспешил за ней.

— Верю. Знаю, что если ты приняла решение, то никогда не отступишь.

Они вышли из гостиницы. Брет внезапно встал как вкопанный.

— Черт побери! Мы же с тобой до бара так и не дошли!

Лина обернулась к нему, на лице ее играла улыбка, вся злость, похоже, уже прошла.

— Давай-ка покорми меня. А то я совсем оголодала. Там и выпьем. — Она взяла его под руку.

— Ладно, будь по-твоему, — согласился Брет Он махнул рукой швейцару, и тот подозвал такси. Садясь в машину, Брет предупредил Лину:

— Только сегодня без всяких изысков После такого денечка мне нужен только бифштекс с кровью, такой, будто его сию минуту из коровы вырезали.

— Согласна полностью, Брет! — беспечно воскликнула Лина.

Брет перегнулся через спинку сиденья и бросил водителю:

— В «Эмберс», пожалуйста.

В «Эмберсе», что располагался на Бербон-стрит, их препроводили в уединенный, освещенный свечами уголок. Брет заказал по мартини, и оба одновременно и с радостью ощутили, как спадает нервное напряжение. К его удивлению, Лина больше не заговаривала об участии в завтрашнем параде. Но к еще большему своему удивлению, Брет понял, что рассказывает ей о себе столько, сколько никогда до этого не поверял ни одной другой женщине.

Он признался Лине, что подумывает о какой-нибудь государственной службе.

— Всегда полагал: когда закончу играть, стану тренером. Теперь я в этом не столь уверен. Футбол ведь просто игра. И ничего стоящего и постоянного дать не может. — Он смущенно улыбнулся. — Надеюсь, мои слова не звучат слишком напыщенно?

— В устах великого игрока они звучат ересью! — рассмеялась Лина, но тут же протянула руку и, сжав его ладонь, продолжала уже с серьезным лицом:

— Нет, Брет, никакой напыщенности в твоих словах нет.

Вся моя жизнь связана со спортом. В хорошем исполнении он увлекателен и даже волнует. Лично я обожаю смотреть соревнования. Но жизнь — это не один лишь спорт, это нечто гораздо большее.

— Ненавижу футбол! — с неожиданной яростью воскликнул Брет. Встретив ее изумленный взгляд, он покачал головой. — Нет, футболу я обязан многим — деньги, престиж и все такое… И не настолько глуп, чтобы не понимать: если я достигну чего-нибудь в политике, то только благодаря футболу. Знаешь, Лина, я еще ни одной живой душе не признавался, но я… — Он запнулся и смолк. Он чуть не сказал ей, что считает себя трусом! Господи, он мог себе представить, как это на нее подействует!

Чтобы скрыть свое смущение, он поспешил заказать еще по коктейлю. Когда им принесли вновь наполненные бокалы, Брет поднял свой и предложил тост:

— За Новый Орлеан, за Марди-Гра и за Лину Маршалл, для которой все это впервые!

Они дружно выпили. Лина по-прежнему не сводила с него испытующего взгляда. Опасаясь, что она захочет продолжить тему, Брет торопливо предложил:

— Давай заказывать. Ты сказала, что голодна, а я, поскольку сегодня, похоже, день исповеди Брета Клоусона, должен признаться, что со спиртным не совсем в ладах. Если принимаю больше двух порций, валюсь с ног как подкошенный.

Они заказали бифштексы, печеный картофель и фирменный салат. Брет распорядился приготовить ему мясо с кровью и был немало удивлен, что Лина захотела того же. Для такой миниатюрной женщины, как она, ела Лина с завидным аппетитом.

Когда они покончили с ужином, был уже поздний вечер. Лина вопросительно подняла брови:

— А джаз?

— Я же тебе обещал, — ответил Брет, расплатился, и они вышли в теплую ночь. — Сначала попробуем какое-нибудь из знаменитых заведений. Пойдем-ка к Элу Херту, это здесь, на Бербон-стрит. Самого Эла там может и не быть, но в любом случае у него всегда отличная музыка.

Он взял Лину за руку и, оглядываясь в поисках такси, подвел ее к краю тротуара.

— Пойдем пешком, нам ведь недалеко, — предложила Лина.

— О Боже! У меня за эту неделю с тобой ноги напрочь отнимутся, — простонал Брет. — Ладно, пойдем.

Французский квартал вовсю праздновал Марди-Гра, вокруг стоял немолчный гул, словно в улье, толпами сновали гуляки в масках и без них.

Эл Херт в этот вечер был-таки в своем клубе. Еще бы — Марди-Гра!

Не позаботившись заблаговременно заказать себе места, Брет с Линой в клуб, конечно же, не попали.

Он был забит до предела.

— Ну и дурак же я! — сокрушался Брет. — О чем только думал… У Пита Фонтэна наверняка творится то же самое.

— Да ну тебя, Брет, — огорченно упрекнула его Лина. — Сам же обещал мне настоящий новоорлеанский джаз!

— Будет тебе джаз, женщина, — заверил ее Брет. — Попробуем пробиться к другому Питу. К Питу Делакруа. Мы зовем его Крошка Пит — в отличие от Большого Эла.

У клуба Крошки Пита они застали похожую картину: вокруг него толпились многочисленные желающие проникнуть внутрь. Лина окончательно сникла.

— Брет, нам туда ни за что не пробиться, — жалобно пропищала она.

— Не дрейфь, малышка, Великий Брет все устроит!

Брет переговорил со швейцаром, и тот передал его просьбу кому-то в зале. Минуты через три оттуда поступил ответ, и толпа расступилась перед ними, словно Красное море перед Моисеем. Прямо у входа их встречал обильно потеющий шарообразный коротышка с весело поблескивающими голубыми глазками и окладистой рыжей бородой.

— Медвежьи Когти! Привет, старина, давненько же ты не показывался, дружище!

Брет широко распахнул объятия, сгреб коротышку в охапку и поднял его вверх. Тот звучно облобызал его в обе щеки.

Расхохотавшись, Брет опустил приятеля на пол.

Потер ладонью щеки.

— Чертовски же колючая у Тебя борода, Пит.

Сбрил бы ты ее, что ли…

— Ни за что! Цыпочкам очень даже нравится, — возразил коротышка и бросил вопросительный взгляд на Лину.

— Лина Маршалл, познакомься с Питом Делакруа.

Пит в этих местах лучший после Эла Херта трубач.

— Что значит после? — возмутился Пит. — Я лучший трубач во всем мире! — Он склонил голову к плечу и пристально уставился на Лину. — Похоже, вы друг к другу неравнодушны, а?

Брет смущенно взглянул на Лину, ткнув Пита кулаком в плечо.

— Хватит болтать чепуху. Столик найдется?

— Для тебя всегда найдется. За мной, ребята!

Пит Делакруа направился в глубину зала, расчищая себе дорогу по-барски надменными жестами, локтями, тычками под ребра. Как ни странно, никого это не обижало. Все только влюбленно улыбались этому коротышке, явно польщенные даже таким проявлением внимания с его стороны.

— Он сопроводил их к маленькому столику у стены на полпути к сцене, что создавало хотя бы иллюзию уединения в битком набитом зале.

— Сейчас подошлю нашу девушку с напитками, — пообещал Пит.

— Мне спиртного не надо, — поспешил предупредить его Брет. — Чего-нибудь полегче.

Музыкант расхохотался:

— Вот тебе и Медвежьи Когти! Вырос на шипучке с сарсапарилем, а? А тебе что, Лина?

— Бренди.

— Сей момент будет бренди. А мне нужно на сцену. Отдыхайте, ребята!

В ожидании напитков Лина осматривала зал. Публика была пестрой, шумной и веселой. Однако, когда Пит шустро взбежал по ступенькам на сцену, в зале мгновенно воцарилась тишина.

Пит шагнул к микрофону и бросил в аудиторию:

— Готовы, ребята?

— Готовы, Пит! — взревел в ответ зал.

За спиной Пита появились и заняли свои места музыканты. Пит Делакруа взял в руки трубу и, взмахнув ею, как дирижерской палочкой, подал сигнал к началу выступления. Зазвучала всем знакомая мелодия «О, неужели он не нагулялся».

Через пару тактов Пит повернулся лицом к публике, воздел трубу к потолку и вплел свою партию в стройную полифонию ансамбля — негромкий, сипловатый и совершенно чарующий звук.

Брет через стол улыбнулся Лине, но она была полностью поглощена музыкой, отбивая ладонью ритм по столешнице. Не она одна — люди вокруг них с энтузиазмом следовали ее примеру, но ничто не могло перекрыть высокие и проникновенно чистые ноты солирующей трубы. Закончив первую мелодию, музыканты без паузы перешли ко второй — «Услада ночного гуляки».

Брет наблюдал за сменой выражений на лице Лины. И совершенно неожиданно для себя осознал, что влюблен в эту девушку. Мысль эта его глубоко взволновала и ужаснула одновременно. После стольких легкомысленных увлечений и двух плачевно оборвавшихся романов он наконец-то встретил женщину, которую так долго искал. Странно, но ему бы хотелось, чтобы любимая женщина была чужда спорту до такой степени, что не могла бы отличить пас рукой от удара ногой с рук Тот факт, что Лина тонко разбиралась в футболе, его просто пугал. А что, если она докопается, что Брета приводит в ужас эта игра с ее физическими столкновениями и травмами?

А не слишком ли он торопится? Вдруг она не ответит на его чувство?

Брет громко рассмеялся. Музыка в этот момент стихла, и Лина бросила на него удивленный взгляд.

— Хочешь, расскажу что-то забавное? С самого детства хотел стать не футболистом, а музыкантом.

Она ласково улыбнулась в ответ.

— Так почему же тогда все-таки выбрал футбол, Брет?

— Причин несколько. Поступи я иначе, отец меня бы убил Нет, мне удалось уговорить его на несколько уроков игры на пианино. Это был какой-то ужас, Лина! Просто кошмар Мне, видно, медведь на ухо наступил. Не мог запомнить ни одной ноты Она потянулась через стол и погладила его руку.

От ее прикосновения по всему его телу словно пробежал разряд электрического тока. Лина с участием произнесла:

— А ты посмотри на это по-другому, Брет Мир, может быть, лишился еще одного заурядного музыканта, но обрел великого футболиста.

— Повезло этому миру! — с целью откликнулся Брет.

— Перестань, Брет, — с упреком сказала Лина. — В наше время, конечно, модно выражать недовольство тем, как зарабатываешь себе на жизнь, но ты, по-моему, перегибаешь палку.

— Ты права, — покорно согласился Брет и посмотрел ей прямо в глаза. — А тебе нравится твоя работа?

— Я ее обожаю. У нее есть, конечно, свои неприятные стороны, но в общем я ее просто обожаю.

— И никогда ни на что не променяешь? Не бросишь ради того, чтобы… выйти, например, замуж?

В середине его тирады ансамбль заиграл «След ондатры». Внимание Лины переключилось на сцену, но через мгновение она обернулась к Брету и переспросила:

— Что ты сказал, Брет?

Он молча помахал рукой, жестом дав понять, что его вопрос не заслуживает такого внимания, и они дослушали мелодию, не проронив больше ни слова.

В перерыве Пит Делакруа спустился со сцены и направился прямо к их столику. Он утирал лицо пунцовым платком, пот тек с него ручьями, розовая рубашка была вся в мокрых пятнах. Зацепив стул носком ботинка, Пит придвинул его спинкой к столу и уселся верхом. Обмахиваясь платком, Пит усмехнулся.

— Я и старик Сачмо. Сачмо был почти., почти так же хорош, как я, — лукаво подмигнул им он.

— Я лично очень люблю Луи Армстронга, Пит, но, послушав, как ты играешь, вынуждена с тобой согласиться, — призналась Лина — Теперь видишь, дружище, видишь, как цыпочки меня ценят? — Пит радостно хлопнул Брета по плечу.

— Да все благодаря твоей бороде, — проворчал Брет. — Сам проговорился.

— Знаешь, Лина, я футбольный фанат. Игроков отличных повидал, поверь мне. Но лучше вот этого медведя, который прикидывается человеком, нет. — Пит с заговорщическим видом склонился к столику. — И еще, знаешь что? Я всю жизнь мечтал стать футболистом.

Ну все бы за это отдал!

Лина расхохоталась до слез. Между приступами смеха она сумела проговорить:

— Ну вы даете! Брет хочет стать музыкантом, а ты, Пит, хочешь стать футболистом!

— Он? Музыкантом? Ха-ха! Да у него дыхалки не хватит надуть детский шарик, не то что дудеть в трубу!

— А ты, малявка, даже вместо мяча на тренировке не сойдешь, — прикинулся обиженным Брет.

Пит весело подмигнул Лине:

— Ревнует. Завидует моему успеху у цыпочек. Но должен сказать… — Пит склонил голову к плечу и обвел Лину откровенно восхищенным взглядом. — Если когда-нибудь решишь бросить этого типа, приходи, малышка, ко мне.

Пит встал.

— Ну, мне пора пообщаться с клиентами. Они ведь денежки заплатили и любят, когда я щекочу их своей бородой.

Он пошел к сцене, останавливаясь у столиков. Брет украдкой посмотрел на Лину. Щеки ее залились румянцем. Их взгляды встретились, и она улыбнулась.

— Знаешь, Брет, а мне Крошка Пит понравился.

Очень!

— Рад, Лина. А я ведь с ним познакомился на похоронах под джаз. Он тогда классно играл «Когда святые нисходят».

— Похороны под джаз? Читала что-то, но смутно себе представляю…

— На похоронах под джаз оркестр провожает покойного до могилы, потом возвращается к его дому.

И все это время играет — псалмы по дороге на кладбище и новоорлеанский джаз на обратном пути. Обычно похороны под джаз устраивают неграм и музыкантам, но, бывает, и для белых тоже. Иногда даже для тою, кто музыкантом не был. — Брет помолчал, потом мрачно добавил:

— Я был бы счастлив, если бы меня на ту Последнюю игру на небесах провожали под джаз.

Лина поежилась.

— Прекрати, Брет, не надо об этом.

Музыканты в этот момент возобновили концерт.

Они исполняли старые джазовые номера, расцвечивая их порой импровизациями, — один начинал, другие подхватывали и увлекались так, что давно знакомая мелодия становилась неузнаваемой. Их музыка источала сексуальную истому, кровь жаром опаляла щеки, внизу живота пробуждалось знойное томление, и необузданный полет импровизаций повергал в пучину оргазма. Переживая эти ощущения, Брет боялся даже смотреть в сторону Лины.

— Безумие какое-то, просто фантастика! — пробормотала она во время короткой паузы. — А вокалисты здесь выступают?

— Постоянных в ансамбле нет, — объяснил ей Брет. — Иногда заходит певец, и Пит просит его исполнить песню-другую… — Он запнулся, заметив пробирающуюся между столиками к сцене высокую стройную негритянку. — Вот как сейчас. Кора Томлин. Почти не выступает — тяжело заболела два года назад. А была одной из великих джазовых певиц. Да ты сама убедишься.

Пит Делакруа тоже заметил негритянку и спрыгнул со сцены, чтобы помочь ей преодолеть ступени.

Подвел к микрофону.

— Уважаемая публика! У старика Пита для вас настоящий подарок. Похлопаем Коре Томлин, одной , из величайших во все времена!

Аудитория взорвалась аплодисментами, потом в зале воцарилась тишина. Ансамбль заиграл «Острую штучку». В безжалостном свете юпитеров были безошибочно видны знаки тяжелой болезни — неимоверная худоба взявшей в руку микрофон женщины, глубокие скорбные морщины на волевом лице. Но голос ее оставался чистым и сильным, неподвластным времени и недугам. Пела она, почти не двигаясь, только иногда, когда она брала высокие ноты, откидывала голову.

«Острая штучка», «Билл Бейли, вернись, пожалуйста, домой» и головокружительная версия «Сент-Луис блюза» в ее исполнении потрясли аудиторию.

Певице выступление далось нелегко — она обливалась потом, ее скромное облегающее платье липло к тонкой фигуре… Она слегка пошатывалась и, когда Пит после бурной овации, которой публика стоя благодарила певицу, галантно помогал ей спуститься со сцены, споткнулась и едва не упала.

В наступившей после этого относительной тишине Лина, сияя влажными глазами, воскликнула:

— Она просто великолепна! Ничего лучше в жизни не слышала!

Она вдруг широко зевнула и, судя по выражению ее лица, сама этому удивилась.

— Устала? — участливо поинтересовался Брет.

— Ты не поверишь, но, похоже, до полусмерти.

— С чего бы это? — усмехнулся он. — Пойдем?

Здесь будут гулять до утра, но…

— Мне здесь страшно нравится, но сил у меня уже нет никаких. Мы сможем еще разок зайти сюда как-нибудь на неделе?

— В любое время, когда захочешь.

Он встал из-за стола и протянул ей руку. Обернулся к сцене и помахал Питу, зная, что тот обладает невероятной способностью видеть зал даже в слепящем сиянии юпитеров. И точно — Крошка Пит прощальным жестом взметнул над головой свою трубу.

Они не без труда пробрались сквозь переполненный зал и вышли на свежий воздух. Вокруг клуба по-прежнему волновалась толпа, пытающаяся проникнуть внутрь. Протиснувшись сквозь нее, они подошли к краю тротуара.

Лина сжала его ладонь.

— Брет. А ты ведь никогда не упоминал, где живешь.

— У меня квартирка в нескольких кварталах отсюда. — Он пристально посмотрел ей в лицо, но она отвела глаза. — Хочешь взглянуть?

Она кивнула, потом вызывающе вздернула голову.

— Мне положено разузнать о тебе все… — Она наконец бросила на него застенчивый взгляд. — В том числе, где и как ты обитаешь…

Обитал Брет недалеко, в шести кварталах, так что они решили пройтись пешком. А как же еще? В предвидении того, что должно было произойти, Брет не рискнул предложить поехать на такси, опасаясь, что Лина может подумать, будто ему не терпится затащить ее в постель. По правде говоря, так оно и было, и Брету приходилось заставлять себя не спешить и замедлять шаг, приноравливаясь к ее походке.

Боялся он сейчас многого. Он осознавал, что в своих отношениях они уже перешли черту; он инстинктивно понимал, что Лина с ним не играет. Но насколько глубоко ее чувство? Любит ли она его, или это все продлится одну ночь, неделю? Она ведь женщина современная и искушенная. А другим женщинам подобного типа, что встречались до сей поры Брету, переспать с каким-нибудь мужиком было все равно что пропустить с ним по рюмочке. Подобного типа? Брета залила волна стыда. Лина не давала ему никаких оснований унижать ее такими сравнениями.

В данный момент он рассуждает как отъявленный женоненавистник — именно в этом она обвиняла его совсем недавно. Но дело в том, что, с другой стороны, она ни единым словом или жестом еще ни разу не дала ему оснований считать, что он для нее значит, больше, нежели просто компанейский парень. Ни разу не назвала его каким-нибудь ласковым словечком, например.

Тревожило его и еще одно обстоятельство. Существует древний миф о том, что коротышки оснащены мужским инструментом внушительных размеров, а верзилы — совсем наоборот. В случае с Бретом эти россказни были абсолютно беспочвенными. Он был крупным мужчиной во всех без исключения отношениях. А Лина такая крошечная…

Все эти противоречивые чувства, опасения и тревоги обуревали Брета с такой силой, что он целую минуту не мог совладать с трясущимися руками и вставить ключ в замочную скважину.

Его квартира с выходящим на улицу балконом с традиционной чугунной решеткой располагалась на втором этаже небольшого здания неподалеку от Кенел-стрит. Квартирка была небольшой, снимал он ее вместе с мебелью. Привыкший жить один, Брег часто переезжал с места на место: становясь слишком знакомым, непосредственное окружение начинало его удручать.

Потому он и не обременял себя лишним имуществом.

И все же для его требований квартира была достаточно просторной, а мебель по своим размерам соответствовала габаритам Брета. К обстановке он добавил несколько собственных вещей: солидную и массивную стереоустановку с роскошной дорогой коллекцией джазовых записей в исполнении Джелли Ролла Мортона, Кида Ори, Сачмо и других, множество книг, свидетельствующих о разнообразии литературных вкусов хозяина, и репродукции наиболее ярких работ Лотрека, Сезанна и Ван Гога.

Был там и еще один принадлежащий лично Брету предмет — гигантская кровать королевских размеров, которая занимала большую часть спальни. Но она была ему по росту, к тому же прекрасно подходила для любовных забав.

После недолгой экскурсии по квартире Лина заявила:

— Мне так нравится, Брет! Понимаешь, она такая… твоя, если это звучит не слишком банально.

Многие женщины, завидев кровать, рассматривали ее восхищенными глазами, с напускной застенчивостью отпускали комплименты интимного свойства и даже присаживались на нее, чтобы испробовать мягкость матраса. Лина же удостоила ее лишь беглого взгляда. Брета, напряженно ожидавшего ее реакции, это очень порадовало.

По дороге сюда Лина по большей части хранила молчание. Сейчас же она говорила с ним легко и непринужденно, не осталось и в помине той полузаигрывающей, полусмущенной манеры, к которой он успел привыкнуть за последние несколько дней. Она, казалось, перешла какой-то рубеж в их отношениях и доверилась ему полностью.

Брета тем не менее продолжали терзать тревоги и страхи. Он поставил старые джазовые записи, взбил подушки, поправил несколько книг и наконец сумел выдавить из себя:

— Может, хочешь чего-нибудь выпить, Лина?

— Брет… — Она улыбнулась ему, но лицо оставалось серьезным. — Успокойся, милый. Хватит хлопотать по хозяйству. Иди ко мне.

Лина протянула к нему руки.

Она назвала его милым! Брет подошел к ней и осторожно обнял.

— Можно подумать, ты меня боишься, — уткнувшись лицом ему в грудь, приглушенно проговорила Лина.

— Боюсь.

Она подняла голову и взглянула ему в глаза.

— Да почему же. Господи? Боишься сломать?

Женщины вовсе не такие уж хрупкие.

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его». Ее теплые губы хранили привкус бренди. Язык Лины скользнул ему в рот. Брет изо всех сил стиснул ее в объятиях. Она не отшатнулась, с жаром ответив на его поцелуй.

Через несколько мгновений она слегка отодвинулась и невнятным голосом проговорила:

— Видишь? Я же не сломалась. А теперь… как насчет этой твоей гигантской Кровати?

Они перешли в спальню. Еще до того как Брет успел снять брюки, Лина сбросила с себя зеленое мини-платье, колготки и черный бюстгальтер. Пытаясь ставшими непослушными и неуклюжими, как сосиски, пальцами расстегнуть пуговицы рубашки, он замер, не сводя с нее глаз. Фигура у Лины была само совершенство — маленькие розовые груди, плоский, как у мальчишки, живот, курчавые светлые волосы на лобке, сквозь которые виднелись умопомрачительные губки, и длинные-длинные прелестные ноги, невероятно длинные, учитывая ее небольшой рост.

Брет с трудом перевел дух. Она со смехом подбежала к нему и расстегнула рубашку. Он отступил на шаг назад, чтобы снять трусы. При виде его взбухшего пениса глаза Лины расширились.

— Вот это да! — выдохнула она.

Прикрыв глаза трепещущими веками, Лина протянула руку и стала ласкать его. Брет застонал и понес ее к кровати.

Опасения его оказались напрасными. Стискивая его плечи крошечными ладошками, она, прижатая к кровати весом его тела, посмеивалась над его неловкими осторожными попытками проникнуть в ее лоно. Одним умелым движением бедер Лина заставила его войти в нее до самого конца, и они зашлись в неистовой дрожи соития. Лина отвечала на каждое его движение; впиваясь ему в спину, ее длинные ногти, словно шпоры, подстегивали Брета к еще более могучим усилиям.

В миг их одновременного оргазма Лина шепнула ему на ухо:

— Я люблю тебя, Медвежьи Когти! О Боже мой, милый, да, люблю, люблю, — и прикусила ему мочку уха. Охваченному неземным экстазом Брету боль от укуса показалась булавочным уколом.

После того как к ним вернулся рассудок и они в полном блаженстве растянулись бок о бок на кровати, Лина вытерла бумажным носовым платком кровь с его уха и прошептала в него:

— Теперь видишь? Нечего было бояться, понял?

— Но у меня такой чертовски здоровый… — Он запнулся и пристально посмотрел ей в глаза. Они были так близко, что он видел в них свое двойное отражение. — Так ты догадалась, что я, боялся сделать тебе больно?

— Да, милый. Но ведь эта проблема отпала, так?

Ты самый ласковый, самый нежный из всех, кого я знала. Думаю, именно в этом одна из причин, почему я тебя люблю. Одна из многих.

— Я тоже тебя люблю, Лина. Только вот не знал, как ты… ведь ты ни одним намеком…

Она перекатилась на него и прижалась лицом к курчавой поросли на его груди.

— Какие намеки, милый, я страстно тебя люблю.

И попробуй только не верить!

— Лина, помнишь, мы говорили, что я боюсь? Я хочу кое-что тебе рассказать…

— Все, милый. — Она пошарила пальцами по его лицу и закрыла ему рот ладонью. — Все, молчи. Не говори ни слова.

— Нет, мне нужно сказать тебе. Я просто должен сказать тебе.

Что-то в его голосе насторожило Лину, и она села в кровати.

— Ладно, Брет, если считаешь, что должен, тогда говори…

Лина устроилась поудобнее и прислонилась спиной к стене. Она, нисколько не стыдясь своей наготы, а возможно, вообще забыв о ней, даже не потрудилась натянуть на себя простыню. Открывшийся Брету вид не давал собраться с мыслями, и он заставил себя отвести глаза от соблазнительной картины.

— Слышала, что произошло на балу вчера, вечером, какого дурака я свалял?

— Говорили что-то такое… То есть не о том, что ты свалял дурака, а что случилась какая-то перебранка.

— Перебранка! Ничего себе!

Торопясь и путаясь в словах, Брет выложил Лине все о своих страхах, о том, что он трус и панически боится физических столкновений, о попытках восполнить этот недостаток чрезмерной дерзостью и о том, как по-дурацки он вел себя вчера вечером, опустив, впрочем, эпизод с перезрелой поклонницей в саду за домом.

Лина, не сводя глаз с его лица, внимательно выслушала Брета в задумчивом молчании. Когда он завершил свой рассказ, она убежденно проговорила:

— По-моему, ты просто чудо, Брет.

— Считаешь, это… Что? Ты что, женщина, меня вообще не слушала?

— Слушала. Не пропустила ни одного слова, — спокойно ответила Лина. — И считаю, что ты просто чудо. Много ли мужчин, чувствующих то же, что и ты, смогли бы заставить себя играть в футбол? Неужели не знаешь, что мы все боимся того или другого, но не находим в себе мужества признаться в этом?

Только настоящий мужчина может признаться в своих страхах. А еще большая храбрость требуется для того, чтобы вопреки нашим страхам поступать так, как должны. Допускаю, что в нашем мире существуют люди, не испытывающие страха ни перед чем… Ну и что? Кто лучше, скажи мне, тот, кто, не ощущая страха, идет на разъяренного бешеного слона, или тот, кто весь дрожит от страха, но все равно идет на разъяренного бешеною слона? Давай, скажи мне!

Брет слушал ее и не верил своим ушам, в душе у него росло ликование.

— Не могу поверить, правда не могу! Говорю же тебе, что я трус, а ты мне в ответ несешь невесть что!

— Трус? Чушь какая-то, — невозмутимо парировала Лина. — Милый, все, что я сказала, чистая правда, каждое слово.

Впервые за многие годы Брет ощутил, во всяком случае в присутствии других, как у него на глазах наворачиваются слезы. В попытке скрыть их, он притянул Лину к себе и прижал ее голову к своей груди.

— Я люблю тебя, Лина, — хрипло выдохнул он.

— И я тебя люблю. Брет… завтра ты хочешь быть на платформе рядом с сенатором… из-за того, что ты мне сейчас рассказал?

— Отчасти да. Но по-моему, я просто обязан это сделать. — Он весь напрягся в ожидании ее протестующих упреков.

Вместо этого Лина, поглаживая его мускулистое бедро, промурлыкала:

— Медвежьи Когти. Медведище мой. Я люблю тебя, медведище ты этакий.

Глава 14

В гостиницу Ракель Сент-Клауд вернулась довольно поздно. После встречи с Бретом Клоусоном и его подругой она зашла в кинотеатр и попала на сдвоенный сеанс. Ракель высидела оба фильма, потом еще раз посмотрела первую картину, но когда в конце концов вышла из зала на улицу, поняла, что не взялась бы пересказать их содержание. Ракель не могла даже вспомнить, как они назывались. По дороге в гостиницу она перехватила сандвич и две чашки кофе.

Но аппетита у нее не было.

Когда она вошла в свой номер, там горел только один светильник, а дверь в спальню была закрыта.

Ракель была уверена, что Мартин уже спит. Ей вовсе не хотелось будить его, чтобы, не дай Бог, не продолжилась ссора, которая случилась между ними перед ее уходом. Она на цыпочках прокралась к бару, смешала себе крепкий коктейль, выключила свет и устроилась у окна так, чтобы видеть ночные огни Нового Орлеана. Она по глотку пила коктейль, время от времени подходя к бару, чтобы приготовить новый, и курила одну сигарету за другой.

Мысли Ракель разбредались, она пыталась отыскать во времени тот момент, когда отношения между ними стали портиться. Определить его она не смогла: процесс распада их супружества происходил постепенно…

Когда Ракель Кемп встретила Мартина Сент-Клауда, он был начинающим адвокатом, борющимся за место под солнцем. Она влюбилась в него с первого взгляда. По уши.

Ракель, которой в то лето исполнилось двадцать два, приехала в Новый Орлеан погостить у школьной подруги Она родилась и выросла в штате Нью-Йорк и училась в Барнардском колледже. В то время до его окончания Ракель оставался еще год. Колледж она так и не окончила. Но и домой в Нью-Йорк не вернулась.

Она и Мартин Сент-Клауд поженились незадолго до ее предполагаемого отъезда из Нового Орлеана. Это была ее первая поездка на Юг, и Новый Орлеан произвел на нее двойственное впечатление. Ей понравился сам город, то, что она принимала за атмосферу добрых старых времен, южные галантность и гостеприимство.

Однако влажная духота летних месяцев, предрассудки и ограниченность горожан, склонность слишком многих из них жить прошлым пришлись ей не по душе.

(При этом она осознавала, что здесь противоречит сама себе, поскольку другие проявления традиций Старого Юга ей импонировали.) Но в ее чувстве к Мартину никакой двойственности не было. Она обожала его мужественность, зрелость и силу характера, его неотразимую чувственность, силу ума и целеустремленность, интеллект и амбициозность. И все это, как она позднее поняла, определялось одним словом, которое только начинало входить в моду. Харизма. Мартин обладал харизмой. В таком изобилии, что вскоре она возненавидела эту черту его характера. Именно харизма обеспечивала ему успех в политике и у женщин. И в конечном итоге Ракель стала ненавидеть и политику, и его женщин с одинаковым пылом.

Начало их супружества ничего подобного не предвещало. Мартин происходил из бедной семьи, а Ракель привыкла если не к богатству, то к материальному комфорту. Тем не менее она ничего не имела против трудностей и лишений, сопровождавших первые годы их семейной жизни. Они были счастливы друг с другом и с детьми, когда они появились. Мартин был доволен своей работой. Затем небольшие, но яркие успехи Мартина на поприще адвоката по уголовным делам привлекли внимание окружной прокуратуры, и ему предложили там место. Через пять лет его избрали окружным прокурором, и его крестовый поход против организованной преступности в городе, против коррупции в государственных учреждениях и непрестанные выступления в защиту обездоленных даже на посту окружного прокурора превратили Мартина в весьма популярную фигуру.

Все говорили, что его место в сенате. Ракель нравилась роль супруги окружного прокурора. Она находила ее интересной и захватывающей. Поэтому она не стала возражать против того, чтобы Мартин баллотировался в сенат Соединенных Штатов, хотя некоторые опасения и сомнения у нее были. Она и не мечтала, что его изберут. Она предполагала, что он выдвинет свою кандидатуру, потерпит поражение и навсегда выбросит эту идею из головы.

Скорее всего так бы и случилось, если бы Мартину не выпала удача. Или злой рок. Впоследствии Ракель предпочитала думать именно так.

Потому что, несмотря на его харизму и привлекательность в глазах публики, Мартину не удалось бы добиться избрания по одной простой причине — он не пользовался достаточной известностью в масштабах всего штата. Однако случилось так, что всего за неделю до предварительного голосования его соперника, сенатора, пожелавшего переизбираться на второй срок, поймали за руку. Вскрылось, что тот питает тайные, но не бескорыстные симпатии к некой строительной компании, которая за полгода до упоминаемых событий получила прибыльный правительственный контракт.

Ракель так и не смогла до конца разобраться в деталях этой темной истории. Как бы то ни было, избиратели не забыли о борьбе Мартина против коррупции, и он легко выиграл предварительные выборы. И конечно, нанести поражение на ноябрьских выборах кандидату от республиканцев труда ему не составило.

Возможно, именно тогда все и началось.

Ракель была уверена, что до этого момента Мартин хранил ей верность. Но постепенно все стало меняться. Ракель была занята обустройством дома в Джорджтауне и поглощена заботами о детях; Мартин также был очень занят. Вновь избранный харизматический красавец сенатор пользовался среди романтичных новоорлеанцев большим спросом. Его постоянно приглашали на радио и телевидение, просили выступить с речами по самым различным поводам.

И естественно, женщины липли к нему как кошки.

Слава ударила Мартину в голову. Он с грубоватой откровенностью признался Ракель в конце первого года их пребывания в Вашингтоне:

— Все это внимание не может не льстить деревенскому парнишке из глубинки.

— Только мне не надо нести чепуху про деревенских парнишек, Мартин! Ты за всю свою жизнь в деревне не больше двух выходных провел! Вполне мог быть Нью-Йоркцем, если бы по чистой случайности не родился в другом месте.

— А ты знаешь, как обидеть посильнее. Ракель.

Согласен, меня занесло. Постараюсь притормозить.

— А женщины, Мартин? Как насчет женщин?

Вероятно, тогда все и началось на самом деле. И вероятно, она напрасно доверилась женской интуиции, обвиняя его без каких-либо улик. Известный афоризм гласит: женщины, обвиняя мужчину в распутстве, совершают ошибку. В таких случаях обычно происходит одно из двух. Если он действительно волочился за каждой юбкой, то вероятность того, что он прекратит это занятое, крайне мала. Если же он неповинен, то весьма часто брошенные в плодородную почву семена прорастают, и он таки становится распутником.

Ракель так и не смогла выяснить, был ли Мартин неверен ей до того разговора, однако была убеждена, что вскоре после него все и началось. Ничего явного, просто косвенные признаки: не пришел к ужину, уклончивые ответы на вопросы о том, где был, загадочное молчание в телефонной трубке, когда ее поднимала Ракель, чужой волос на пиджаке, едва уловимый запах незнакомых духов, спад в их сексуальных отношениях.

С течением времени Ракель очень хорошо изучила сексуальные аппетиты Мартина. Мужчина, способный заниматься сексом как минимум раз в день, не станет ни с того ни с сего ограничивать себя одним разом в неделю, а то и в две-три недели, даже если ему далеко за тридцать. Как Мартин сам любил выражаться, «никогда и ни за что».

Ракель готова была согласиться, что часть вины лежит на ней. Хотя страсть ее не остыла, она стала больше внимания уделять другим вещам. В течение их первых лет в Вашингтоне она ко времени возвращения Мартина домой частенько уже крепко спала и всячески противилась его попыткам оторвать ее ото сна.

Однако она знала, что к настоящему разрыву их привело то, что, когда она получила неопровержимые доказательства его связи на стороне, она прямо заявила ему, что не пустит его к себе в постель «воняющим другой бабой». Начиная с того самого утра, она теперь могла пересчитать по пальцам случаи, когда они занимались любовью.

Ракель была уверена, что у Мартина и сейчас роман с какой-то женщиной из Нового Орлеана. Она не знала, кто эта сука, да и не очень хотела знать.

Пару раз ей приходило в голову, что женщиной этой могла быть Одри Фейн. На такие подозрения ее наводила та прохладная, почти недружелюбная манера, в которой Одри и Мартин обращались друг с другом в ее присутствии, но Ракель просто не могла допустить саму мысль о том, что Мартин может трахать их общую знакомую.

В общем-то, кто именно была эта женщина, особого значения само по себе и не имело. По большому счету.

А теперь еще эта дурацкая история с завтрашним парадом, где Мартин будет рисковать своей жизнью!

И ради чего? Из политических соображений. Но они-то, по разумению Ракель, как раз этого не стоили.

Она уже поняла, что Мартин никогда не оставит политику; он попал в полную зависимость от своих политических амбиций, как наркоман — от наркотиков.

Подумать только, во имя каких-то там дурацких политических целей он готов рисковать своей жизнью и будущим своей жены и детей!

Сегодня вечером Ракель пригрозила, что уйдет от него и обратится к адвокату по поводу развода.

Конечно, угроза эта вырвалась у нее в пылу ссоры, но Ракель чувствовала, что готова ее исполнить. Это было единственное, что она могла предпринять.

Самое ужасное заключалось в том, что она по-прежнему любила Мартина, любила отчаянно. Она догадывалась, что будет любить его всегда. Но одного этого мало. Порой одной лишь любви бывает недостаточно. Должны быть еще взаимное доверие и понимание, взаимная приязнь. Она не была уверена, что Мартин ей по-прежнему приятен — во всяком случае, таким, как он стал сейчас…

Из ее горла вырвался хриплый злой стон; Ракель поднялась на ноги и пошатнулась. Она бы упала, если бы в самый последний момент ей не удалось ухватиться за спинку дивана. Взглянула на часы. До полуночи оставалось всего несколько минут. Она просидела у окна почти час и весь этот час предавалась горьким воспоминаниям и беспрерывно пила, и сейчас почувствовала, что совершенно пьяна.

Ракель поставила пустой бокал и с большой осторожностью на ощупь направилась в спальню.

Там по крайней мере у них отдельные кровати. И слава Богу.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ИЗОБИЛЬНЫЙ ВТОРНИК

Глава 15

Праздновать масленицу в Новом Орлеане начали в 1776 году, однако первый официальный парад состоялся только в 1838-м. С тех пор они проходили регулярно с короткими перерывами на время войн.

Первый парад Рекса был проведен в 1872 году.

Масленица — явление уникальное и присущее лишь Новому Орлеану. Праздник этот был и остается, языческим. Корнями он уходит в язычество, во времена празднеств в честь античного бога — покровителя стад Луперка, проводившихся в Древнем Риме.

Впоследствии эти языческие обряды впитала в себя и католическая церковь.

Масленица начинается в канун Крещения; балы проводятся почти ежедневно вплоть до кульминационного момента, каким становится бал в честь Комуса в последний вечер праздника. Он, всегда приходится на вторник, или Марди-Гра, что в переводе с французского означает «изобильный вторник».

Даты же Марди-Гра зависят от дня, на который выпадает Пасха; обычно это бывает на третьей или четвертой неделе февраля или в первую неделю марта.

Масленичные балы и парады проводятся в частном порядке, финансируют их за счет взносов членов различных организаций, выступающих в роли спонсоров.

Организации эти называют свитами, и существует их большое множество. Однако крупных из них всего четыре: свиты Рекса, Комуса, Момуса и Протеуса. В каждой свите существуют глава, или старшина, герцоги, фрейлины и далее по нисходящей. Балы и парады отличаются пышностью и обходятся недешево; попасть на них можно только по приглашению.

Эти четыре свиты устраивают собственные парады: парад Момуса в четверг перед Изобильным вторником, Протеуса — вечером в понедельник, Рекса — днем во вторник и Комуса — в тот же день вечером.

Во вторник вечером свиты Рекса и Комуса, каждая в отдельности, устраивают многолюдные пышные балы. За несколько минут до полуночи участники бала Комуса направляют на бал Рекса посланца с приглашением Рексу. Король Рекс данного года со своей королевой (обычно дебютанткой светского общества того же года) идет на встречу со свитой Комуса. Обе свиты соединяются в грандиозном шествии под звуки масленичного гимна «Если я вдруг перестану любить».

Эта встреча королевских дворов Рекса и Комуса становится финалом, coup de grace масленицы, то есть ее завершающим ударом.

«Сегодня наступил этот День.:

День избавления от зла. День казни погрязших в грехе и пороке. Каяться в содеянном им уже поздно.

Сенатор США Мартин Сент-Клауд умрет сегодня в полдень, в день, отданный празднованию неумеренности, излишеств и распущенности, празднованию греха и порока. Он должен умереть именно в такой день.

Никогда больше ему не путаться с размалеванными женщинами. Никогда больше ему не развращать нашу молодежь. Никогда больше ему не провозглашать равенство черномазого с белым.

Планы мои готовы. Остается только их осуществить.

Ничто не должно помешать мне выполнить возложенную на меня задачу. Даже если мне суждено отправиться в Долину Смерти, я не имею права колебаться. И как орудие Всемогущего Господа Бога я не подведу!

Если меня сегодня убьют и кому-то доведется читать этот дневник, уверен, что все поймут, почему я должен это сделать. Господь избрал меня Его орудием Возмездия. Аз есмь Свет, учит Господь.

А я есть Путь к Свету. После сегодняшнего дня люди осознают свои ошибки и никогда больше не станут голосовать за избрание таких, как сенатор США Мартин Сент-Клауд, на высокие должности».

Эндоу с удовлетворением закрыл дневник. Этот у него совсем новый, вести его он начал только что, заполнив пока всего полторы странички. Он пытался вспомнить, что писал в том дневнике, что оказался в полиции, чтобы переписать заново, но так и не смог. Придется обойтись тем, что есть. Но полторы странички, думается, слишком мало для того, что он совершит сегодня.

С тяжелым вздохом Эндоу запер дневник в чемоданчик, предварительно достав оттуда пистолет. Проверив, заряжена ли обойма полностью, он вытащил коробку с костюмом Санта-Клауса. Спрятал туда пистолет и тщательно обвязал коробку прочной бечевкой. Сегодня утром он встал в обычное для себя время, в шесть часов, приготовил завтрак для Эстелл и сам перекусил тостом с кофе. Выкатив Эстелл на балкон полюбоваться утренним весельем в последний день масленицы, он сказал ей, что будет собираться на работу, и уединился в спальне. Там он переоделся в чистый комбинезон, который всегда носил в гараже.

На работу он, конечно, не пойдет, но ему нужно убедить Эстелл в обратном. До полудня ему предстоит порядочная нервотрепка. Сенатора Мартина Сент-Клауда он убьет примерно в двенадцать двадцать, когда парад будет проходить по Кенел-стрит, мимо определенного квартала, который он выбрал местом казни.

Он уже примерял костюм Санта-Клауса, и поверх комбинезона тот сидел на нем довольно прилично. Во время примерки Эндоу вспомнил язвительное замечание разбитного продавца о том, что комплекцией для Санта-Клауса он не вышел. И даже подумал было запихнуть под костюм подушку, но тут же отказался от этой мысли. Подушка будет стеснять его движения и помешает быстро надеть и скинуть костюм.

К тому же ему ведь не подарки детишкам раздавать на рождественском празднике — он готовится убить человека!

Когда все кончится, он в поднявшейся суматохе скроется в туалете, снимет с себя костюм, выбросит его вместе с пистолетом в мусорный бак и незаметно удалится с места происшествия.

Эндоу взял коробку под мышку и посмотрел на часы. Семь тридцать, время, когда он обычно уходит на работу.

Когда он, тихонько прикрыв дверь, вышел из комнаты, Эстелл окликнула его с балкона:

— Френ, милый, иди сюда скорее! Как раз идет пеший парад, как его местные называют! Ты только посмотри на эти немыслимые костюмы!

Через открытые балконные двери с улицы доносился шум неуемного веселья.

— Времени нет, малышка. Надо идти, а то опоздаю на работу, — ответил Эндоу.

Эстелл въехала в комнату, попыхивая зажатой в губах сигаретой, пухлое лицо ее выражало сочувствие.

— Бедненький мой, даже сегодня приходится работать! Могу поспорить, что сегодня в Новом Орлеане вообще вряд ли кто работает. Я-то думала, что твои скряги ненасытные хоть сегодня гараж закроют!

Сердце у Эндоу екнуло. Он совсем упустил из виду, что сегодня гараж может быть закрыт, он ведь не появлялся там уже целую неделю. Однако тут же прогнал поднявшуюся было в душе тревогу. Какое это имеет значение?

— У них накопилось много работы. А нам нужны деньги, — невозмутимо объяснил он жене. — И потом, ты же знаешь, парадами я не интересуюсь. Скачут полуголые, пьяные все, развратники этакие. Мне тут один парень на днях рассказывал, что в прошлом году собственными глазами видел, как какая-то парочка совокуплялась прямо на крыльце средь бела дня и на глазах у Бога и всех людей! Таких Господь должен поразить насмерть!

— Так ведь масленица же, Френ! — возразила она, но, увидев, как его лицо исказила неодобрительная гримаса, поторопилась добавить:

— Ты прав, конечно.

Он подошел к ней и чмокнул в щеку. Эстелл указала на коробку:

— А это у тебя что?

— Да кое-что из старой одежды, — нашелся Эндоу. — Отдам бедным.

— Какая еще одежда? А что ж ты мне ничего не ска… — Она оборвала себя, понимающе кивнула головой и ласково произнесла:

— Ты у меня такой добрый и заботливый, Френ. Счастливо тебе, милый!

— Спасибо. — Он вдруг рассмеялся, что случалось с ним весьма редко. — Кто знает, а вдруг сегодняшний день станет самым счастливым днем в моей жизни!

— Может, сегодня, пока ты работаешь, тебе в голову придет удачный конец для твоей книги, — радостно улыбнулась ему в ответ Эстелл.

Мартин Сент-Клауд в этот последний день масленицы тоже проснулся рано. Ему надо было сделать несколько телефонных звонков и приготовиться к параду. Ракель все еще спала на своей кровати. Вчера вечером Мартин принял пару таблеток снотворного и поэтому даже не слышал, как она вернулась.

Изо всех сил стараясь не шуметь, он побрился, принял душ и оделся. Незадолго до девяти он уже был готов к выходу. Но прежде заглянул в спальню. Ракель по-прежнему спала, повернувшись теперь на спину, одна рука выпростана из-под одеяла и лежит на груди, светлые волосы рассыпаны по лицу. Рот слегка приоткрыт, упавшая на него легкая прядка шевелится в такт ее дыханию. Мартин хотел было разбудить ее, но передумал. Испугался, что между ними вновь вспыхнет ссора, а сегодня утром ему было не до этого.

Склонившись к Ракель, он осторожно коснулся губами ее щеки и выпрямился с брезгливой гримасой. В ноздри ему ударило жутким перегаром.

Напиться где-то до подобного состояния было так непохоже на Ракель, что вскипевшее в нем было негодование прошло почти моментально, и Мартина охватила волна жалости к ней. Она, видимо, действительно была глубоко огорчена и обижена Он вновь вознамерился разбудить ее и попробовать помириться. И вновь отверг эту мысль. День обещал быть достаточно трудным и без семейной сцены.

К тому же ведь он именно этого хотел, разве нет?

Если отношениям между ними суждено кончиться, пусть они кончатся одной, пусть и резкой, ссорой, а не тянутся чередой полупримирений и новых взаимных обвинений и упреков к тому моменту, когда они возненавидят друг друга.

И все же покидал он спальню с тяжелым сердцем.

Долгожданное чувство свободы так и не приходило, не ощущал он и душевного подъема в предвкушении шанса начать новую жизнь с новой женщиной. Но накатившая на него некоторая депрессия вполне логична. В конце» концов, они были женаты много лет, порвать подобные отношения не так-то легко, определенная доля печали и сожалений неизбежна.

Он направился к двери, но на полпути свернул к бару. Вчера вечером там оставались бутылка бербона и початая бутылка шотландского виски. Он взял в руки бутылку с бербоном. Она оказалась наполовину пустой Из номера он уходил с улыбкой. Где бы вчера Ракель ни была, она вернулась в гостиницу и уже здесь, в номере, потихоньку напилась в одиночку. «А ты что себе напридумывал? — мысленно выругал он себя. — Что Ракель отправилась в какой-нибудь бар, подцепила там первого попавшеюся мужика и надралась с ним в компании? Или что она устроилась на табурете у стойки и топила тоску в вине? Только не Ракель, никогда и ни за что!»

Мартин спустился на лифте в вестибюль и приостановился, чтобы раскурить первую за день сигару, раздумывая при этом, заняться ли ему телефонными звонками прямо сейчас или сначала позавтракать Решил, что нужно позвонить хотя бы по поводу участия Брета в параде — времени оставалось совсем немного.

Не то чтобы он ждал каких-либо затруднений. Одно из преимуществ его положения члена сената Соединенных Штатов…

В этот момент Мартин увидел шагающего к нему через вестибюль расплывшегося в счастливой улыбке Брета, словно мысли сенатора о нем материализовали здоровяка из ничего. Рядом с ним семенила очаровательная крошка блондинка.

Мартин нахмурился, пытаясь догадаться, что его так задело. Ах вот оно что! С такого расстояния блондинка была очень похожа на Ракель. Когда она приблизилась, различия между ними стали, конечно, заметны. Но в некотором отдалении…

Дождавшись, когда они подошли к нему вплотную, Мартин по-южному протянул:

— Доброе утро, Медвежьи Когти.

— Доброе утро, сенатор, — приветствовал его Брет. — По-моему, я слишком рано.

— Да, я только собирался звонить насчет твоего участия в параде Думаю, все будет в порядке. — Он вопросительно посмотрел на стоявшую рядом с Бретом девушку.

— Ох, извините, сенатор, — сразу поняв намек, спохватился Брет:

— Сенатор Сент-Клауд, это Лина Маршалл.

— Здравствуйте, Лина Маршалл. Это вы пытались вчера уговорить меня взять вас с собой на платформу?

— Точно, сенатор. Счастлива наконец познакомиться с вами. Брет только о вас и говорит все время.

— Надеюсь, ничего плохого…

— Сенатор, мы собираемся пожениться! — перебив его на полуслове, выпалил Брет. — Только сегодня утром решили. Я попросил ее выйти за меня замуж, а она согласилась. Ну и как это вам? — Голос Брета звенел благоговейным восторгом.

— Здорово, по-моему, вот как! — Мартин с улыбкой повернулся к Лине. — Поздравляю вас обоих.

Одна семья рушится, другая создается — равновесие сохраняется, с горечью подумал он.

— Спасибо, сенатор, — пролепетала Лина.

К немалому удивлению Мартина, она зарделась от смущения. Когда же это он в последний раз видел, чтобы женщина краснела? Он подавил в себе желание расхохотаться при этой мысли и серьезно сказал Брету:

— Пойду позвоню насчет тебя. Потом.

Я как раз собирался позавтракать, когда вы пришли Может, составите компанию? Так сказать, предсвадебный завтрак, а?

— Будем только рады, сенатор. — Брет с поглупевшим от счастья лицом обнял Лину за плечи.

— Но сначала я позвоню. — Мартин направился к установленным в вестибюле таксофонам, но Лина остановила его:

— Сенатор!

— Да, Лина?

— Можно я проедусь с вами на платформе? Ну пожалуйста, а? Я ведь в Новом Орлеане впервые, и это, может, мой единственный шанс участвовать в параде во время масленицы. В конце концов я все равно должна написать статью о Брете, а теперь, когда мы решили пожениться… Прошу вас, пожалуйста!

Мартин заколебался, вновь отметив про себя, как она похожа на Ракель.

— Нет, Лина! — с неожиданной резкостью вмешался Брет. — Я же тебе говорил. Это слишком опасно.

— Не опаснее, чем для тебя! — парировала Лина. — К тому же стрелять будут в сенатора, а не в меня. Кому придет в голову… Ой! — Лина испуганно зажала рот ладонью. — Простите, сенатор. Честное слово, я просто не подумала…

— Все в порядке, Лина, — невозмутимо произнес Мартин. Он принял решение. — Ты совершенно права: кому придет в голову стрелять в тебя? Ладно, посмотрю, что можно предпринять, чтобы организовать тебе место на платформе рядом с Бретом.

Пока он шел к телефонам, его внутренний голос поинтересовался: «Эй, Мартин, а ведь большинству зевак, пялящихся на проезжающие мимо платформы, наверняка покажется, что рядом с сенатором его жена, которая решила-таки к нему присоединиться, согласен, Мартин?»

Капитан Джим Боб Форбс пребывал в полном недоумении. Все утро к нему поступали донесения от его людей, патрулирующих улицы. Чернокожие верны своему обещанию. Они обнаружили за работой в толпе людей как минимум дюжину карманников и сдали их полиции. А двое чернокожих даже собственноручно скрутили одного такого ловкача и отволокли его в ближайший участок. Доложили капитану и о том, что хиппи ведут себя спокойно, не подавая никаких признаков готовности устроить демонстрацию.

Джим Боб понимал, что ему надо бы радоваться — две его проблемы были решены. Но попытки докопаться до мотивов такого приказа Эбона заводили его в тупик. Здесь что-то не то, черт бы его побрал!

Он яростно дымил трубкой и вновь и вновь перебирал все возможные варианты. И все безрезультатно. Эбон, конечно, тот еще тип, скользкий как угорь.

Он, несомненно, что-то задумал… Только вот что?

Оставалась, разумеется, еще проблема покушения на убийство, и Джима Боба подспудно терзало подозрение, что за этим может стоять Эбон, а все его остальные действия сегодня есть не что иное, как дымовая завеса для сокрытия истинных целей. Правда, по большей части Джим Боб по-настоящему и сам в это не верил, но мысленно продолжал возвращаться к такой возможности, и червячок сомнений не уставал точить его душу.

К тому же, несмотря на все неимоверные усилия, ему, так и не удалось точно установить место, где Эбон планирует организовать лежачую демонстрацию. Все предпринятые в этом направлении им лично и его людьми попытки оказались тщетными. Ничего не удалось разнюхать даже нескольким чернокожим секретным агентам, без устали рыскавшим по всему городу. Какого черта, им не было даже известно, на какой именно улице все это будет происходить!

Джим Боб с тяжким вздохом выбил пепел из трубки и взглянул на часы. Девять с минутами. Скоро ему выходить на маршрут, по которому будет двигаться парад. Капитан считал, что ему необходимо быть неподалеку от платформы, на которой будет находиться сенатор. Людей у него не хватало. Еще один человек вряд ли станет им большой подмогой, но Джим Боб хотел быть на месте событий.

В этот момент на его столе заверещал телефон.

Звонил сенатор Сент-Клауд.

— Есть что-нибудь новенькое насчет покушения, капитан? — осведомился он.

— Ничего, сенатор, ни звука.

— Все говорит за то, что ничего вообще не случится. Вероятно, какой-то сумасшедший, как мы и думали.

«Валяй, думай и дальше, если тебе от этого легче, сенатор», — мелькнуло в голове у Джима Боба. Но в глубине души сам он чувствовал, что на, этот раз они имеют дело не с пустой угрозой. Где-то в огромном городе прячется псих, который на самом деле собирается прикончить сенатора. Вслух же капитан сказал:

— Будем надеяться, что вы правы, сенатор.

— Капитан, я пригласил еще двоих гостей к себе на платформу, Брета Клоусона и спортивного журналиста. Не возражаете?

— Имеется в, виду Медвежьи Когти из команды «Сейнтс»?

— Он самый.

— Если вы его пригласили, у меня возражений нет, сенатор, — ответил Джим Боб, а про себя подумал: «Ладненько, вот и еще один человек, чертовски внушительных габаритов к тому же».

— Вот и прекрасно, капитан. Встретимся во время парада? — Буду поблизости, не сомневайтесь.

Положив трубку на рычаг, Джим Боб услышал звук открывающейся двери, а посмотрев в том направлении, обнаружил Джеральда Лофтина, блистающего великолепием надраенных сапог, туго облегающих, словно вторая кожа, брюк цвета голубиной грудки и столь кричащей рубашки, что Джим Боб вынужден был зажмуриться, чтобы не ослепнуть от бьющих в глаза оранжевых, зеленых и голубых бликов. Броский наряд Лофтина дополнял пестрый шейный платок.

Джим Боб едва сумел подавить рвущийся из груди стон. В дополнение ко всему только еще этого хрена самодовольного не хватало!

— Доброе утро, капитан! — весьма бодро приветствовал его Лофтин. — Заскочил поинтересоваться, чем могу помочь.

С этими словами он без приглашения развалился на единственном в клетушке капитана стуле.

Джим Боб хотел было вышвырнуть его вон пинком под жирный зад, но передумал. Рексфорд Фейн был в Новом Орлеане могущественной фигурой. И враждовать с его подручным без особой надобности не имело смысла.

— Не думаю, чтобы вы могли мне помочь, Лофтин, — мрачно произнес он.

— Значит, все под контролем, я так понимаю?

— Нет, черт побери, не все! — взорвался Джим Боб. — Может, чуть полегче, чем вчера в это же время! Ответил я на ваш дурацкий вопрос?

Круглое лицо Лофтина выразило удовлетворение тем, что ему удалось вывести из себя капитана. С некоторой даже наглостью он заявил:

— Не надо так нервничать, капитан! Знаю, у вас возникли проблемы. Поэтому-то и пришел предложить свою помощь.

— Проблемы есть, это вы чертовски точно сказали!

Джим Боб сделал глубокий вдох, крепко потер ладонью лицо, схватил потухшую трубку и стиснул ее зубами. Немного успокоившись, он примирительным тоном произнес:

— Слушайте, мистер Лофтин, мне, конечно, не следовало повышать голос, но извиняться я не собираюсь.

Вот чего нам точно не надо, так это чтобы у нас под ногами путались со всякой самодеятельностью.

— Какие извинения, капитан, — невозмутимо ответствовал Лофтин. — Я же сказал, что понимаю ваши трудности. С другой стороны, насчет самодеятельности вы напрасно. Я больше года работал в частном детективном агентстве.

Уставившись на него недоверчивым взглядом, Джим Боб от души расхохотался. Частный сыщик!

Боже милостивый, неужели этот хрен воображает, что участвует в телешоу, где появляется частный сыщик, решает все проблемы и утирает нос полиции? Щеки Лофтина побагровели, но в остальном спокойствия он не утратил.

— Посмеялись, капитан? Можем продолжить?

Есть какие-нибудь новости насчет покушения на сенатора Сент-Клауда?

— Никаких, — угрюмо ответил Джим Боб.

— Полагаю, вы отрядили своих людей охранять платформу?

— Всех, кого смог найти. — Джим Боб с удивлением осознал, что отвечает на вопросы этого хрена, совсем как незадачливый полисмен в телешоу, где появляется всезнающий частный сыщик. Вздохнув, он подумал: а стоит ли артачиться? Кто знает, может, этот ублюдок как-нибудь чем-нибудь и поможет. Сам-то он, похоже, не очень пока справляется!

Лофтин же в это время продолжал:

— ..и расставили своих людей на платформе вокруг сенатора?

— Нет. По ряду причин. Сенатор — политик, и единственная цель его участия в параде состоит в том, чтобы показаться на публике. Поэтому он не потерпит, чтобы полицейские упрятали его за своими спинами.

Кроме того, это насторожило бы журналистов, которые сразу же учуяли бы, что тут что-то не так… Могла бы подняться паника… Учтите, что мы не знаем, откуда будут стрелять. Может, снайпер с крыши какого-то дома. Нет, нам надежнее всего прикрывать платформу с трех сторон пешими полисменами, сопровождающими ее по всему маршруту. Если они заметят, что какой-нибудь псих пробрался слишком близко к платформе — ему от них не уйти! Они таким вещам обучены и знают, на кого обращать внимание.

Лофтин кивал с умным видом, будто досконально разбирался в том, что ему объяснял капитан.

— Ладно… Теперь об этой лежачей демонстрации. Известно, где планируют ее устроить? — поинтересовался он.

— Понятия не имею.

— А где, по-вашему, наиболее вероятное место ее проведения?

— Где-нибудь на Кенел-стрит. Здесь всегда собирается больше всего народу, и демонстрация может привлечь особое внимание… Пойдемте, я вам покажу.

Изумляясь самому себе, Джим Боб обошел стол и потянул за нижний край свернутой в рулон карты, укрепленной на фанерной перегородке. Пользуясь трубкой как указкой, он принялся объяснять Лофтину:

— Парад начинается здесь и продвигается вот так.

А здесь, в этих кварталах на Кенел-стрит, установлены телекамеры. Вот где-то здесь они и устроят свою демонстрацию, Спорю на что угодно.

Новым местом жительства Эбон выбрал модный мотель на шоссе Шеф-Мантер. Во время масленицы номера там нарасхват, и заказывать их необходимо заблаговременно. Так что Эбону, чтобы вселиться в мотель, пришлось кое-где поднажать. Игра стоила свеч, поскольку он знал, что полиции и в голову не придет искать его в столь дорогостоящем заведении.

Сейчас он сидел у себя в номере возле двуспальной кровати, не обращая внимания на окружающую его пластиковую имитацию римского великолепия.

По обе стороны от него устроились Эмбер и Грин, все трое внимательно рассматривали расстеленную на кровати карту города.

Эбон никому ни словом не обмолвился о точном месте проведения лежачей демонстрации, даже Эмбер и Грин до сей поры оставались в неведении. Эбон давно уже подозревал, что новоорлеанская полиция внедрила одного-другого стукача в его Лигу. Это было логично. Лично он был бы разочарован, если полицейские этого не сделали. Наличие стукачей в его организации придавало ей значимость и свидетельствовало о том, что полиция считает ее достаточно опасной.

Эбон ткнул в карту длинным пальцем:

— Вот здесь, в этом квартале на Кенел-стрит. Сюда и будем подтягиваться.

— Времени у нас маловато, — усомнился Эмбер.

— Нам хватит. Те, кого мы отобрали, готовы?

— Ага, конечно. Собрались у штаб-квартиры Лиги и ждут твоего приказа двигаться к месту. Тридцать человек, как ты распорядился.

— Слушай, Эбон, до сих пор не могу понять, зачем нам тащить с собой баб долбанных. Они будут только путаться под ногами, когда начнется потасовка, — вмешался Грин.

— Тысячу раз уже объяснял. — В голосе Эбона послышались раздраженные нотки. — Как это будет выглядеть, если у нас соберутся одни только мужики? Рожи клейстерные подумают, что женщины наши сплошь трусихи, что они нас не поддерживают. Кроме того… — на лице его расплылась широкая улыбка, — сейчас ведь эпоха движения за равные права женщин. Вот наши тетки и хотят участвовать в демонстрации наравне с мужиками. Я даже подумывал затащить на нее детей…

— Детей! — потрясение повторил Эмбер.

— Детей. Но передумал. Если начнется заваруха, а она начнется, как пить дать, они могут запаниковать и все нам испортят. Теперь, Эмбер… — продолжал Эбон деловитым тоном, — люди знают, чего от них ждут, что им делать, когда поступит приказ начинать?

— Знают. Им надо будет встать в три цепи, человек по десять в каждой, и ждать, когда приблизится первая платформа. Тогда они укладываются на асфальт перед нею в три ряда с интервалом между ними примерно в двадцать футов.

— Ладно. Во главе парада будет находиться цепь полицейских, некоторые из них могут быть конные.

На этот раз их, возможно, будет больше, чем обычно, — из-за угрозы покушения на Мартина. Насколько мне известно, он будет стоять на третьей платформе от головы шествия. Запомни — в первом ряду одни только мужики. Первому «ряду придется туго. Они и глазом моргнуть не успеют, как по ним пройдутся копыта лошадей или каблуки легавых. Но что бы ни случилось, второй и третий ряды должны держаться.

— Им будет нелегко, — предупредил Эмбер. — Лежать себе спокойно и смотреть, как топчут наших братьев…

— Придется, — отрезал Эбон. — Я лично проинструктировал каждого из них. Обошел больше сотни братьев и сестер и сам отобрал эту тридцатку.

— Все равно не понимаю, почему мне запрещено вмешиваться, — запальчиво заявил Грин. — Ума не приложу, как я смогу стоять в стороне и смотреть, как льется кровь наших, вместо того чтобы отделать какого-нибудь легавого до полусмерти.

Эбон одним стремительным движением взметнулся на ноги и отвесил Грину оплеуху тыльной стороной ладони. Тот опрокинулся спиной на кровать, глаза его расширились в изумлении, потом в ярости сузились.

— За что, Эбон? Думаешь, я от тебя все стерплю?

— От меня еще и не то стерпишь, — заверил его Эбон. — Всю дорогу приходится тебя одергивать, и мне это уже надоело. — Эбон стоял, широко расставив ноги, от него исходила нескрываемая угроза, как от свернувшейся в кольцо гремучей змеи. — В Лиге я царь и бог. Я всем командую. Так было и гак будет всегда. И ты либо подчиняешься, либо пошел вон!

Сейчас же! Тебе понятно?

Несколько мгновений Грин сверлил его злобным взглядом, потом отвел глаза и покорно пробормотал:

— Как скажешь, Эбон. Ты командир.

Эбон переключил свое внимание на Эмбера:

— Отправляйся в штаб-квартиру, Эмбер, и скажи нашим людям, чтобы по одному, по двое подтягивались к месту демонстрации. Покажи, где им занимать позиции. Первая платформа будет в этом квартале сразу после двенадцати, плюс-минус несколько минут. Если какая-нибудь из платформ сломается, весь парад может задержаться. Скажи всем нашим, чтобы не нервничали. Кто ждет, тог… и так далее, сам знаешь. Мы столько уже ждали, что несколько минут ничего не изменят… — Эбон сделал эффектную паузу и с чувством провозгласил:

— Ибо сегодня наш день, день наших братьев, нашей крови!

— Может, и не только в переносном смысле, — мрачно заметил Эмбер, направляясь к двери.

Грин проводил его взглядом. Его глаза еще горели злым огоньком перенесенной обиды и унижения.

С язвительной ухмылкой он поинтересовался:

— А ты, командир, где будешь, когда все начнется? Ты ведь нам так и не сказал. Собираешься сидеть здесь и любоваться тем, что белые станут показывать по телевизору?

Волна ярости обдала Эбона, словно жар из печки. Угрожающим шепотом он произнес — Не цепляйся ко мне, Грин… Я тебя предупреждал…

Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. От Грина придется избавиться, это совершенно ясно. Парень слишком неуправляем, а это может поставить под угрозу будущее всей Лиги. Но на данный момент он нужен. Эти мысли промелькнули в голове у Эбона в считанные мгновения.

— Но я скажу тебе, где я буду Я буду там, рядом с парадом. Ты можешь меня и не увидеть, но я буду там и буду присматривать. И если ты сегодня испортишь мне все дело, то к вечеру я оторву тебе яйца.

Ты меня понял?

Глава 16

Мама Селестайн, колдунья вуду, пришла к Эстелл Эндоу в десять. Она курила тонкую черную сигару, в руках у нее была накрытая полотенцем корзина. Невысокого роста худенькая колдунья была вся в белом: белое платье почти до щиколоток, волосы спрятаны под белой же косынкой. Кожа, напротив, столь черная, что казалась чуть ли не синей.

Крошечное личико все в морщинах, и только пронзительные темные глаза горели жизнью. Эстелл затруднилась бы угадать ее возраст. Колдунье могло быть и пятьдесят, и все семьдесят.

— Я Мама Селестайн, — величественно объявила она. — Хотишь узнать свой судьба?

— Будущее, Мама Селестайн, — робко попросила ее Эстелл. — Точнее, будущее моего мужа.

Мама Селестайн поставила корзину на пол, из нее послышалось громкое кудахтанье, и Эстелл инстинктивно откатила кресло подальше Мама Селестайн протянула руку. Несколько секунд Эстелл недоуменно таращилась на раскрытую ладонь, потом до нее дошло. Она торопливо сунула колдунье несколько смятых банкнот, все, что сумела скопить за несколько последних месяцев.

Мама Селестайн тщательно пересчитала деньги, шевеля при этом губами и тщательно изучая и разглаживая каждую бумажку. Наконец она удовлетворенно кивнула головой и спрятала банкноты где-то в складках своего платья.

— Рука, давать свой рука, — распорядилась она.

Эстелл вытянула руку, и колдунья принялась внимательно рассматривать ее ладонь.

— Вижу линяя проклятия. На твоя жизнь висит проклятие.

Эстелл почувствовала, как ее охватывает холодный озноб.

— Линия проклятия? Но что это значит?

Вопрос ее Мама Селестайн пропустила мимо ушей и потребовала:

— А твоя муж, фото, фото твоя муж есть?

— Да, минуточку.

Эстелл покатила кресло в спальню и взяла там со своего туалетного столика фотографию Френа в рамке. Вернувшись в гостиную. Мамы Селестайн она там, однако, не обнаружила. У нее мелькнула мысль, что колдунья просто сбежала с ее деньгами. Потом из кухни донеслось отчаянное кудахтанье. Эстелл покатила в кухню.

Мама Селестайн, у ног которой стояла открытая корзина, держала над раковиной курицу с отвернутой головой Из разорванной шеи в раковину обильно текла кровь.

Вида крови Эстелл не переносила. Борясь с поднимающейся к горлу тошнотой, она сердито поинтересовалась:

— Чем это вы тут занимаетесь?

Мама Селестайн оглянулась через плечо.

— Чтобы узнать судьба твоя муж, нужны куриные потроха.

Она выдвинула ящик кухонного стола и принялась шарить там в поисках ножа. Нащупав разделочный нож, она положила курицу в раковину и стала хладнокровно ее потрошить.

Эстелл, бешено вращая колеса кресла, опрометью выехала прочь из кухни. Она закурила сигарету и несколько раз глубоко затянулась, убеждая себя, что сейчас самое неподходящее время позволить себе упасть в обморок.

Через некоторое время Мама Селестайн позвала ее из кухни:

— Твоя иди сюда?

Эстелл вернулась на кухню. Колдунья расстелила на кухонном столе полотенце и разбросала по нему куриные потроха. Окровавленные останки курицы по-прежнему лежали в раковине. Мама Селестайн нетерпеливо махнула рукой, и Эстелл передала ей фотографию Френа. Колдунья уселась на стул, поставила перед собой фотографию и стала пристально в нее вглядываться. Эстелл старалась держаться подальше и не смотреть на лежащее на полотенце отвратительное месиво. Чтобы прервать гнетущее молчание, она спросила:

— Донни сказал, что вы… жрица вуду?

— Мамбо, — не оборачиваясь, обронила Мама Селестайн.

— Мамбо? — не поняла Эстелл.

— Женщина, которая вуду, называть мамбо. — Мама Селестайн ткнула длинным пальцем в куриные потроха. — Сегодня плохо для узнавать судьбу твоя муж.

— Но почему? — ощутив укол разочарования, недоверчиво поинтересовалась Эстелл.

— Понедельник, вторник и четверг женская день.

Среда, пятница и суббота мужская день. — Мама Селестайн поворошила пальцем в куриных потрохах, поглядывая на фотографию Френа и бормоча что-то нечленораздельное себе под нос. — Твоя что хотеть узнать о твоя муж?

Эстелл заколебалась, не зная, как точно сформулировать вопрос. Главное, конечно, выяснить, совершит или не совершит Френ сегодня человекоубийство, но спросить так прямо о муже она боялась. Было страшно услышать ответ Мамы Селестайн, а еще страшнее — навлечь на него подозрения. Поэтому она уклончиво произнесла:

— Сколько ему осталось жить, не умрет ли ОН в скором времени?

Мама Селестайн вновь поворошила куриные потроха, не сводя с них пристального взгляда. Потом подняла глаза с едва заметной улыбкой.

— Сегодня не умереть. Твоя муж жить еще долго-долго.

Эстелл с облегчением перевела дух и мысленно возблагодарила Бога.

— И ничего больше? — решилась спросить она.

Колдунья буркнула что-то неразборчивое и пошевелила пальцем куриные потроха, скорбно качая головой. Потом лицо ее посветлело.

— Что-то про твоя. Твоя скоро-скоро получать деньги. Много-много деньги.

Эстелл была разочарована. Деньги им, конечно, нужны, но сейчас ее интересовало совсем другое. И тут ей в голову пришла радостная мысль. Книга, о которой говорил Френ! Ну конечно же! Значит, он и вправду пишет книгу! Френ закончит книгу и получит за нее кучу денег. А если его книгу собираются напечатать, то как же сегодня с ним может стрястись что-то дурное?

Внезапно Мама Селестайн вскочила на ноги.

— Все, все! Про твоя муж больше ничего. Другой раз, может.

Колдунья схватила полотенце вместе с куриными потрохами и понесла его к раковине. Завернула в него останки курицы, все это окровавленное месиво, завязала в узелок и положила его в корзину. И ушла, не произнеся больше ни слова.

Эстелл с отвращением разглядывала раковину, залитую кровью. Ну как ей теперь оттирать это безобразие, ее же стошнит прямо сейчас. Во всяком случае, она хотя бы узнала то, что хотела. Для Френа этот день закончится благополучно.

Через открытое окно доносились звуки шумного веселья. Видимо, идет еще один пеший парад. Она торопливо подкатила кресло к раковине и принялась смывать кровь. Ей надо успеть на балкон к тому времени, когда приблизится парад Рекса. Этого она пропустить не могла.

Рексфорд Фейн уже давным-давно перестал ходить на масленичные парады. Он не любил большие скопления народа. Разве что в собственном доме, где он был полновластным хозяином. Анонимность, характерная для огромной толпы незнакомых людей, его даже несколько пугала. И в этом году, несмотря на то что он возглавлял свиту Рекса, Рексфорд Фейн отчаянно сопротивлялся всем попыткам уговорить его ехать на одной из платформ. В конце концов, вполне достаточно того, что сегодня вечером ему придется присутствовать на балу Рекса.

Поэтому сразу после полудня он устроился в кабинете на первом этаже, позаботился о том, чтобы сигары, стакан бербона и кувшин с водой находились под рукой, и приготовился наблюдать за парадом по телевизору.

Он выключил звук, чтобы его не раздражал весь этот шум и гам, и следил только за изображением. В какой-то момент зазвонил телефон, но трубку он поднимать не стал. Прозвонив дважды, телефон смолк, и он предположил, что трубку снял кто-то из домашних.

Хотя за исключением лишь одного все остальные слуги были отпущены. Однако Одри была еще дома — как предполагал Фейн, у себя в комнате наверху.

Спустя несколько минут после того, как он включил телевизор, к нему в кабинет ворвалась Одри. Она была возбуждена, щеки горели, глаза так и сверкали.

Одета она была в светло-зеленую мини-юбку, белую блузку с глубоким вырезом и бежевые замшевые сапоги.

Приплясывая, она бежала к нему, и Фейн следил за ней влюбленным и восхищенным взглядом. Она была чертовски привлекательной девчонкой, его дочь.

Однако он счел необходимым ворчливо заметить:

— С этой твоей блузкой надо бы поосторожнее, девочка. А то как бы сиськи не вывалились. Сдается, лифчика на тебе ведь нет. Впрочем, ты его никогда не носишь.

— Какой же ты грязный старикашка, папка! — притворно обиделась Одри. — Подсматриваешь в декольте собственной дочери!

— Подсматриваешь! — фыркнул Фейн и пыхнул сигарой. — Да ты такое носишь, что даже слепой углядел бы, что у тебя под блузкой ничего нет! А чего это ты так развеселилась?

— Мартин звонил. Перед уходом на парад. Сказал, что нам нужно встретиться сегодня днем после парада. Сказал, что у него для меня есть кое-какие новости. По телефону ничего больше не стал говорить, но моя женская интуиция подсказывает, что это связано с Ракель. Могу поспорить, что он попросил у нее развод!

Фейн помахал рукой перед лицом, разгоняя сигарный дым.

— Не заводись так, девочка. Может быть все что угодно. Может, он, например, просто хочет… — он сладострастно ухмыльнулся, — пообжиматься маленько.

— А ты действительно грязный старикашка!

— Может, и грязный, но не такой уж и старикашка, так и знай… Как бы то ни было, если он хочет развестись, сегодня вечером мы ему поможем.

Лофтина я проинструктировал. И если все пойдет как надо, он эту Ракель Сент-Клауд в койку вечерком завалит.

— Как только выясню, что Мартин имел в виду, сразу позвоню тебе, — пообещала Одри.

— Встречаетесь с ним у вас в гнездышке?

— А где же еще? — Одри направилась к двери.

— Только не делай того, чего бы я не стал делать! — пронзительно расхохотался Фейн. — Веселись, дочка!

— Это уж как всегда, папка!

Фейн провожал ее взглядом, любуясь соблазнительными движениями ее округлой попки.

Поначалу он был горько разочарован тем, что его первым и единственным ребенком стала девочка. Как большинство мужчин, он, естественно, хотел сына, чтобы тот носил имя Фейна, унаследовал состояние Фейна и его империю. Однако в отличие от большинства мужчин сына он хотел отнюдь не для того, чтобы играть с ним, следить, как он взрослеет у него на глазах. Еще в самом начале своей жизни он обнаружил, что детей не любит; в их присутствии он чувствовал себя не в своей тарелке… и был достаточно умен, чтобы понять, что подобное отношение скорее всего перенесет даже на собственного сына.

С Одри такой проблемы не существовало. Еще не став подростком, она начала проявлять странно недетскую зрелость. Куклы она забросила задолго до того, когда это обычно случается с большинством девочек. С отцом Одри общалась почти на равных. И несмотря на огорчительный эпизод с тем чертовым гомиком, никогда не теряла голову в окружении парней, а потом и мужчин, которые возле нее вились роем. Всегда поступала по-своему, снисходительно принимая их внимание и лесть как должное.

У нее был острый ум, чуть ли не мужской — в смысле способности проникать в основы связанных с бизнесом вопросов. Фейн знал, что она любит секс, что ей нравится роскошная жизнь и дорогие наряды, однако она была не только готова, но и способна поступиться всем этим, когда речь заходила о бизнесе. Фейн был совершенно уверен, что, когда придет время, она без всяких затруднений возьмет на себя управление его делами.

Не то чтобы его посещали мысли, что это может случиться в ближайшем будущем. Он еще поживет.

Он был в самом расцвете и не собирался уступать бразды правления ни Одри, ни кому бы то ни было другому. Ему надо провести своего человека в президенты и увидеть свою дочь первой леди в Белом доме.

Вот будет здорово, а?

Фейн ухмыльнулся и отпил хороший глоток бербона.

Конечно, знать наперед никому не дано. Старый движок, что стучит у него в груди, может заглохнуть уже завтра. Ему ведь уже за шестьдесят, в конце концов…

Фейн выругал самого себя и прогнал эти мысли из головы, как он всегда поступал, когда начинал задумываться о том, что люди смертны. А это в последнее время стало случаться с ним все чаше.

Он обратил все внимание на экран телевизора.

Парад Рекса продвигался по Кенел-стрит. Неожиданно телеоператор показал крупным планом третью от начала платформу, на которой стоял Мартин Сент-Клауд, машущий над головой руками с раздвинутыми средним и указательным пальцами, образующими букву «V» в знак уверенности в победе.

Нахмурившись, Фейн наклонился поближе к экрану. Рядом с сенатором находились еще двое. В одном он узнал известного профессионального футболиста. Но все его внимание привлекла стоявшая рядом с ним женщина. Похоже, что это была Ракель, но Мартин сам говорил, что его жена наотрез отказалась сопровождать его сегодня во время парада.

Неужели передумала? Может, им как-то удалось помириться? Тогда обещанные Мартином новости станут для Одри не очень приятными…

Но тут, приглядевшись к женщине, Фейн издал вздох облегчения и откинулся на спинку кресла. Кто она, он не знал, но теперь был уверен, что это не Ракель Сент-Клауд. Просто похожа.

Глава 17

Джеральд Лофтин ощущал себя никому не нужным. Про таких говорят: «Нужен как рыбке зонтик».

У него мелькнула неясная мысль, что, если он будет держаться поближе к платформе, на которой находится сенатор, то сможет что-либо предпринять в случае возникновения непредвиденных обстоятельств.

Что именно, он не имел ни малейшего представления, однако осознавал, что от этого парада зависит все его будущее. И все же по большей части он, захваченный всеобщим разгульным весельем, забывал об этой своей задаче. За последние дни он уже видел пару праздничных шествий, но всегда с большого расстояния, с балкона, например.

Сейчас он оказался в самой гуще парада. Толпа собралась неимоверная, люди теснились от края тротуара до фасадов зданий по обе стороны Кенел-стрит, они выскакивали на проезжую часть, окружали платформы, просачивались между ними, а время от времени пытались на них взобраться. Шум стоял совершенно оглушительный, но и его покрывали беспрерывные вопли: «Подайте хоть что-нибудь, мистер. Умоляю, мистер!»

Те, кто стоял на платформах, пригоршнями швыряли в толпу дублоны. Монеты сыпались сверкающим дождем. Люди, протянув руки, ловили их прямо на лету, а те, что все-таки падали на асфальт, подбирали копошившиеся под ногами взрослых дети. Лофтин внимательно рассмотрел один из дублонов. Это была алюминиевая монета размером в полдоллара с чеканкой, соответствующей теме парада Рекса. Полицейские — пешие, конные и на мотоциклах — безуспешно пытались навести порядок среди этого невообразимого хаоса. В параде Рекса, как объяснили Лофтину, на одной из платформ обязательно присутствовали Boeuf Gras (откормленный телок) и ряженые в костюмах мясников; эта сцена неизменно воспроизводилась из года в год и имела какое-то отношение к самой свите короля Рекса. Остальные платформы являли собой самое разнообразное зрелище.

Помимо тех, что представляли сцены и персонажи, связанные с темой парада этого года, сквозь толпу двигались платформы, на которых джазовые оркестры изо всех сил, но тщетно старались соревноваться с рвущимся из тысяч глоток ревом. А между платформами в пешем строю маршировали школьные оркестры, мажоретки и строевые команды.

На всех главных платформах представляли живые сцены; большинство этих сооружений достигало таких колоссальных размеров, что их пассажирам приходилось пользоваться страховочными ремнями, чтобы невзначай не свалиться. Почти все, кто находился на платформах, были в маскарадных костюмах и масках.

Бросающееся в глаза исключение составляли сенатор Сент-Клауд и стоявшие рядом с ним здоровенный парень и крошечная блондинка.

В обступившей Лофтина толпе большинство людей также были в маскарадных костюмах и масках: он уже успел увидеть несколько совершенно невероятных. Другие, исповедуя свободу выбора и, видимо, не связанные напрямую со свитой Рекса, то вливались в ее ряды, то покидали их по своему разумению.

Вот идет мужчина в костюме, изображающем дощатый нужник, сзади болтается каталог фирмы «Сирс энд Рибек», поверх покоящейся на плечах изобретателя замысловатой конструкции торчит лишь одна его голова. Два крепыша в юбках из травы невозмутимо катят на мотоциклах мимо дерева апельсинового цвета, потягивающего на ходу пиво через соломинку. Рядом шествует некто, покрытый с ног до головы испанским бородатым мхом. Идут в обнимку выкрашенные соответственно в серебряный и золотой цвета женщина и мужчина, и, насколько Лофтин сумел разглядеть, кроме нежно сплетенных рук, их тела более ничего не прикрывало.

— Подайте хоть что-нибудь, мистер. Умоляю, мистер!

И в ответ дождем сыпались дублоны Рекса. Парад шел своим чередом, продвигаясь со скоростью улитки.

Но даже и при таких темпах Лофтин не всегда мог поспевать за платформой. Частенько людской водоворот относил его назад, как девятый вал щепку.

И к тому времени когда ему удавалось выбраться из толпы, платформа с сенатором оказывалась чуть ли не в квартале от него, и Лофтину стоило неимоверных усилий ее догнать. Он пытался не обращать внимания на ругань, которой его осыпали со всех сторон, но пару раз его злобно ткнули кулаком под ребра, а одна женщина, изрыгая площадную брань, пребольно лягнула его в голень острым, как штык, каблуком-шпилькой.

После одного из таких эпизодов Лофтин, поравнявшись с платформой сенатора, увидел капитана Джима Боба Форбса. Капитан с лицом мрачнее тучи шагал вровень с передней частью платформы, положив руку на ее край, словно в поисках опоры.

Лофтин, вытянувшись на цыпочках, взмахами и криками пытался привлечь его внимание. Капитан, естественно, его не видел и не слышал. Тогда Лофгин стал пробиваться к нему поближе. Ярдах в трех от капитана два широкоплечих мужика, по всей видимости, полицейские, решительно преградили ему дорогу. Лофтин попятился назад и столкнулся с человеком, следовавшим за ним по пятам. Обернулся и увидел перед собой Санта-Клауса. Это даже сегодня, в день самых невообразимых и немыслимых костюмов, было столь несообразно, что Лофтин замер на месте, не в силах отвести от него глаз. Человек в костюме Санта-Клауса пристально вглядывался в людей, стоявших на платформе сенатора.

В глаза бросалась его худоба Он был самым тощим, самым никудышным из всех Санта-Клаусов, каких Лофтину когда-либо приходилось видеть, — вылитая глиста в обмороке.

Помимо своей воли Лофтин зашелся в неудержимом хохоте.

Но смех его оборвался сам собой, глаза полезли из орбит, а сердце, казалось, остановилось.

У Санта-Клауса появился пистолет. Он сжимал его обеими руками и целился в поравнявшуюся с ним платформу сенатора.

Голова у Лофтина пошла кругом. Вот его шанс стать героем дня. Это, должно быть, и есть тот самый псих, которому принадлежит дневник. Схватить его, вырвать пистолет — что совсем нетрудно, у парня этого в чем только душа держится, — и Джеральд Лофтин спасет сенатору жизнь, получит роскошную работу у Рексфорда Фейна, и весь Новый Орлеан станет принадлежать ему.

Санта-Клаус выстрелил.

И Джеральд Лофтин, нырнув ласточкой в лес мельтешащих перед ним ног, стал отчаянно расталкивать всех, кто попадал под руку, мужчин, женщин, детей, продираясь сквозь частокол конечностей, спасая свою шкуру.

С переодеванием у Эндоу не возникло никаких трудностей. За несколько минут до полудня он проскользнул в туалет бензоколонки, запер дверь, поспешно натянул на себя костюм Санта-Клауса, заткнул пистолет за пояс брюк и прикрыл его полой.

Он не знал, способен ли картон хранить отпечатки пальцев, но для полной уверенности тщательно протер коробку смоченными водой из-под крана бумажными полотенцами, потом смял ее в тугой комок и запихнул в мусорную корзину.

Отомкнув дверь, он как ни в чем не бывало вышел из туалета. Насколько он мог судить, все эти его маневры остались незамеченными. Эндоу стал пробираться сквозь толпу к намеченному заранее месту.

Он не обращал внимания на шум и красочные костюмы, не обращал внимания на снующих вокруг людей, считая их лишь досадным препятствием на своем пути. Тем не менее он заметил, что некоторые из них тычут в него пальцами и от души хохочут, но и это он тоже оставил без всякого внимания, как и несколько весьма ехидных реплик в свой адрес.

По скрытому маской лицу Эндоу поползли ручейки пота, но не от волнения или страха. Он был просто слегка напряжен: близился величайший момент всей его жизни.

Он занял позицию на краю тротуара и принялся ждать. Прошло не менее получаса, прежде чем наплывающая какофония звуков возвестила о приближении авангарда парада.

А вскоре показались и полицейские — пешие, конные и на мотоциклах, — за которыми следовала первая платформа. Только после того как мимо него проплыла вторая платформа, Эндоу удалось заметить ту, на которой находился сенатор Мартин Сент-Клауд. Он дождался, пока она не поравнялась с ним, и шагнул на проезжую часть. Никто не обращал на него особого внимания. Столько других зевак уже смешалось с полицейскими и участниками парада, что отличить одних от других было просто невозможно.

Эндоу столкнулся с каким-то мужчиной в кричаще цветастой рубахе, но, похоже, даже не заметил этого. Взгляд его был прикован к высокой фигуре сенатора Мартина Сент-Клауда. Сенатор приветственно махал рукой толпе и швырял в нее пригоршни дублонов. Один из них попал в скрывающую лицо Эндоу маску. Даже не моргнув глазом, он отмахнулся от него, как от назойливой мухи.

Засунув руку за пояс брюк, Эндоу вытянул пистолет. Сжимая его обеими ладонями, он навел ствол на фигуру на платформе. Рядом с сенатором стояли еще двое, мужчина и женщина. Эндоу прицелился и выстрелил. В последний момент моргнул.

И промахнулся!

В голове у Эндоу словно титры на киноэкране проплыли слова смотрителя тира: «Не закрывайте глаза, когда нажимаете на спусковой крючок…»

Грохот первого выстрела был слышен даже в шуме и гаме парада, и Эндоу скорее почувствовал, нежели увидел, как окружавшие его люди разбегаются в разные стороны. Уголком глаза он также заметил рванувшихся к нему двух мужчин в темных костюмах.

Игнорируя все постороннее, он сосредоточил внимание на высящейся на платформе фигуре. Мысленно он представил себе сенатора в качестве мишени в тире. Изо всех сил стараясь не моргать, Эндоу медленным плавным движением нажал на спусковой крючок.

И выстрелил во второй раз.

Ракель тоже наблюдала за парадом по телевизору у себя в гостиничном номере. Первоначально она намеревалась сразу, как встанет, собрать вещи и вылететь в Вашингтон ближайшим же рейсом. Однако, не привыкнув поглощать алкоголь в таких количествах, как накануне вечером, она проснулась с жутким похмельем и невыносимой головной болью. Она глотала аспирин таблетку за таблеткой, долгое время провела под душем — сначала горячим, потом холодным, затем в полусонном состоянии бродила по номеру. Она даже не стала звонить в авиакомпанию.

Незадолго до десяти позвонил Мартин. Беседа была непродолжительной: короткий разговор между чужими людьми.

— Ракель, я не собираюсь отговаривать тебя от твоего решения. Если хочешь лететь домой без меня, пусть будет так Только, пожалуйста, не улетай сегодня, хорошо? Что же касается твоего намерения развестись, сейчас говорить об этом не время. Лично я считаю, что тебе нужно немного подождать и еще раз подумать. Нам есть что обсудить друг с другом — как будет с детьми, например.

— О детях тебе следовало бы подумать до того, как ты начал волочиться за всеми юбками подряд, Мартин. А что касается твоего предложения обсудить… ты ведь на самом деле имеешь в виду свою политическую карьеру, разве нет? Прикидываешь, не повредит ли тебе развод в глазах избирателей?

— Ладно, Ракель, если хочешь думать так, твое дело, помешать я тебе не могу. Может, у тебя даже есть кое-какие для этого основания.

— Вот здесь ты прав, черт побери! Есть у меня основания, все основания!

— Только не улетай сегодня, это единственное, о чем я тебя прошу. Вечером мы должны быть на балу Рекса, а после него — на приеме у Рексфорда. Нас там все будут ждать. И если я приду один, начнутся всевозможные сплетни. А они, по-моему, тебе самой совсем ни к чему. Бог свидетель, и без них будет достаточно паршиво, когда станет известно о нашем разводе. Если до этого, конечно, дойдет.

— Уже дошло! А насчет того, чтобы остаться до завтра… Я подумаю, больше ничего обещать не могу.

Пока, Мартин.

Повесив трубку. Ракель почувствовала, что ее всю трясет, а к горлу подступают слезы. Не в силах сдержать их, она рухнула на диван и разрыдалась. Плакала она долго. Но, выплакавшись, почувствовала некоторое облегчение. Головная боль приутихла, напоминая о себе лишь тупыми толчками в затылке.

Ракель умылась холодной водой, оделась и по телефону заказала завтрак в номер. Съела она его с удивившим ее саму аппетитом.

Она уже, конечно, знала, что останется до завтра.

Улететь сегодня было бы слишком мелочным поступком. Чтобы укрепить себя в этом решении, она позвонила в авиакомпанию и заказала билет на первый утренний рейс в Вашингтон.

Был уже почти полдень. Ракель включила телевизор. Когда камеры показали платформу Мартина, она в напряжении склонилась поближе к экрану.

Мартин с широкой улыбкой приветственно махал толпе рукой и разбрасывал пригоршни дублонов. Будто бы у него никаких неприятностей и в помине не было.

Но это — лишь его маска в политической игре, с горечью подумала она. Она уже не раз видела, как он надевает ее для публики. Случилось так, что во время одной из предвыборных кампаний его мать умирала от рака. Более того, она умерла в тот самый момент, когда Мартин, стоя на подиуме, раздаривал улыбки, заливался беззаботным смехом, отпускал веселые шутки. Потом, в уединении их гостиничного номера, он безутешно рыдал на груди у Ракель.

Ракель прогнала прочь мысли об этой стороне характера Мартина Сент-Клауда и без всякого интереса продолжала наблюдать за шествием. На одной платформе с мужем она заметила Берта Клоусона, обнимавшего за плечи девушку, которая была с ним вчера вечером в вестибюле гостиницы.

Объектив телекамеры переместился на другую платформу, и Ракель, откинувшись на спинку кресла, закурила. В полной апатии она равнодушно продолжала смотреть на экран… Это действовало на нее почти гипнотически, и Ракель чуть не провалилась в сон, но тут телекамера вновь стала показывать платформу, на которой находился Мартин.

Ракель усилием воли прогнала дремоту и сосредоточилась на изображении. Объектив телекамеры переместился на толпу, вырвал из нее человека в костюме Санта-Клауса и на несколько мгновений на нем задержался. Диктор отпустил пару язвительных реплик по поводу того, что один из празднующих масленицу, видимо, слегка перепутал времена года…

Внезапно Ракель выпрямилась и заморгала, не веря своим глазам. Санта-Клаус держал в руках пистолет, направляя его на платформу Мартина. Затем она услышала выстрел. В отчаянии Ракель лихорадочно искала взглядом платформу на телеэкране, но объектив телекамеры был направлен в другую сторону.

Диктор возбужденной скороговоркой произнес:

— Минутку, друзья! Там что-то происходит… Вот человек с пистолетом…

Санта-Клаус выстрелил во второй раз. Камера метнулась, несколько мгновений на телеэкране мелькали обрывки изображений, потом объектив вновь сфокусировался на платформе. Там царила невообразимая суматоха.

Ракель сдавленно вскрикнула. Упала на колени перед телевизором, чуть ли не вплотную прижав лицо к экрану. Мартина нигде не было видно. На платформе несколько человек стояли на коленях, и Ракель была уверена, что сумела разглядеть за их спинами распростертую неподвижную фигуру.

«Мартин! Неужели это Мартин? Боже милостивый, только не Мартин, умоляю! Не допусти, Боже милостивый, чтобы это был Мартин!»

Скороговорка диктора стала почти бессвязной:

— Кого-то там подстрелили, друзья! Но пока мы не видим кого! Кого-то на платформе, где находится сенатор Мартин Сент-Клауд. Минутку… да, там лежит чье-то тело… Самого сенатора нигде не видно…

Мартин стоял на платформе, радостно махал толпе рукой, время от времени швырял в нее горсть дублонов, машинально улыбался — в общем, проделывал все то, что положено кандидату, ведущему борьбу за высокий пост.

Мыслями, однако, он был далеко от парада.

Странно, но в глубине души у него теплилась надежда, что сегодня утром Ракель может передумать. Однако их короткая беседа опровергла это его предположение. Ее ледяной сдержанный гнев его просто потряс. Теперь он был уверен, что еще до вечера она соберет вещи и улетит в Вашингтон.

«А разве ты не этого так хотел, Мартин? — ехидно напомнил внутренний голос. — Ты же сам хотел от нее избавиться, скажешь нет?»

— Да заткнись ты! — огрызнулся Мартин, с ужасом обнаружив, что произнес эти слова вслух. Он воровато стрельнул глазами по сторонам, но вокруг царил такой бедлам, что его, похоже, никто не услышал.

«Совсем ты рехнулся, — подумал Мартин, — уже сам с собой начал разговаривать, да еще на людях!. «

Пытаясь переключиться на более приятные темы, Мартин вспомнил о свидании с Одри. Глупо было, конечно, предупреждать, что ему нужно поговорить с ней об очень важных вещах. Теперь она будет ждать. что он немедленно объявит ей о предстоящем разводе с Ракель.

А почему бы и нет? Что мешает сказать ей об этом? Судя по тону и поведению Ракель, их развод вскоре станет свершившимся фактом.

Неожиданно Мартин почувствовал, что неимоверно устал, устал и душой, и телом. Хоть бы этот парад скорее закончился! Дурацкая трата времени.

Именно так, чуть ли не слово в слово, выразилась по этому поводу Ракель.

Он вновь заставил себя не думать больше о жене и вернулся мыслями к любовнице. Сегодняшнее любовное свидание с Одри утвердит его мужское достоинство, возродит в нем силу и бодрость, вернет ему прежнюю форму. Она будет ждать его — нежная и желанная, и вожделеющая…

В мысли его ворвался посторонний звук, звук, в котором он не сразу узнал вые грел. Первым инстинктивным порывом было ощупать себя с ног до головы и убедиться, что он не ранен. Сколько раз именно это ему снилось, сколько раз он вырывался из ночных кошмаров, в которых переживал именно такой момент!

Он с облегчением обнаружил, что цел и невредим и остается стоять на ногах. Теперь он переключил все свое внимание на толпу. И сразу увидел человека в костюме Санта-Клауса, который сжимал обеими руками пистолет, направленный прямо в него, в сенатора Мартина Сент-Клауда. К Санта-Клаусу поспешно пробирались какие-то рослые мужчины…

Не успеют они, понял Мартин, не успеют…

Брету парад пришелся по душе. В самом начале, пока они не миновали пару первых кварталов, он все время помнил об угрозе покушения и ощущал напряжение и нервозность. Но вскоре это чувство прошло, и он расслабился. В основном этому способствовала Лина, которая веселилась и радовалась, словно девчонка, получившая в подарок первую в своей жизни куклу. Она без устали ойкала и взвизгивала, требуя, чтобы Брет немедленно обратил свое внимание на то-то и то-то и разделил ее восторг по этому поводу.

Про себя Брет должен был признать, что и без нее, вероятно, не пожалел бы, что решил участвовать в параде. Уроженец Нового Орлеана, он тем не менее впервые находился на платформе в самой гуще масленичного гулянья.

И все же ничто не могло сравниться с теми ощущениями, которые он испытывал в компании Лины.

Они почти сразу же поняли тщетность попыток обмениваться впечатлениями при помощи слов: расслышать их все равно было нельзя из-за оглушительного шума. Но теперь, когда они стали близки друг другу, между ними возникла особая система общения. Слова для нее были не нужны.

Брет был счастлив до идиотизма. Из-за этой крохи он совсем потерял голову. Он не мог понять, как набрался смелости просить ее выйти за него замуж.

Почему-то ему показалось, что сделать это нужно сразу после того, как они слились в объятиях во второй раз. А Лина к тому же укрепила его дух, не отвернувшись от него с отвращением, когда он признался ей в своей трусости.

— Лина, выйдешь за меня замуж?

— Да, медведище ты мой.

Все так просто. И все так сложно…

Вспомнив этот эпизод, Брет притянул ее к себе, обняв рукой за плечи. Она взглянула на него снизу вверх с ее обычной лукавой улыбкой и беззвучно зашевелила губами.

Брет склонился к ней, и она прокричала ему в ухо:

— Люблю тебя, медведище!

Брет, не находя слов от счастья, быстро-быстро закивал головой. Выпрямляясь, услышал какой-то необычный звук, сухой отрывистый треск, вознесшийся над шумом толпы, и сразу понял, что это выстрел.

Его взгляд лихорадочно забегал по множеству лиц внизу и остановился на человеке в костюме Санта-Клауса. В поднятых руках тот сжимал пистолет, и кровь застыла у него в жилах. Оглянувшись через плечо, Брет убедился, что сенатор остается на ногах и, по всей видимости, цел и невредим, хотя на лице у него застыло изумленное выражение.

Брет вновь посмотрел на человека в костюме Санта-Клауса и инстинктивно понял, что тот сейчас выстрелит еще раз. К нему бежали люди, но ничто в мире уже не могло этому помешать.

Всего один шажок, и Брет встал перед сенатором, заслонив его своим телом.

Пуля вошла Брету в левый глаз под небольшим углом и пробила череп навылет.

У него не было времени испугаться, не было времени для сожалений, для самой последней мысли.

Брет Клоусон умер еще до того, как рухнул на дощатый настил платформы.

Лина переживала лучшие в своей жизни минуты.

Она и припомнить не могла, когда в последний раз чувствовала себя такой счастливой. Парад ей страшно нравился, она считала за честь находиться на одной платформе с такими важными особами, как сенатор Мартин Сент-Клауд и Брег Клоусон, профессиональный футболист, человек, которого она любила всем своим существом. Мысленно она уже набрасывала первый абзац статьи: «Сегодня во время парада по случаю последнего дня масленицы я ехала на одной платформе с Бретом Клоусоном, которого большинство болельщиков считает лучшим на сегодняшний день игроком американского футбола среди профессионалов…»

Она почувствовала руку Брета у себя на плечах и подняла голову, беззвучно произнося губами:

— Люблю тебя, медведище.

Это была чистая правда. Боже, как же она любила этого человека!

Он заулыбался ей и выпрямился.

Лина услышала первый выстрел, но до нее так и не дошло, что это могло бы быть. Словно разозленное насекомое прожужжало у нее над головой на сверхзвуковой скорости. Она обернулась на Брета, который высматривал что-то в толпе. Но прежде чем она успела проследить за его взглядом, он шагнул и встал перед сенатором Сент-Клаудом…

Его левый глаз вдруг исчез, а затылок взорвался фонтаном серых и кроваво-красных брызг. С царственной медлительностью векового дерева он упал на дощатый помост платформы.

Лина оцепенела. Так вот что это значит — не верить собственным глазам. Происходящее было настолько чудовищно и ужасно, что осознать его сразу она не смогла.

А потом реальность обрушилась на нее ударом кувалды. Она упала на колени рядом с лежащим Бретом. Рассудок сразу подсказал ей, что он мертв: уцелевший глаз вперился в нее невидящим взглядом, любимое лицо расслаблено и неподвижно.

И все же она осторожно приподняла его изувеченную голову и бережно уложила ее себе на колени.

Склонилась к нему, не замечая, что ее слезы капают ему на лицо.

— Брет, — тихонько позвала она, — ответь мне.

Скажи, что любишь меня, медведище.

Она почувствовала, что кто-то опустился на колени рядом с ней. Чья-то ладонь нежно сжала ее руку.

— Лина, Боже мой… Какое несчастье, Лина!

Это был сенатор Сент-Клауд.

— Отпусти его, Лина, Брет мертв. Его уже нет.

Она стряхнула его руку со своей. Слезы внезапно высохли от охватившей ее ярости.

— Оставьте меня! Не смейте так говорить! Он не умер!

Даже произнося эти слова, словно заклинание, она знала, что лжет, обманывает саму себя.

Но все равно не вставала. И больше не обращала внимания на сенатора, которой по-прежнему стоял возле нее на коленях. Она продолжала баюкать голову Брета, пятная юбку его кровью.

Ворвавшийся в веселый гомон толпы чужеродный сухой треск Джим Боб распознал сразу и без всяких сомнений. Этого звука он ждал весь день. Он расслышал бы его даже среди всех других куда более громких звуков.

Он стремительно обернулся, рыская взглядом в поисках источника звука. Увидел человека в костюме Санта-Клауса с пистолетом в руке и моментально рванулся к нему. Боковым зрением Джим Боб успел заметить рядом со стрелявшим Джеральда Лофтина, но тот сразу исчез из поля его зрения. Зеваки в панике бросились врассыпную подальше от опасности.

Джим Боб расшвыривал возникавших на его пути людей, словно кегли. Он бежал, напрягая все силы, хотя и понимал, что ему не успеть. Знал он и то, что отчаянно продирающиеся сквозь толпу ему на помощь другие полисмены тоже опоздают.

Ему оставалось всего три длинных прыжка, но тут раздался второй выстрел. Джим Боб вцепился в руку с пистолетом и резко ударил ею о свое поднятое колено. Санта-Клаус вскрикнул от нестерпимой боли, и пистолет с металлическим лязгом упал на асфальт.

В этот момент к ним подскочили два полисмена.

Не ослабляя мертвой хватки, Джим Боб обернулся и злобно рявкнул им:

— Вы что, не заметили этого психа?

— Да нет, капитан, мы его, конечно, видели, но…

— А что же не задержали? Вам же было приказано обращать внимание на всех подозрительных…

— Но, капитан…

— Что «но», черт бы вас побрал?

— Он ведь в костюме Санта-Клауса! — Грубоватое лицо полисмена изобразило величайшее изумление. — Просто бросался в глаза, как белая ворона!

— Так какого черта вы его не взяли?

— Ну кому же придет в голову, что кто-то в костюме Санта-Клауса решится на такое? Для этого нужно быть просто психом ненормальным! Неужели он рассчитывал, что сможет уйти в таком виде?

— Естественно, он псих! — взорвался Джим Боб. — Кому же еще, кроме чокнутого, такое могло вообще взбрести в голову?

Джим Боб запоздало вспомнил о сенаторе и перевел взгляд на платформу. Она, как и следовало ожидать, остановилась. Однако разглядеть, что там происходит, он не смог: платформу обступила толпа.

Он подтолкнул убийцу к полисменам.

— Наденьте на него наручники! — распорядился капитан. — Как думаете, сможете его не упустить?

Полисмены грубо скрутили Санта-Клауса. Один из них обиженно протянул:

— Зачем вы так, капитан…

Но Джим Боб его уже не слышал. Он вспомнил о Джеральде Лофтине. Оглядевшись вокруг, он обнаружил его в нескольких ярдах от себя, тот стоял на четвереньках, бесстыдно отклячив пухлую задницу на всеобщее обозрение. Джим Боб невольно расхохотался, в несколько быстрых шагов приблизился к Лофтину и с наслаждением пнул его ногой в этот трусливый зад.

Лофтин ткнулся физиономией в асфальт. Перекатился на спину и испуганно взглянул снизу вверх на обидчика. Узнав Джима Боба, неуклюже поднялся на ноги.

— А вы храбрец, как я посмотрю, — язвительно заметил Джим Боб. — Стояли же рядом с этим психом. Могли бы выбить у него пистолет. Или хотя бы попытаться!

— А чего вы от меня хотите, капитан? — огрызнулся Лофтин. — Я же не полицейский. Выбивать пистолеты — это ваша работа!

— Дерьмо! — презрительно отмахнулся от него капитан и размашистыми шагами заторопился к платформе сенатора. В отдалении слышались звуки сирен, и он понял, что к ним спешат машины «скорой помощи» и подкрепление из полиции.

Приблизившись к платформе, он растолкал теснившихся возле нее зевак и поднялся на настил. Увидев сенатора, стоявшего на коленях у неподвижного тела, с облегчением перевел дух. Сенатор Сент-Клауд тоже заметил капитана и поднялся на ноги. Теперь Джим Боб узнал распростертого на досках человека. Брет Клоусон, футболист.

«А все-таки я был прав, — мелькнуло в голове у капитана, — добавился еще один человек рядом с сенатором и спас ему жизнь».

Джим Боб сознавал, что думать так просто неприлично. Убит человек. И все же, если кто-то из этих двоих должен был умереть, то пусть уж лучше футболист. Последствий будет куда меньше.

Красивое лицо сенатора Сент-Клауда посерело от горя. Дрожащим голосом он произнес:

— Боже мой, капитан, как я ошибался! Не думал, что такое может случиться… Ну почему я вас не послушал! Ведь это из-за меня Брета убили!

Джим Боб осторожно положил ладонь на руку сенатора и даже сам удивился тому, как тепло и сочувственно звучит его голос:

— Не терзайте себя так, сенатор. Всякое бывает.

А помешать вы этому никак не могли. По крайней мере мы взяли того психа…

— Я видел его! В костюме Санта-Клауса, правильно? — Сенатор изо всех сил пытался взять себя в руки. — Выяснили, кто он?

Джим Боб покачал головой:

— Пока нет. Времени не было… — Он запнулся и настороженно склонил голову к плечу, услышав, как в авангарде парада прозвучал выстрел, а за ним почти тут же еще два. Это еще что такое? Два разных ствола, первый выстрел из одного, два последующих совсем из другого…

Подбежавший полисмен призывно махал ему снизу рукой. Джим Боб присел на корточки у бортика платформы.

— Что там за выстрелы? — напористо поинтересовался он.

— Понятия не имею, капитан. Нас тут достали жалобами, все хотят знать, почему парад остановился…

— К черту парад! — рассвирепел Джим Боб — Двигай по-быстрому к головной платформе, выясни и доложи, что там стряслось!

Он встал и огляделся по сторонам. Надо срочно возобновить движение парада, не то вспыхнет уже настоящая паника — или по меньшей мере на дорогах возникнет такая пробка, какой Новый Орлеан еще не видывал!

Джим Боб спрыгнул на мостовую. В нескольких ярдах впереди от него начинался переулок.

Джим Боб подбежал к водителю тягача, который буксировал платформу сенатора. Тот, прислонившись к капоту, безмятежно покуривал, словно убийства были неотъемлемой частью масленичных парадов и происходили каждый год.

— Убирай платформу с дороги к чертовой матери! — приказал Джим Боб. — Видишь тот переулок?

Двигай туда и жди, когда за трупом прибудет «скорая».

— Погоди, приятель! Ты вообще кто такой? — оскорбленно вскинул голову водитель. — Чего раскомандовался?

— Выполнять! — рявкнул Джим Боб, срывая на нем всю свою злость. — Или убирай платформу с улицы, или загремишь за решетку за сопротивление полиции! Живо!

— Есть, сэр!

Водитель торопливо отшвырнул недокуренную сигарету и запрыгнул в кабину. Он медленно тронул платформу с места, осторожными маневрами направляя тягач к переулку. Джим Боб взобрался на платформу. Он понимал, что через несколько минут парад возобновит движение; только считанные люди, находившиеся в непосредственной близости к месту происшествия, будут знать, что здесь случилось.

Он присел на корточки возле девушки, баюкавшей у себя на коленях голову Клоусона.

— Мисс, — тихо и ласково предложил он ей, — давайте я уведу вас отсюда? Ему уже ничем не поможешь.

— Нет? Оставьте меня! — вскинула она голову, глаза ее горели, зубы оскалены, словно у загнанного в угол зверька. — Сами убирайтесь отсюда!

Глава 18

По случаю парада Эбону пришлось взять напрокат маскарадный костюм. Из-за высоченного роста и бритой головы он был слишком приметен. На парад он заявился в костюме пирата: темный парик до плеч, рубашка с кружевами, черные ботфорты, полумаска. Не хватало лишь сабли. По его мнению, костюм он выбрал самый подходящий. Он на самом деле в определенном смысле слова был пиратом, разрабатывающим и совершающим стремительные набеги на владения белых.

Эбон смешался с теснящейся на тротуаре толпой держась в задних ее рядах, стал наблюдать, как Эмбер и Грин приводят в порядок вверенные им силы.

Они выждали момент, когда сквозь гомон толпы донесется музыка приближающегося парада, а его авангард появится в начале квартала. И только тогда образовали три ряда с интервалами в несколько ярдов, перегородивших проезжую часть от тротуара до тротуара. Эбон проинструктировал их не ложиться на асфальт до тех пор, пока первая платформа не приблизится чуть ли не вплотную.

Действия Эмбера и Грина вызвали у него одобрение. Они неукоснительно выполняли его приказы, даже Грину, похоже, удавалось держать себя в руках.

Затем со стороны соседнего квартала раздались два выстрела Парад замедлил движение, а потом и совсем остановился. До Эбона докатился слитный гул голосов, в который вплетались отдельные пронзительные вопли. Зеваки начали разбегаться в разные стороны. Бросив быстрый взгляд на своих помощников и убедившись, что те не растерялись, он осторожными шажками приблизился к краю тротуара и стал всматриваться в сторону заполошных криков. Но единственное, что он сумел рассмотреть, было столпотворение вокруг третьей, как ему показалось, от начала шествия платформы, на которой находился сенатор.

Несколько Мгновений Эбон в нерешительности колебался, не зная, как поступить. Ему необходимо было выяснить причину задержки. Потом в голове у него мелькнула тревожная мысль. Угроза покушения на Мартина. Неужели' Неужели Мартина Сент-Клауда убили? Не дай Бог! Если так, то сейчас здесь такое начнется!

Эбон взглянул на выстроившихся в три ряда демонстрантов, ожидающих сигнала ложиться. Они еще держались, но явно начинали нервничать, — не понимая, в чем заминка.

Эбон наконец принял решение и последовал за другими людьми, бегущими к месту происшествия.

Но без спешки, чтобы не привлекать к себе внимания. Сделав всего несколько шагов, он вновь замер на месте, услышав в отдалении завывание сирен.

«Скорая»? Полицейские подкрепления? И то и другое скорее всего.

Один лишь взгляд в сторону его чернокожих братьев сказал ему, что все кончено. Они не выдержали душераздирающих сирен, пугающей возможности того, что сюда нагрянет полиция в несметном числе… Ряды их сломались. Эбон тяжело вздохнул. «Гладко было на бумаге», — подумал он про себя…

Он так и остался стоять на месте, посматривая, как суетятся Эмбер и Грин, тщетно пытаясь восстановить ряды демонстрантов. Задача была невыполнимой, и Эбон даже не подумал прийти к ним на помощь. Бессмысленно. К тому же полицейские наверняка получили особые распоряжения на случай его возможного появления. И если они его приметят, то воспользуются этим как предлогом для того, чтобы взяться за дубинки, а вот такого поворота в демонстрации Эбону совсем не хотелось.

Его соратники стали ускользать по одному. Эмбер и Грин перебегали от одного к другому, беспрерывно уговаривая и отчаянно жестикулируя, но стоило им лишь отойти на несколько шагов, как тот, с кем они только что разговаривали, незаметно нырял в толпу.

На месте оставалась лишь жалкая горстка демонстрантов. Внезапно Грин издал яростный вопль и откуда-то из-под одежды выхватил пистолет. Изрыгая грязные ругательства, бросился к полицейским, хлопотавшим вокруг первой платформы. Выстрелил на бегу, но, насколько Эбон мог судить, ни в кого не попал.

Грин был только на полпути к платформе, когда полицейский в форме упал на колено и, сжимая пистолет обеими руками, дважды выстрелил — так, быстро, что отрывистые хлопки слились в один.

Обе пули угодили Грину в грудь. Он замер на месте, будто наткнулся на каменную стену, полуобернулся, рухнул на бок и, прокатившись по асфальту, застыл у самого края тротуара в нескольких ярдах от ног Эбона. Стоявшие вокруг люди метнулись от него подальше. Эбон же несколько мгновений оставался на месте, глядя сверху вниз на неподвижное тело с чувством жалости и сострадания.

Однако, увидев, что к мертвому негру сбегаются полицейские, Эбон осторожно попятился и растворился в толпе.

Чувство жалости его уже покинуло. В своих оценках Грина он оказался прав. Парень стал неуправляемым и превратился в угрозу для самого существования Лиги. Ни один человек в своем уме, пусть даже обуянный расовой ненавистью к белым, не станет стрелять в кучу вооруженных полицейских.

Так что полиция оказала Эбону добрую услугу. У него не было возможности взять и выгнать Грина из Лиги: тот ни за что бы с этим не смирился. Его пришлось бы убирать. А полиция решила эту проблему ко всеобщему удовольствию. К тому же, как был уверен Эбон, теперь возникнет весьма выгодный побочный эффект. Так бывает всегда, когда полицейские убивают чернокожего — не важно, при каких обстоятельствах. Живой, Грин был бы помехой. Мертвый, он скоро станет принесшим себя в жертву мучеником. Уж об этом Эбон позаботится, будьте уверены.

Эбон, держась поближе к стенам зданий, крался по тротуару, пока не поравнялся с платформой сенатора. Там он увидел, как капитан Форбс приказывает водителю тягача убрать платформу с дороги. Когда платформа приблизилась к тому месту, где стоял Эбон, он рассмотрел стоящего на ней Мартина Сент-Клауда. Лицо сенатора было искажено ужасом и горем, но он был явно цел и невредим.

У Эбона вырвался вздох облегчения. Если бы Мартина убили, он был бы по-настоящему огорчен. Помимо того что сенатор вызывал у Эбона, как бы он этому ни противился, чувство приязни, Эбон в глубине души сознавал, что в одном Мартин был прав: он делал все, что в его силах, чтобы помочь чернокожим людям. И его гибель нанесла бы ущерб делу всего негритянского населения.

Кое-кто из находившихся на платформе стал спрыгивать на мостовую, и взгляду Эбона предстал распростертый на досках Брет Клоусон, голова его покоилась на коленях какой-то блондинки.

После получасовой задержки парад, лишившийся одной платформы, продолжил свой путь.

— Подайте хоть что-нибудь, мистер. Умоляю, мистер!

Лишь те, кто находился в непосредственной близости от места происшествия, знали причину заминки, но только немногим из них было наверняка известно, что именно случилось. Конечно, тут же поползли слухи: произошла стычка, в перестрелке погибло несколько негров и два полицейских, сенатор Мартин Сент-Клауд убит черномазым, губернатор направил к месту событий Национальную гвардию и так далее…

Но слухи эти лишь добавили остроты масленичному гулянью. А вскоре о них забыли и зеваки, и участники шествия.

Дождем сыпались дублоны; народ вопил, хохотал и беззастенчиво проталкивался поближе к колоннам парада. Те же среди все сгущающейся толпы продвигались по Кенел-стрит, пока не свернули во Французский квартал, где улицы были значительно уже, а давка в толпе стала почти невыносимой. Люди высовывались из окон и стояли на узеньких балкончиках, приветствуя парад криками и швыряя вниз пригоршни конфетти, а иногда все что ни попадало под руку.

Толпа несла потери. Двое скончались от сердечного приступа. Споткнувшуюся женщину затоптали: одна нога у нее оказалась сломанной в двух местах. В подъезде, мимо которого медленно проплывали платформы и безоглядно спешили люди, зверски изнасиловали девушку. У женщины на девятом месяце беременности прямо на тротуаре начались преждевременные роды. В этом случае толпа благородно потеснилась, чтобы освободить ей хотя бы какой-то пятачок пространства. К счастью, среди зевак нашелся врач; доктор этот, не сумевший подавить в себе чувство долга, был трансвеститом, щеголявшим в костюме южной красавицы. Ему поэтому, считай, повезло, поскольку все в толпе приняли его за акушерку. На следующий день по городу пронесся слух о том, что, благополучно родив здорового младенца, новоиспеченная мамаша на своих двоих сопровождала арьергард парада.

— Подайте хоть что-нибудь, мистер. Умоляю, мистер!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

СКОРБНАЯ СРЕДА

Глава 19

Рексфорд Фейн, хотя и тщательно скрывал свое состояние, был вне себя от ярости.

В его доме собралось две дюжины гостей, которых он пригласил к себе на вечеринку после бала.

Они усиленно поглощали предлагаемые напитки и болтали между собой, превознося сегодняшний парад, похваливая и одновременно поругивая бал Рекса, в общем, веселились вовсю, как и полагается на любом приеме у Фейна.

И все же подспудно в поведении гостей ощущалось почти похоронное настроение. Веселье казалось фальшивым, смех — деланным.

Фейна это беспокоило меньше всего. Определенная доля натянутости была вполне естественной. Хотя попытка покушения на сенатора Сент-Клауда провалилась, другого человека все-таки убили. Человека, в Новом Орлеане хорошо известного, во всяком случае среди футбольных болельщиков. А они, Фейн был в этом уверен, разнесли молву о гибели Брета Клоусона по всем происходящим сегодня вечером в Новом Орлеане балам и вечеринкам. Завтра с выходом утренних газет эта весть будет на устах у всех новоорлеанцев.

Но больше задевало Фейна, что на его приеме отсутствовали Мартин Сент-Клауд и его супруга. Хотя уже перевалило за полночь, они так и не появились.

Фейн, который держался в сторонке и мрачно прихлебывал разбавленный содовой бербон вместо обычного на людях пунша «Плантаторский», в глубине души уже понял, что Сент-Клауды к нему на вечеринку не придут.

Фейн в течение дня и вечером несколько раз звонил Мартину в гостиницу, и каждый раз там ему отвечали, что сенатор распорядился ни с кем его не соединять.

Более того, ближе к вечеру Одри вернулась домой вся в слезах, что было для нее вовсе не свойственно. Мартин не только не пришел на свидание в их гнездышко, но даже не удосужился ей позвонить.

В общем-то Фейн не винил Мартина за то, что тот малость перепугался. Пуля, в конце концов, предназначалась-то ему. Мартину просто повезло, что она его миновала. Хотя, нехотя признался сам себе Фейн, такое суждение не совсем справедливо. От капитана Форбса ему стало известно, что спасение Мартину явилось в лице Брета Клоусона. Но футболист не был тем, кого Фейн готовил в президенты, и потому он не стал терять время на размышления о его поступке и судьбе.

Исчезновение Мартина из поля зрения после покушения на его жизнь сильно повредит ему в глазах избирателей. Большинство из них станет думать, что он так перетрусил, что при первом же признаке опасности поспешил юркнуть в надежное укрытие.

На эту попытку покушения на сенатора Фейн очень рассчитывал. Более того, он ее ждал. Речь шла только о попытке, естественно, никак не об убийстве. Сегодняшний день должен был существенно поспособствовать политической карьере Мартина.

Но он должен быть на виду, черт побери, иначе выгоднейшее для него событие теряет всякий смысл.

Фейн отпил большой глоток бербона и принялся яростно жевать кончик сигары.

— Пап?

Фейн обернулся на звук голоса своей дочери.

— Мартин, похоже, уже не появится?

— Выходит, так, дочка. Сдается мне, сегодня мы его не дождемся.

— Несколько раз пыталась дозвониться к нему в гостиницу, но гам говорят, что он распорядился ни с кем не соединять. Как думаешь, стоит попробовать еще раз?

— Не знаю, — хмыкнул он, — я и сам ему названивал. Пытался и припугнуть, и улестить девчонок на коммутаторе, но все впустую. И уж если они меня не соединили, то тебе и подавно ничего не светит.

— А может, мне самой поехать к нему в гостиницу? — нерешительно предложила Одри.

— В час ночи? — Он ободряюще ласково погладил ее по руке. — Не сердись, девочка моя, но, думается, ничего путного из этого не выйдет. У Мартина, в конце концов, сегодня был трудный день. Но не может же он вечно скрываться у себя в номере. Завтра появится. Сегодня ведь ничего такого не стряслось, что могло бы изменить его чувства к тебе, насколько я понимаю.

— Надеюсь, — неуверенно согласилась Одри. Она пошла прочь, понурив голову. А ведь обычно несла ее высоко и гордо.

«Черт бы тебя побрал, Мартин, — подумал Фейн, — да кого ты из себя вообще строишь?.. Нет, с ним требуется потолковать как следует!»

Кто-то тронул его за рукав и робким голосом пролепетал:

— Мистер Фейн…

Фейн резко повернул голову и увидел перед собой раскрасневшееся лицо Джеральда Лофтина.

— А вам какого черта еще надо? — откровенно грубо поинтересовался он.

Лофтин попятился. Сейчас он был сам на себя не похож: галстук съехал набок, волосы взлохмачены, в глазах — неприкрытый страх. Фейн старательно избегал его весь вечер, но исподволь наблюдал, как Лофтин потерянно бродит по дому, не забывая тем не менее подливать себе в стакан, который не выпускал из рук.

— То дело, которое мы наметили на сегодняшний вечер, — робко начал Лофтин. — Что-то я сенаторши не вижу… Она не пришла, что ли?

— Не пришла и не придет! — отрезал Фейн.

Лофтин перевел дух и стряхнул со лба обильно выступившие капли пота.

— Тогда мне здесь, наверное, делать больше нечего… Да и денек у меня сегодня выдался не из легких…

— Ага, слышал, слышал, а как же, — ехидно подтвердил Фейн. — Я ведь успел побеседовать с капитаном Форбсом. Вот он и рассказал мне, что вы стояли вплотную к тому психу; могли бы запросто выбить у него пистолет из рук, если бы захотели!

— Но это же был сумасшедший, мистер Фейн, — плаксивым голосом возразил Лофтин. — А разоружать маньяков — это не моя работа…

— А какая у вас вообще работа? — перебил его Фейн.

— Я не совсем понимаю вас, — недоуменно уставился на него Лофтин.

— Объясняю, — повысив голос, заявил Фейн. Он заметил, что гости начинаю г оборачиваться на них, но не стал обращать на это внимания. — У вас больше нет никакой работы. Работу вы потеряли в ту самую минуту, когда позволили этому психу стрелять.

Просто не успел сообщить вам об этом!

— Но это же несправедливо, мистер Фейн! Ведь я ни в чем не виноват!

— Справедливо, несправедливо — судить буду я!

А теперь пошел вон из моего дома. Чек получишь утром в гостинице. И после этого убирайся из Нового Орлеана, чтобы духу твоего здесь не было! А попробуешь найти какую-нибудь работу в этом городе, уж я позабочусь, чтобы тебя погнали в шею еще до первой получки.

Лофтин распрямил плечи, лицо вспыхнуло багровыми пятнами.

— Вы не посмеете! Я никому не позволю так со мной обращаться!

— Еще как посмею! — Фейн угрожающе шагнул к Лофтину. — Пошел вон, пока тебя взашей не вытолкали!

Лофтин несколько мгновений медлил, потом повернулся и торопливо зашагал прочь. Люди расступались перед ним, освобождая дорогу, и он перешел на спотыкающуюся трусцу, стараясь избежать любопытно-насмешливых взглядов.

Когда Лофтин скрылся из виду, гости обратили любопытные взгляды на Фейна. Он издевательски-шутовским жестом поднял стакан, будто предлагая тост, и допил бербон до дна.

Пусть эти ублюдки глазеют. Обычно он устраивал выволочку своим работникам один на один, но не грех и напомнить всем, что с Рексфордом Фейном шутки плохи!

Лина так и не сомкнула глаз всю ночь до утра.

Оставшись наедине со своим горем, она мерила шагами гостиничный номер до той поры, пока рассвет, словно мутные струйки воды с грязной посуды, не начал сочиться сквозь оконные стекла.

Обычно в такие моменты, полагала она, принято напиваться до бесчувственного состояния, однако алкоголя Лина, как правило, чуралась. Выпивка ей нравилась лишь в тех случаях, когда можно было от души повеселиться. В этот же черный час ее жизни она сомневалась, что сможет когда-нибудь опять отдаться веселью.

После того как все кончилось, сенатор Сент-Клауд проводил ее до гостиницы. В вестибюле он осторожно поинтересовался, стоит ли ей оставаться одной.

Лина ответила, что только этого и хочет. Прощаясь, сенатор посоветовал принять пару таблеток снотворного. Однако Лина вообще избегала снотворного. И в любом случае сегодня она никаких таблеток принимать не стала бы. Слишком во многом ей предстояло разобраться. Вызванное снотворным забвение — отнюдь не ответ на терзающие ее вопросы.

Все было так прекрасно — и так недолго. С Бретом Клоусоном она была знакома менее недели, а узнавать его по-настоящему начала лишь с ночи понедельника — с той ночи, что провела в его постели, в его объятиях. Но было бы ее горе не столь глубоким, а ощущение утраты не столь острым, если бы она знала и любила Брета многие месяцы, многие годы, всю свою жизнь?

Лина не могла даже представить себе боли, мучительнее той, что изводила ее сейчас.

Вскоре после рассвета она, еле передвигая ноги, из последних сил добрела до своей портативной электрической пишущей машинки. Присев, несколько секунд она пристально рассматривала ее. И принялась печатать: усталость сняло как рукой.

«Сегодня, в последний день масленицы, в Новом Орлеане я находилась во время парада на одной платформе с Бретом Клоусоном — многочисленные болельщики предпочитают называть его Медвежьи Когти, — с лучшим игроком среди профессионалов американского футбола.

Брет, улыбающийся, безмятежный, радостный, высился на платформе и приветственно махал толпе рукой. Шум стоял такой, что разговаривать было почти невозможно. Я пыталась сказать ему кое-что, но он не расслышал. Брет склонился ко мне, и я…»

Тут Лина расплакалась. Она упала лицом на машинку, изо всех сил стараясь унять слезы. Наконец взяла себя в руки и продолжала печатать.

«…крикнула ему на ухо.

Через несколько секунд Брет Клоусон рухнул мертвым на настил платформы, пронзенный пулей убийцы.

В личной жизни Брет Клоусон был человеком мягким, способным к проявлению огромной нежности.

Парадоксально, но он не терпел насилия в каких бы то ни было формах, даже относительно ограниченного насилия в том силовом виде спорта, в котором так преуспел. Доверительно он признался вашему корреспонденту…»

Здесь Лина вновь заколебалась, погрузившись в глубокое раздумье. Потом решительно продолжила:

«…что с самого детства испытывал ужас перед насилием, перед физической травмой. Он называл себя полным трусом, вспоминая, чего ему стоило каждое воскресенье приводить себя перед игрой в то психологическое состояние, что так необходимо для профессионального футболиста.

И все же этот человек, что считал себя трусом, без колебаний заслонил грудью сенатора Соединенных Штатов Мартина Сент-Клауда от пули убийцы.

Это был акт самозабвенного героизма, отнюдь не свойственного трусам.

Каким же был Брет Клоусон за пределами футбольного поля? Он, например, любил джаз, старый новоорлеанский джаз в стиле диксиленд…»

Пальцы Лины вновь замерли на клавиатуре, мыслями она вернулась к тому вечеру, когда они слушали музыку в клубе Пита, а Брет упоенно рассказывал ей о джазе.

И тут ее внезапно осенило — она поняла, каким могло бы быть последнее желание Брета. Фактически он высказал его в тот самый вечер. Она сама тоже этого хотела. Но сделать это нужно обязательно сегодня. Возможно ли, однако, организовать все в столь короткое время? Лина чувствовала, что самой ей это не под силу — она даже не знала, с чего начать.

К кому она может обратиться за помощью?

?Лина подняла трубку телефона и попросила соединить ее с гостиницей «Рузвельт». Дождавшись ответа телефонистки, она произнесла:

— Номер сенатора Сент-Клауда, пожалуйста.

Мартин Сент-Клауд был уверен, что заснуть ему в эту ночь вряд ли удастся.

Когда ближе к вечеру он вернулся к себе в номер, то застал там Ракель. Она не находила себе места от волнения и беспокойства.

Давясь всхлипами, она бросилась к нему на грудь.

— Черт тебя побери, Мартин Сент-Клауд, ты почему мне не позвонил? Я чуть с ума не сошла. Оборвала все телефоны, но никто ничего не знает!

Мартин был совершенно сбит с толку.

— Чего никто не знает?

— Кого убили! Я все видела по телевизору. Собственными глазами видела, как этот ужасный тип стрелял по платформе, как кто-то упал, но никто на телевидении не мог сказать, кто именно, я обзвонила всех подряд, но никто не смог мне ничего сказать.

Я подумала, что они не говорят мне, потому что я твоя жена! Стала обзванивать больницу за больницей! — Голос ее сорвался от рыданий. — Я думала, тебя убили, Мартин!

— Тихо, лапушка, успокойся. — Он прижал ее к себе, гладя по волосам. — Прости, действительно надо было позвонить тебе, но во всей этой суматохе мне как-то и в голову не пришло… По правде говоря, я думал, что ты уже улетела. Я никак не ожидал, что ты еще здесь, решил, что тебя в гостинице уже не застану.

Она вырвалась из его объятий и отвернулась, смахивая слезы со щек. Потом взглянула на него с грустной улыбкой.

— Извини за дамскую истерику, милый… Я и вправду чуть не улетела. Но когда я… когда я подумала, что ты, может быть, убит, я поняла, как сильно тебя люблю! Я не смогу без тебя жить!

— Я тоже люблю тебя. Ракель. — Шагнув к ней, Мартин приподнял за подбородок ее лицо и поцеловал в губы. И почувствовал соленый привкус. Большими пальцами нежно стер с ее щек слезы. — Никогда не покидай меня, лапушка.

— Не покину. Никогда! — Поймав его ладонь, она изо всех сил сжала ее. — Прости за все гадости, что я наговорила вчера…

— Не извиняйся. Теперь я знаю, что ты была права, .

Теперь Мартин знал также, почему он не только не пошел на свидание с Одри, но и не позвонил ей.

Даже полагая, что Ракель улетела в Вашингтон, он не хотел видеть Одри и ласкать ее, после того как был на волосок от смерти.

— Понимаешь, согласившись участвовать в параде, я стал виновником гибели человека. Ох… ты же еще ничего не знаешь. Ведь это Брета Клоусона убили сегодня.

— О Господи! Бедняга Брет. Как жалко! Но слава Богу, что не тебя, Мартин.

— Нельзя так говорить!

— Почему? Сказала что думаю. Знаю, Брет был твоим другом, но ведь ты… — Она пристально взглянула ему в глаза. — Ты сказал, что виноват… в смерти Брета? Как это?

— Брет заслонил меня своим телом; предназначенная мне пуля попала в него.

— Это был отважный и мужественный поступок с его стороны, я буду ему вечно благодарна, но все равно не понимаю, в чем твоя-то вина, Мартин? «

— Он попросился ко мне на платформу потому, что узнал об угрозе покушения. Хотел защитить меня.

Если бы я послушался тебя и отказался от участия в параде, Брет сейчас был бы жив. Но я совершил еще кое-что похуже… — Мартин при этом воспоминании пристыженно поморщился, как делал это уже много раз после того, как Брет рухнул мертвым на настил платформы. — Его подружка, спортивная журналистка Лина Маршалл, очень похожа на тебя, Ракель. Она тоже захотела быть рядом с нами. И я согласился. А знаешь почему? Мне подумалось, что если она так на тебя похожа, то большинство людей примут ее за тебя и подумают, что это ты возле меня на платформе. А когда Брета убили, мне пришло в голову: а что было бы, если бы я заставил тебя участвовать в параде? Вполне могло случиться так, что это ты лежала бы мертвой на платформе вместо бедняги Брета. Так что же я за сукин сын последний! Готов пожертвовать женой, друзьями ради своих политических амбиций… Знаю, отдает фальшью, и я никогда бы не произнес таких слов в какой-нибудь речи, но сейчас они очень к месту.

— Милый, не терзай ты себя, — нежно произнесла Ракель. — У нас у всех свои амбиции и устремления, мы все совершаем поступки, о которых жалеем, за которые потом начинаем себя ненавидеть. Ты ведь тоже человек, вот и все.

— Тот еще человек, — горько усмехнулся Мартин. — Но и это еще не все. Ты, конечно, меня возненавидишь…

— Не сейчас, Мартин. Потом. Иди сюда. — Она взяла его за руку и повела в спальню. Там она отпустила его руку и взялась за верхнюю пуговицу блузки. — Хочу, чтобы ты приласкал меня. Давно ты этого не делал. А после того как я сегодня подумала, что потеряла тебя…

Он изумленно взглянул на Нее:

— Среди бела дня?

— А с каких это пор дневной свет тебя пугает? — Ее мечтательная улыбка светилась женской мудростью. — Помнишь, как в тот раз в Джорджтауне, еще до того как мы переехали? Никакой мебели, пол жестче камня, да еще ранним утром…

— Конечно, помню. И никогда не забуду. Но… — Он продолжал смотреть на нее в полном недоумении.

Мартин никогда не претендовал на то, что способен понять женщин до конца, но всегда считал, что разбирается, как у них устроены мозги. В чем отчасти и состоял секрет его успеха у женщин. Сейчас он в этом не был так уверен: вот эту женщину ему никогда не понять.

Но так ли это действительно необходимо?

— Что «но», милый? — Ракель уже сняла блузку.

Под ней не было ничего, и полные груди, которые его руки знали так же досконально, как слепец знает шрифт Брайля, зазывно колыхнулись. Большие полные груди, как у рубенсовской натурщицы, но все еще упругие и почти не обвисшие — несмотря на то что она вскормила ими двоих детей.

Она перешагнула через скользнувшую на пол юбку и сняла колготки. Нагая, Ракель стояла, уперев руки в бедра, треугольник волос там, где соединяются ноги, поблескивал, словно тончайшее золотое плетение.

— Что «но», Мартин? — повторила она.

— А? — вздрогнул он. — Да нет, ничего, ерунда.

— Конечно, если ты не хочешь приласкать меня… — Тон, которым Ракель произнесла эти слова, был отнюдь не вопросительным, но и кокетливого заигрывания в нем не звучало.

Сейчас в Ракель ощущалась сексуальная раскованность и смелость — черта, которую он подмечал в ней в прошлом, когда у нее ни на секунду не возникало ни малейших сомнений в том, что он хочет ее в любое время и в любом месте.

Он отвернулся от нее и начал раздеваться. Вновь повернувшись к ней лицом, он обнаружил, что Ракель, покуривая сигарету, лежит на кровати. Когда она увидела его уже восставшую плоть, ее глаза подернула дымка вожделения. Она повернулась на бок, чтобы загасить в пепельнице окурок, и Мартин лег рядом с ней.

Ее губы еще пахли табаком, но он тем не менее явственно ощутил сладковато-терпкий аромат, который всегда считал уникальным, присущим одной лишь Ракель. Его руки поползли по ее роскошному телу, чуткие пальцы искали и находили некогда знакомые точки, прикосновения к которым, как он знал, возбуждали в ней желание.

Ракель оторвала свои губы от его и выдохнула:

— Милый, этого не нужно, мне нужен ты! Во мне, внутри меня! Я так долго ждала! А ты уже готов. — Она ласкающим движением прикоснулась пальцами к его напрягшейся плоти.

Мартин приподнялся над ней, и Ракель раскрылась, чтобы принять его. Он проник в нее одним стремительным толчком, и она хрипло вскрикнула:

— Да, Мартин, да! Возьми меня! Глубже! Сильнее, сильнее! Ох, еще глубже!

Ракель кончила уже через несколько секунд после того, как он вошел в нее, но останавливаться и не подумала. Тело ее содрогалось, лицо исказилось в нескончаемом экстазе…

Острота его собственного оргазма удивила Мартина. Впору признать древнее поверье, которое утверждает, что чудесное спасение от неминуемой смерти повышает чувствительность, усиливает сексуальность и порой пробуждает в человеке нечто первобытное, что заставляет его обращаться к совокуплению за подтверждением того, что в нем еще остались жизненные силы.

Ракель смогла кончить во второй раз одновременно с Мартином. Вся дрожа, она стиснула его в своих объятиях. Она долгое время не разжимала руки, не отпуская рухнувшего на нее обессилевшего Мартина. Тела их были покрыты потом, они так льнули друг к другу, что, когда он наконец перекатился на бок, раздался чмокающий звук, похожий на громкий вздох сожаления.

Он потянулся к тумбочке за сигарой. Но, взглянув на Ракель, решил пока не закуривать. Глаза ее были закрыты, она, казалось, заснула.

Мартин хотел признаться ей еще кое в чем. И сделать это нужно было сейчас. Дальше тянуть с этим более чем непорядочно и бесчестно; нужно было рассказать ей все до того, как они занялись любовью.

Он прошептал:

— Лапушка…

— Я не сплю, Мартин, — ответила Ракель, не открывая глаз. — Хотя сейчас было бы и неплохо. Последние дни почти не спала.

— Я должен тебе еще кое-что рассказать, — мрачно произнес он. — После этого тебе опять может стать не до сна. Надо было, конечно, решиться раньше.

Гнусно, что я этого не сделал.

— Собираешься признаться, что спал с другой женщиной? Для меня это не новость.

— В общем-то да… Я был уверен, что это-то тебе известно, но… — Мартин смущенно поежился. — Но это не все. Я…

— Ты спал с Одри Фейн. Это ты хотел сказать, Мартин?

Мартин почувствовал, как от изумления его брови сами собой поползли вверх.

— Как ты узнала? Мне казалось…

— А я и не знала. Вот до этой самой секунды. Просто догадалась. — Она расхохоталась, тыча в него пальцем. — Ох, Мартин, видел бы ты сейчас свое лицо!

— Ты не перестаешь меня удивлять, Ракель Раз за разом, — признался он с глуповатой улыбкой и добавил серьезным тоном:

— Но там все кончено, все. Мы договорились встретиться сегодня днем после парада. Но я не пошел. Ты сказала, что поняла, что ты едва не потеряла… Я тоже осознал, что чуть не потерял нечто очень мне дорогое.

— О, Мартин… обними меня скорее!

Она прижалась к нему, спрятав лицо у него на груди. Он стиснул ее в объятиях.

— Не могу обещать, что такого больше никогда не случится. Я себя знаю. Сомневаюсь, что до завтра сумею измениться до такой степени. Но обещаю, что это будет не Одри. Ни в коем случае.

— Мартин! — окликнула она его тихо. — Я прошу только одного… Всегда возвращайся ко мне, ладно?

— Это я тебе обещаю.

Зазвонил телефон. Не выпуская Ракель из объятий, Мартин поднял трубку. Девушка на коммутаторе сообщила:

— Сенатор Сент-Клауд, вам звонят. Некто Рексфорд Фейн…

— Никаких звонков, — резко перебил он ее. — Меня нет ни для кого, понятно? Никаких звонков, пока я не отменю это распоряжение, даже если это будет сам Господь всемогущий. Вы поняли?

— Да, сенатор Сент-Клауд. Ни с кем не соединять, пока вы не отмените это распоряжение.

Положив трубку на рычаг, Мартин обратил внимание, что в комнате темно. Наступила ночь.

— А знаешь, дорогая женушка, я проголодался! — заявил он.

— Я тоже.

— Закажу-ка я бифштекс, салат, печеный картофель и бутылочку вина, а?

— А как насчет бутылочки шампанского? Ты хоть помнишь, как давно мы вот так вдвоем не пили шампанского?

— Помню. Будет шампанское. — Он потянулся к телефону, помедлил и бросил на нее быстрый взгляд. — А давай договоримся прямо сейчас. Отныне мы будем пить шампанское как минимум раз в неделю. Только вдвоем. Согласна?

— Согласна, сенатор.

Рассмеявшись, она чмокнула его в щеку, спрыгнула с кровати и побежала в ванную.

Мартин словно зачарованный следил взглядом за соблазнительным подрагиванием ее упругих ягодиц, пока они не исчезли из виду, потом снял телефонную трубку и набрал номер.

Вечер выдался прекрасный: ни телефонных звонков, ни нужды куда-то торопиться. И хотя Мартин не мог избавиться от мыслей о безвременной смерти Брета — как, он был уверен, и Ракель, — они об этом не заговаривали. Шампанское их развеселило, потом они вновь отправились в постель и снова ласкали друг друга, на этот раз долго, медленно, бесстыдно, грубо, каждый из них жаждал последнею острого ощущения для себя, но не забывая при этом о другом Они так долго не были вместе, что ею сексуальное познание тела Ракель напоминало путешествие в неведомое и тем самым обретало новое измерение Она была столь же возбуждающей, столь же изобретательной, как и любая другая из тех женщин, что он когда-либо встречал. И он не мог понять, зачем ему вообще понадобилось искать приключений за стенами своей спальни.

«Но таким же вопросом ты задавался и раньше, Мартин», — напомнил ему его настырный внутренний голос.

Он не стал обращать на него внимания.

После того как спал прилив страсти, они блаженно лежали рядышком друг с другом. Ракель повернулась лицом к нему. Легонько скользя пальцем по его груди, она осторожно спросила:

— А то, что ты мне сказал, Мартин, к твоей карьере тоже относится?

— Нет, Ракель. Политику я не брошу. Ни за что, — твердо заявил он. — Знаю, что ты об этом думаешь. Но этого я не сделаю.

— Ну что ж… Наверное, я слишком много от тебя требую, — произнесла она тихо. — Думаю, я бы перестала тебя уважать, если бы ты поступил по-другому — Но одно могу пообещать… Останусь в сенате В президенты баллотироваться не стану. Если откровенно, то, по-моему, для такой работы я не подхожу.

— Да и из меня жена президента не вышла бы. А потом, у нас никогда бы не было такого вечера, как сегодня, например.

— Это еще почему, Господи?

— Ну, — протянула Ракель, — президент слишком занят, во-первых… и даже не могу себе вообразить, чтобы президент и первая леди занимались такими вещами, как мы только что.

— Обета безбрачия от президента не требуется, насколько я понимаю. — усмехнулся Мартин.

— Может, и нет, но, думается, я бы не смогла делать это в таком месте, как Белый дом, вспоминая всех тех великих государственных мужей, что жили в нем до меня.

— Чудачка ты, — заметил на это Мартин.

— Но ведь ты меня все равно любишь?

— Все равно люблю, — согласился Мартин.

— Вот и хорошо. А сейчас пора спать, Мартин.

Хочу рядом с тобой.

— Думаешь, нам удастся уснуть на односпальной кровати?

— Раньше ведь удавалось, помнишь? У нас первые полгода после свадьбы другой и не было.

— Как скажешь, я готов.

С довольным вздохом она повернулась к нему спиной и прижалась ягодицами к его животу. Мартин слегка изогнулся, чтобы ей было удобнее, а Ракель взяла его руку и положила ее себе между ног. Когда-то они всегда засыпали именно так. Так они заснули и сейчас.

Мартин спал долго и без сновидений. Проснулся он сразу после рассвета. Ракель лежала на спине, лаская его лицо нежным взглядом.

— Доброе утро, милый. — Она потянулась поцеловать его.

— Доброе утро, женушка. — Мартин проснулся окончательно и вдруг переполошился:

— О Боже, я же забыл отменить просьбу ни с кем не соединять!

Готов поспорить, что весь город пытается связаться со мной. Давай-ка я попрошу их снова подключить меня к внешнему миру. Да и с Рексфордом Фейном рано или поздно, а поговорить придется.

Мартин чуть не добавил, что и с Одри придется разговаривать тоже, но одернул себя в самый последний момент. Нельзя же, в самом деле, испытывать судьбу без конца.

Когда Мартин потянулся к телефону. Ракель скорчила гримаску и соскочила с кровати.

— Если ты взялся за телефон, я пошла под душ. — Сделав несколько шагов, она остановилась и, поколебавшись, со смехом добавила:

— Передай Одри привет от меня, Мартин. И скажи ей, чтобы шла она… сам знаешь куда…

Она скрылась в ванной, а Мартин от души расхохотался. Вот это женщина. Ракель Сент-Клауд! Мартин знал, что будет ей вечно благодарен за то, что она его вчера не покинула. Даже если через неделю она оставит его, он будет всегда благодарен ей за эту ночь.

Он позвонил на коммутатор и сообщил, что будет отвечать на телефонные звонки. Потом посидел несколько мгновений, не снимая руки с трубки и решая, кому звонить первому из Фейнов — отцу или дочери. Разговор и с ним, и с нею предстоял одинаково неприятный.

Но тут аппарат под его рукой разразился звонком, и Мартин от неожиданности чуть не подпрыгнул.

— Сенатор Сент-Клауд, — сказал он в трубку. — О, доброе утро, Лина. Как ты там? Да, конечно… — Минуту он слушал собеседницу. — По-моему, идея просто отличная. Уверен, Брет бы одобрил… Да, времени маловато. Намечено вскрытие, но поскольку причина смерти не вызывает сомнений, нам, может, удастся ускорить события. Как я уже говорил, положение члена сената Соединенных Штатов дает то преимущество, что появляется возможность стукнуть кулаком по столу, если надо… Займусь этим делом немедленно… Да, Лина, только что пришло в голову, что у нас не будет времени всех оповестить… Да, тут ты права, Лина. Тех, кого Брет сам захотел бы, мы собрать успеем… Посмотрю, что мне удастся устроить, и перезвоню тебе, как только смогу…

Глава 20

После того как его наконец оставили в камере одного, Эндоу заснул мертвым сном.

С того момента как он узнал, что провалил свою миссию, что убил совсем не того человека, Эндоу пребывал в своего рода эмоциональном вакууме, думать ему ни о чем не хотелось. Ему было жаль человека, у которого он отнял жизнь. Его он не знал и потому не мог определить, заслуживал ли покойный смерти. Однако еще более Эндоу сожалел о том, что сенатор США Мартин Сент-Клауд по-прежнему остается среди живущих.

На все вопросы полицейских он упорно давал один и тот же ответ:

— Мне нужен адвокат.

Никакого адвоката у него, конечно, не было; по правде говоря; он ни одного и не знал.

Сменяя друг друга, полицейские допрашивали его весь предыдущий день до десяти часов вечера; наконец один из них, грубиян с противным резким голосом, заявил:

— Сейчас этот псих ничего не скажет. Заприте его в камеру. Пусть помучается, пораскинет мозгами. К утру, глядишь, и станет поразговорчивее.

Эндоу отнюдь ничего не мучило, во всяком случае, ничего из того, что грозило ему лично. По-настоящему его тревожило лишь то, что теперь станется с бедняжкой Эстелл. Кто приготовит ей ужин? Однако и эта мысль занимала его недолго. Он провалился в глубокий сон и не просыпался до тех пор, пока ранним утром ему не принесли завтрак.

Первые его мысли после пробуждения были об Эстелл. Он понимал, что оказался за решеткой надолго, возможно, навсегда. Его могут даже казнить.

Он чувствовал, что столь позорным своим провалом заслуживает смерти. Но кто же позаботится об Эстелл? Работать она не может. Вероятно, ей придется перейти на социальное обеспечение, и эта перспектива Эндоу очень огорчала. Благотворительность значилась среди многих вещей, которые Эндоу считал пороками существующей в данной стране системы, когда все эти бездельники и паразиты отнимают честно заработанные деньги у благочестивых и трудолюбивых людей.

Он полагал, что Эстелл еще ничего не знает о том, что с ним случилось. Место его жительства полиции было неизвестно. При задержании он назвал лишь свое имя. А все документы утром во вторник оставил дома.

После завтрака он принялся ждать, когда за ним придут, чтобы отвести на новый допрос. Говорить полицейским он, однако, ничего не собирался, пока не встретится с адвокатом. Этому Эндоу научился из телепередач.

Но когда сразу после девяти часов в его камере появился полицейский, события приняли неожиданный для Эндоу оборот. Он был препровожден в небольшую комнатушку с выкрашенными скучной зеленой краской стенами, где находились два стула и стол. Его втолкнули внутрь и заперли за ним дверь на замок.

В комнатушке находился также какой-то тип средних лет с редкими седыми волосами, носом в характерных красных прожилках и слезящимися карими глазками. Лицо у него было скорбным, как у спаниеля.

На коленях он держал обшарпанный портфель. При появлении Эндоу он веч ал и положил портфель на стол.

— Мистер Эндоу? Здравствуйте. Я адвокат. Тед Барлоу.

— Мой адвокат? — подозрительно уточнил Эндоу. — У меня нет адвоката.

— Теперь есть. Если, конечно, не откажетесь от моих услуг. — Тип подобострастно улыбнулся. — Вы заявили в полиции, что требуете адвоката, но не назвали его имени. Они предположили, что у вас нет денег, и пригласили меня. Суд довольно часто назначает меня защищать клиентов, которые не располагают средствами для оплаты адвокатского гонорара.

Мысль о том, что все это сильно смахивает на благотворительность, привела Эндоу в сильное раздражение. Однако он заставил себя успокоиться. Адвокат ему нужен, а денег у него на оплату его услуг и вправду не было С чувством огромного облегчения он пожал протянутую ему руку. Теперь все будет в порядке; теперь есть у кого спросить совета.

Барлоу указал рукой на стул, и Эндоу устроился за столом напротив адвоката.

— Первое, что мы должны с вами решить, это на чем строить защиту. Вас взяли с поличным, мистер Эндоу. Свидетели, пистолет и все такое прочее. Убийство первой степени, мистер Эндоу. Ах да, еще и дневник, не будем забывать… где вы писали, что замышляете убить сенатора Сент-Клауда.

Эндоу изумленно хмыкнул:

— А откуда они узнали, что это я писал? Я им не сказал ни слова!

— Вчера вечером вы подписали квитанцию об изъятии у вас личных вещей, мистер Эндоу. Они сравнили ваш почерк с тем, каким написан дневник. Как я начал вам объяснять, мы должны решить, как нам поступить. Советую вам не признавать себя виновным на том основании, что вы находились в состоянии временного помешательства…

— Нет! — грохнув кулаком по столу, возопил Эндоу. — Я не сумасшедший!

— Сумасшедший вы или нет — на данном этапе не важно. Решать это будут эксперты…

— Я не сумасшедший! — Эндоу вскочил на ноги. — Я был избран убить сенатора США Мартина Сент-Клауда. Мне была ниспослана миссия избавить мир от этого порочного и безнравственного субъекта!

— Избран? Ах, ну да, несомненно… — Барлоу, похоже, был слегка обескуражен. — Позвольте спросить просто из любопытства, мистер Эндоу, почему все же именно сенатор Сент-Клауд? Вы его знали?

Он чем-нибудь навредил вам лично?

— Да не знаю я его. И никогда не встречался лицом к лицу. Но он олицетворение зла, развратник; защитник черномазых, он… — Голос Эндоу начал срываться на визг.

Барлоу встревоженно заерзал на стуле.

— Ладно, ладно, мистер Эндоу. С этим мы разберемся попозже. А сейчас нам нужно решить два вопроса. Во-первых, хотите ли вы, чтобы я представлял ваши интересы в суде?

Эндоу в нерешительности заколебался. От одной лишь мысли, что этот человек может сейчас уйти и оставить его один на один со всем миром, сердце его затрепетало в паническом страхе.

— Но мне ведь нужен адвокат?

— Адвокат вам нужен, — сухо подтвердил Барлоу. — Думаю, мы можем смело констатировать этот факт.

— Денег платить адвокату у меня нет.

— Знаю. Уверен, мы что-нибудь придумаем… Теперь по поводу линии вашей защиты… — Заметив, что на лице Эндоу появилось упрямое выражение, адвокат решил сменить тактику. — Ладно, этим займемся позднее. В данный момент, возможно, подобный вопрос обсуждать преждевременно. — Он встал. — Сейчас я пришел только для того, чтобы присутствовать на вашем допросе. Вы готовы отвечать на вопросы? Я все время буду рядом, чтобы предупреждать, на какие вопросы вам отвечать, а на какие не следует.

— Готов, — коротко ответил Эндоу. — У меня ведь теперь есть адвокат. Мне нужно, чтобы они знали, почему я это сделал.

— Ax вот как… Ладно, посмотрим. — Адвокат взял со стола портфель и словно невзначай обронил:

— Прессе стало известно о вашем дневнике… Журналисты проявляют огромный интерес к его содержанию…

— Нет, не хочу, чтобы о моем дневнике трепались все газеты!

— Речь может идти об очень больших деньгах.

Ваш дневник хотели бы заполучить информационные агентства; мы могли бы выторговать еще больше, если бы заставили общенациональные журналы за него драться.

«Вот он, выход! — обрадованно подумал Эндоу. — Господь Бог не покинул меня в беде! Он указал мне путь, научил, как позаботиться об Эстелл». Он отвернулся от адвоката и несколько мгновений смотрел в крошечное зарешеченное оконце на захламленный дворик позади тюрьмы. Вспомнил вдову Освальда. За ее рассказ ей предлагали любые деньги. А его повествование уже все записано, один дневник, правда, попал в руки полиции, но остальные тетради, где в подробностях живописуются еще два убийства, надежно заперты в чемоданчике, который хранится у него дома.

Эстелл разбогатеет и сможет нанять кого-нибудь себе в помощь.

Он повернулся к адвокату.

— Если они так заинтересованы в одном дневнике, я смогу получить больше денег еще за два?

— В зависимости от их содержания, — осторожно ответил Барлоу. — А что в них?

— Я убил еще двух неисправимых грешников.

Раньше, до этого, — гордо заявил Эндоу. — Об этом и написано в других тетрадях.

— Еще двух? — встрепенулся Барлоу. — Политиков?

— Да. Не таких, правда, важных. Сенатора штата и мэра. Там, на востоке.

Алчность пламенем полыхнула в глазах Барлоу.

— А где же эти тетради?

— У меня дома. Заперты в чемоданчике под кроватью. Но сначала нам с вами придется кое-что уладить… — Эндоу вновь сел на стул и принялся объяснять адвокату:

— Это касается моей жены, Эстелл. Она калека, прикована к инвалидному креслу, когда меня нет рядом, позаботиться о ней некому.

Поэтому если я получу деньги, то прежде всего хочу обеспечить за ней нормальный уход…

Джим Боб был занят упаковкой тех немногочисленных вещей, которые успели скопиться на его временном командном пункте. Ему предстояло вернуться к своему постоянному месту работы в деловом центре города.

Внезапно он услышал, как за его спиной открылась и закрылась дверь. Он выпрямился и обернулся.

И нисколько не удивился, увидеть стоявшего на пороге Эбона. Его наголо обритая голов? отливала металлическим блеском, внушительная фигура распирала тесный тренировочный костюм.

— Насколько я знаю, вы хотели поговорить со мной, капитан? — произнес Эбон с мрачным выражением лица.

— Интересно, откуда же ты это узнал? — сухо спросил Джим Боб.

Он жестом предложил Эбону стул, а сам устроился за своим столом. Сунул в рот остывшую трубку.

Сегодня в общем-то она ему была не нужна. Масленица и все связанные с ней проблемы позади, так что можно и расслабиться. Хоть немного.

Несколько долгих мгновений Эбон медлил, потом все же сел на предложенный ему стул. Очень нехотя, как показалось Джиму Бобу. Капитан в полном молчании не сводил пристального взгляда со своего гостя, стараясь хранить на лице равнодушное выражение.

Эбон заерзал на стуле и сердито нахмурился.

— Капитан, я пришел сюда не за тем, чтобы вы на меня вот так пялились! — зло выпалил он.

— Да? А зачем же ты пришел?

— Я уже сказал. Слышал, вы меня ищете. Мне стало любопытно, какие обвинения…

— Ты же знаешь, Эбон, против тебя не выдвинуто никаких обвинений. Хотя… — Джим Боб сделал многозначительную паузу. — Это дело с одним из твоих людей… как ты его звал? Грин, если не ошибаюсь?

Думается, здесь кое-что можно сообразить… Подстрекательство к беспорядкам, приведшее к смертельному исходу.

— Что за чушь, капитан! Сами знаете, никому нет дела , до того, что вчера убили еще одного негра. Вот если бы это был белый, какой-нибудь ваш боров…

— Тут ты абсолютно прав, Эбон, — одобрительно закивал головой Джим Боб. — Если бы все случилось по-другому, если бы твой Грин убил полисмена, он был бы уже арестован по обвинению в убийстве. Да и ты с ним заодно оказался бы за решеткой… У твоих братьев сегодня появился новый мученик, так ведь?

— У белых тоже. Герой. Футболист этот.

— Да, уверен, сейчас о старине Медвежьи Когти в Новом Орлеане говорится много добрых слов. — Пронзительный взгляд капитана остановился на бесстрастном лице Эбона. — Сдается мне, тебе его не очень жаль, а?

— Да не особенно, — небрежно пожал плечами Эбон.

— Я имею в виду, что ты не станешь лить слезы себе в пиво только потому, что его убили вместо сенатора Сент-Клауда. Сенатор ведь твой дружок, так?

И если бы он погиб сегодня, это повредило бы твоему делу, так?

— Ни один белый не может быть нашим дружком, капитан, — высокомерно заявил Эбон, — Но должен признаться… да, я рад, что Мартина вчера не убили. Слышал, вы задержали человека, который пытался это сделать?

— Ага, он у нас под арестом. Пока ничего не выяснили. Молчит как рыба. — Джим Боб пожал плечами. — Сегодня утром пригласили ему адвокатишку, тот еще фрукт, который надеется заработать денежку и рекламу на защите психа, пытавшегося убить сенатора США. Я рассчитывал, что этот ненормальный может разговориться в присутствии адвоката. Хотя и не жду, что узнаю больше, чем мне известно сейчас.

— И что с ним будет?

— Да ничего особенного. Его адвокат заявит о невиновности подзащитного на том основании, что тот находился в состоянии временного помешательства. Или что-нибудь еще придумает в том же духе.

Так ведь он и есть сумасшедший — самый натуральный. Вот его и упрячут под замок вместе с такими же, как он, психами.

Эбон неожиданно поднялся со стула.

— Ладно, капитан, если я вам больше не нужен, мне пора идти.

— Сделай одолжение. Спасибо, что заглянул, Эбон.

Всегда рад тебя видеть, — приветливо помахал ему рукой Джим Боб и, дождавшись, когда Эбон подошел к самой двери, невинным тоном спросил:

— Паршиво, что твоя лежачая демонстрация так накрылась, а?

Эбон обернулся с искаженным злостью лицом, потом заставил себя улыбнуться.

— Паршиво, и не говорите… Но ведь еще не вечер: будет еще масленица, будут и парады.

— Что верно, то верно, — мрачно согласился Джим Боб.

— Так что у нас на подготовку целый год впереди. — Теперь Эбон уже расплылся в широкой издевательской улыбке. — Но не думайте, капитан, что я брошу все силы только на это. Лига вам весь год ни на час покоя не даст, день за днем всю плешь проест!

Эстелл Эндоу всю ночь почти не спала. Лишь несколько раз проваливалась в забытье на считанные минуты. Еще до того как парад Рекса приблизился к дому, на балконе которого она сидела в инвалидном кресле, все окрестности уже так и гудели слухами.

Незадолго до того как припозднившееся шествие достигло их квартала, к ней в крайнем возбуждении ворвался Донни Парке.

— Вы слышали, миссис Эндоу? На Кенел-стрит такая пальба была! Несколько человек перестреляли!

А на одной из платформ убили сенатора США!

Не дожидаясь ответа, Донни умчался прочь, оставив Эстелл наедине с жуткими предчувствиями, мучившими ее остаток дня и всю ночь. В страхе она ожидала известий от Френа, терзалась опасениями, что в любую минуту к ней нагрянет полиция. Однако ночью ее никто не потревожил, если не считать ее собственных беспокойных мыслей. Ей пришло в голову позвонить в полицию и осведомиться, что они сделали с ее мужем: арестовали или убили? Звонить, однако, она не стала. Если они не схватили Френа, такой звонок только возбудит их подозрения. В глубине души она, конечно, чувствовала, что с Френом произошло что-то ужасное. Никогда еще — во всяком случае, после того несчастного случая — не было такого, чтобы Френ не пришел домой.

В конце концов где-то посреди ночи она принялась обзванивать больницы. Не называя себя, интересовалась, не поступал ли к ним некто Френсис Эндоу.

Ни в одной больнице Нового Орлеана он среди пациентов не значился. В полном отчаянии она позвонила в городской морг. Там ей ответили, что ни о каком Френсисе Эндоу слыхом не слыхивали. Она почувствовала минутное облегчение, но затем подумала, что если Френ лежит в какой-нибудь больнице под усиленной охраной полицейских, то они отдали приказ никому не сообщать об этом ни под каким видом. Такое же распоряжение могли получить и в морге.

Всю ночь Эстелл оставалась в инвалидном кресле.

Она курила сигарету за сигаретой, впадая время от времени в дремоту. Она смогла бы сама, пусть и с трудом, перебраться в кровать, но была уверена, что не заснет.

К тому же пересесть утром в кресло ей бы без посторонней помощи не удалось. В холодильнике она нашла кое-какие продукты — сыр и холодное мясо. Приложив немало усилий, Эстелл все же сумела сделать пару бутербродов. И съела их без всякого аппетита.

Время от времени она принималась плакать то от жалости к самой себе, то в страхе за Френа.

Сигареты у нее кончились еще задолго до рассвета. Она заставила себя дождаться первых лучей солнца и только потом позвонила в колокольчик, вызывая наверх Донни. У нее оставалась одна-единственная десятидолларовая банкнота, и Эстелл вручила ее Донни, наказав купить Две пачки сигарет и утреннюю газету, а на сдачу — какой-нибудь соус к бутербродам. Донни не скрывал своего любопытства по поводу необычного в это время отсутствия Френа, но говорить ему по этому поводу Эстелл ничего не стала. После того как парнишка ушел, она подумала, что эта его неосведомленность даже обнадеживает.

Если Френ арестован или убит, во Французском квартале об этом еще не слышали. Ведь Донни Парке все сплетни обычно узнавал первым.

Когда Донни вернулся с покупками, Эстелл с жадностью схватилась за газету. Она выяснила, что во время вчерашнего парада Рекса были убиты двое — чернокожий революционер и профессиональный футболист Брет Клоусон. Цитировалось заявление властей о том, что смерть Брета Клоусона была случайной и наступила в результате покушения на жизнь сенатора Мартина Сент-Клауда. Полиция также упомянула о задержании подозреваемого, однако имя его либо иные подробности сообщить отказалась.

Френ, это точно Френ! Значит, он жив. В противном случае они бы сообщили о его смерти, ведь правда?

Когда ненадолго до полудня раздался стук в дверь, Эстелл ни на секунду не усомнилась, что это полиция.

Однако, открыв дверь, она обнаружила за ней вместо толпы полицейских невзрачного мужчину средних лет с обшарпанным портфелем в руках.

— Миссис Эндоу? — обратился он к ней. — Вы миссис Френсис Эндоу?

— Да, — подтвердила Эстелл с бешено бьющимся сердцем. — Что вам угодно?

— Миссис Эндоу, я Тед Барлоу, адвокат. Ваш муж — мой клиент. Я только что встречался с ним…

— Френ! Что с ним? Как он?

— Если вас интересует состояние его здоровья, то он цел и невредим. Но он взят под стражу, и сегодня полиция предъявит ему обвинение в убийстве.

— Но ведь он не убивал? — с надеждой спросила Эстелл, прижимая ладонь к разрывающему грудь сердцу. — Мой Френ не способен на убийство!

— Боюсь, что это не так, миссис Эндоу. Он сознался мне в своем преступлении. Да, он убил не того человека, которого собирался, но вина его не вызывает сомнений. Ни малейших.

— Но почему? Зачем Френу убивать кого-то? Он такой заботливый и ласковый; после несчастного случая ухаживал за мной, как нянька!

— Вполне допускаю, но… — Адвокат прочистил горло. — Миссис Эндоу, не будем обманывать друг друга. Ваш муж рассказал мне, что вы прочитали его дневник, в котором он прямо заявил, что намерен убить сенатора Сент-Клауда. Узнав об этом, вы послали дневник в полицию.

— Но это же были наброски романа, который он сочинял, он сам мне сказал! — После визита Мамы Селестайн Эстелл почти убедила себя в том, что это правда.

— Да какая там книга, миссис Эндоу! — Барлоу с постным лицом сокрушенно покачал головой. — Это был план убийства. Что практически равнозначно признанию. Вы позволите мне войти, миссис Эндоу?

— О, конечно, входите, — пристыженно заторопилась Эстелл. Она откатила кресло, освобождая ему дорогу, и жестом пригласила присесть. — Вот сюда, на софу… мистер Барлоу, не так ли?

Адвокат примостился на краешке софы и достал из портфеля какие-то бумаги.

— Ваш муж, полагаю, не в состоянии оплатить услуги защитника?

Новая волна страха охватила Эстелл, в голосе ее зазвучали плачущие нотки:

— Да, это так. На подобные вещи денег у нас нет.

Господи, что же теперь с ним будет!

— Ну, с этим все в порядке, — успокоил ее Барлоу и протянул ей бумаги:

— Вот договоренность, которую мы с вашим мужем подписали сегодня утром в тюрьме. Я буду представлять его интересы, а доходы, миссис Эндоу, мы с вами поделим пополам.

— Какие доходы? — вне себя от изумления, поинтересовалась Эстелл.

— От публикации его дневников, или тетрадей, как он их называет. Кое-кто весьма заинтересован в приобретении прав на их издание.

Эстелл пришла в полное недоумение.

— Дневники? Да у него только один-единственный и был…

— Ваш муж рассказал мне сегодня утром, что убил еще двух политических деятелей и расписал подробности в двух других тетрадях.

— Неужели Френ убил еще двоих? Не верю! — в ужасе воскликнула она.

— Он сам так утверждает. Обычно люди по поводу таких вещей не лгут. Скажите, а нет ли у него чемоданчика под кроватью?

— Есть, но он всегда заперт.

— Знаю, он меня предупредил. Как видите, в этом документе он уполномочил меня открыть чемоданчик. — Барлоу вскочил на ноги, бодро потирая руки. — И рассказал, где спрятан ключ. Если позволите…

Не дожидаясь ее разрешения, адвокат прошмыгнул в спальню. Эстелл, просматривавшая переданные ей бумаги, подняла глаза, но слова протеста так и не сорвались с ее губ. Она вновь взглянула на документ и увидела внизу страницы подпись Френа. «Ф. Эндоу».

Значит, все, что говорит этот тип, правда!

С замирающим сердцем Эстелл покатила кресло в спальню. Барлоу стоял у шкафчика Френа.

Сияя всем лицом, он подбросил ключ на ладони.

— А вот и он! И под какой же кроватью у нас чемоданчик?

— Под той, — указала Эстелл, чувствуя, что ей не хватает воздуха.

Барлоу торопливо вытянул чемоданчик из-под кровати, отомкнул замок и принялся шарить в нем дрожащими от нетерпения руками. С торжествующим воплем он извлек из чемоданчика две толстые тетради:

— Вот они!

Он присел на кровать и стал листать дневники, время от времени задерживаясь на той или иной странице, чтобы изучить ее более внимательно. Потом, удовлетворенно покивав головой, продолжал читать дальше.

В голове Эстелл мысли метались, словно конфетти, подхваченные порывом ветра. События развивались для нее слишком стремительно. Она не знала, правильно ли поняла все, что ей было сказано за последние несколько минут. Она нашарила в кармане сигарету, закурила и глубоко затянулась.

В этот момент раздался громкий стук в дверь. «Полиция!» — мелькнуло у нее в голове. Пришли наконец допросить ее? Она начала было говорить что-то сидевшему на кровати адвокату, но тот с головой ушел в чтение дневников.

Вздохнув, Эстелл покатила кресло в другую комнату, осторожно маневрируя, чтобы приблизиться к входной двери и повернуть ручку замка.

Но это опять была не полиция. За дверью в возбуждении переминался с ноги на ногу молодой человек.

— Миссис Эндоу? — напористо осведомился он. — Мне тут звонил адвокат. Некто Тед Барлоу. Он упомянул о каких-то дневниках вашего мужа…

— Минутку! — К входной двери бежал еще один человек. С трудом переводя дыхание, он выпалил:

— Вы миссис Эндоу? Не подписывайте ничего! Я уполномочен предложить вам…

Глава 21

Мартин был удивлен тому, как много людей собралось проститься с Бретом Клоусоном. В прессе о его похоронах не сообщалось, устраивать их пришлось наспех. Оповестить удалось лишь самых близких Брету людей. Однако весть, видимо, разнеслась по всему Новому Орлеану из уст в уста со скоростью степного пожара.

Для того чтобы выполнить просьбу Лины об организации сегодня днем особой погребальной церемонии, Мартину потребовалось употребить все свое влияние. Чтобы ускорить события, ему пришлось угрожать, уламывать, упрашивать, обещать, требовать услугу за услугу и даже пойти на подкуп в виде головокружительной платы похоронному бюро. А в организации проведения вскрытия огромную помощь ему оказал капитан Джим Боб Форбс.

В конечном итоге все удалось уладить, и в этот послеполуденный час Скорбной среды они хоронили Брета Клоусона.

Похороны под джаз — одна из старинных новоорлеанских традиций. И насколько было известно Мартину, нигде более в мире ничего подобного не существует. Своим появлением этот ритуал обязан неграм. В самые первые годы после отмены рабства социальное страхование для чернокожих — даже на случай смерти — было недоступно. И тогда они образовали похоронные общества, или ложи. Каждый их член вносил определенную сумму еженедельно, ежемесячно либо когда появлялась такая возможность. Когда член ложи умирал, похоронное общество оплачивало все расходы по похоронам и нанимало духовой оркестр. Многие признанные авторитеты в данной области утверждают, что подлинный новоорлеанский джаз ведет свое существование от похорон под джаз. Они устраиваются практически только для чернокожих, однако иногда делаются исключения и для белых — обычно для страстного поклонника джаза или белого музыканта, пользовавшегося уважением негров.

Сегодняшние похороны под джаз были одним из таких исключений. Сейчас процессия направлялась на кладбище. Возглавлял ее оркестр Пита Делакруа. Он играл траурную мелодию «Ближе, Господи, к Тебе».

Соло на трубе виртуозно исполнял Крошка Пит.

Поскольку покойный не принадлежал к похоронной ложе, траурное шествие вместо ее членов, как это принято, возглавляли музыканты под руководством Крошки Пита. За ними следовал катафалк с гробом, который сопровождала семья Брета. Сразу после них шли Мартин и Ракель с Линой. Замыкали погребальную церемонию остальные ее участники, которых на негритянских похоронах под джаз обычно называют «вторым эшелоном». В их ровных рядах Мартин заметил много незнакомых ему чернокожих.

Некоторые из них захватили зонтики, хотя стоял ослепительно солнечный день и на небе не было ни облачка. Траурная процессия растянулась на два квартала, в нее по ходу вливались все новые и новые люди.

Мартин обратил внимание на то, что проводить Брета в последний путь собрались многие видные горожане, а также игроки футбольной команды «Сейнтс». Был здесь и Рексфорд Фейн. Он дважды пытался заговорить с Мартином — один раз в церкви и второй раз уже на улице. Но в обоих случаях Мартин молча и почти грубо отстранял его от себя. Пришли на похороны Эбон и капитан Джим Боб Форбс.

Одри Мартину на глаза не попадалась. Не то чтобы он действительно ожидал ее здесь увидеть, но все же вынужден был сознаться самому себе, что втайне рад, что ее нет. Когда сегодня утром он позвонил Одри и объявил о своем решении никогда более с ней не встречаться, ей изменила обычная сдержанность, и она обрушила на него все грязные ругательства, какие только знала. Не дожидаясь конца ее гневной тирады, Мартин повесил трубку.

Когда процессия свернула в квартал, который вел к кладбищу, и оркестр заиграл «Иду к Тебе, Господи», Ракель тронула его за рукав. Мартин взглянул в ее печальное, чуть тронутое улыбкой лицо. В порыве нежности он, едва сдерживая страстное желание поцеловать ее, коснулся пальцами ее щеки.

По другую сторону Мартина, изо всех сил сохраняя спокойствие, шла Лина. В отличие от вчерашнего дня сейчас слез на ее лице не было. И все же все ее черты выражали неподдельную скорбь. Траур она не надела — еще раньше она сказала Мартину, что Брет это бы не одобрил. Она была в желтом костюме, который придавал ей почти праздничный вид, столь не соответствующий выражению печали на ее лице. Единственной уступкой случаю стала юбка, подол которой достигал колен.

У ворот кладбища оркестр расступился, чтобы пропустить катафалк. На мгновение музыка смолкла, затем Пит Делакруа извлек из своей трубы печальные ноты мелодии «Отпусти его». Когда траурная процессия стала проходить через кладбищенские ворота, он взмахнул трубой, и оркестр заиграл похоронный марш.

Возле могилы оркестр под руководством Пита приглушенно исполнил скорбный псалм. Из обступившей ее полукругом толпы послышались всхлипы и рыдания, подчеркивавшие рвущие душу звуки траурной музыки.

Священник произнес короткую речь, и гроб опустили в могилу. Лина сдавленно вскрикнула и отвернулась Люди начали потихоньку расходиться. Однако по прошлому опыту Мартин знал, что похороны под джаз еще далеки от завершения Все, кто здесь был, вновь соберутся вместе у ворот кладбища, и церемония будет продолжена на обратном пуги.

Мартин вместе с Ракель и Линой отошел в сторону.

Лина взяла себя в руки.

— Я так рада, что мне пришло в голову устроить похороны под джаз. Это так красиво и необыкновенно трогательно. Брету бы обязательно понравилось.

С едва заметной улыбкой Мартин ответил:

— Ты еще ничего не видела. Подожди, пока мы отправимся в обратный путь.

Он отступил от них на пару шагов и раскурил гаванскую сигару.

— Весьма достойное прощание, сенатор.

Мартин обернулся и увидел перед собой Эбона.

Ко всеобщему удивлению, на нем был подобающий случаю темный костюм и галстук.

— Да, Линкольн. Но должен признаться, что слегка удивлен, встретив тебя здесь. Мне казалось, ты не одобряешь похороны под джаз, считая их наследием дядюшки Тома.

— Но я же осуждаю отнюдь не все без исключения традиции нашего народа, — сухо парировал Эбон.

Затем, смягчившись, он даже позволил себе мимолетную улыбку. — Хотя, видимо, я сам дал вам основания думать иначе. К слову сказать, завтра состоятся еще одни похороны, сенатор. Вы, наверное, слышали, что вчера полицейский убил Грина?

— Слышал, Линкольн. Прими мои соболезнования.

Эбон порывисто махнул рукой, словно отвергая сочувствие Мартина. Потом кивнул:

— Спасибо тебе, Мартин. Значит, завтра мы хороним Грина. Не так пышно, конечно. Но я посчитал нужным тебе сообщить.

Без тени колебаний Мартин ответил:

— Обязательно буду, Линкольн. Только дай знать, где и когда.

Взгляд Эбона оставался непроницаемым. Они некоторое время смотрели друг другу в глаза, потом Эбон вновь кивнул и отошел в сторону.

Кто-то потянул Мартина за рукав. Он обернулся и увидел раздраженное лицо Рексфорда Фейна.

— Нам надо потолковать, Мартин.

— Не сейчас, Рекс.

За воротами кладбища нарастал гул людских голосов, и Мартин воспользовался этим как предлогом, чтобы избавиться от Фейна. Он предложил руки Ракель и Лине, и они заторопились к воротам.

Прямо за ними выстроился оркестр Пита. Как только Мартин и его спутницы вышли с кладбища, Пит взметнул свою трубу к небесам, и оркестр грянул первые такты «Когда святые нисходят».

Толпа словно обезумела. Раскрытые зонтики полетели на землю. Люди с пением и выкриками пустились вокруг них в пляс. Многие зонтики были украшены перьями и яркими разноцветными лентами.

И тут началось танцующее, подпрыгивающее, поющее, вращающее зонтиками шествие, возглавляемое оркестром Пита Делакруа. Взявшись под руки, Мартин, Ракель и Лина влились в его ряды.

— Ох, ну и погуляли!

— Погуляли, веселились!

Зажигательный ритм джаза вихрем подхватил толпу. Автомобильное движение по улице остановилось.

Многие выходили из машин и присоединялись к шествию. Веселье было неподдельным и необузданным.

Внезапно Лина тоже запела, прихлопывая в ладоши. Мартин и Ракель подхватили мелодию вместе с толпой.

Звуки музыки нарастали и нарастали и вдруг оборвались полной тишиной.

Воспользовавшись паузой, Мартин сказал:

— Ну как, Лина? Достойно мы похоронили Брета?

Лицо Лины на миг потемнело, потом прояснилось.

— Достойно, сенатор! Да, очень! Я этот день никогда в жизни не забуду! — Она задумчиво покусала губу. — Только вот не знаю, можно ли обо всем этом написать в статье. Поймут ли меня?

— Значит, все-таки решила писать?

— О да. Просто обязана. Должна рассказать все, что знаю и помню о Брете. Хотя не уверена, опубликует ли такой материал мой редактор. Статья же будет больше о Брете как о личности, а не только о футболисте.

— По-моему, могут опубликовать. Брет был очень популярен по всей стране…

Он осекся на полуслове, поскольку вновь грянула музыка, на этот раз оркестр исполнял залихватскую версию «Радостного блюза». Толпа дружно подхватила знакомую мелодию.

Шум стоял такой, что разговаривать было невозможно, и Мартин шел в молчании, попыхивая сигарой.

Не успел он сделать несколько шагов, как почувствовал, что чья-то ладонь крепко сжала его локоть, и Рексфорд Фейн прокричал ему в ухо:

— Черт бы тебя побрал, Мартин, мне нужно с тобой поговорить!

Вздохнув, Мартин нехотя кивнул в знак согласия. Он остановился и жестом предложил Ракель и Лине продолжать путь без него. Они с Фейном отошли на тротуар и дождались, пока шествие не удалилось настолько, что шум почти стих.

— Ладно, Рекс, что тебе от меня нужно?

— Во-первых, я слышал, о чем ты там говорил с этим черномазым ублюдком! — От былого притворства Фейна не осталось и следа. Он был разъярен, и речь его утратила деланную тягучесть южанина и стала четкой и отрывистой. — Тебе нельзя идти завтра на похороны какого-то ниггера!

— Это еще почему?

— Ты и так уже натворил достаточно глупостей, мальчик мой! Твой ниггер был боевиком, революционером! Подумай, как ухватятся за это газеты! «Сенатор Сент-Клауд присутствует на похоронах чернокожего боевика!»

— Газеты пусть пишут все что угодно, — вспылил Мартин. — А на похороны завтра я пойду. Линкольн мой друг.

— С такими друзьями тебе никаких врагов не надо! — Фейн перевел дыхание, вытянул из кармана сигару и уставился на Мартина тяжелым взглядом, длинная сигара прыгала в его дрожащих пальцах. — Никак не пойму, что это вдруг на тебя нашло, Мартин! Ни с того ни с сего заявляешь мне утром по телефону, что не будешь баллотироваться в президенты…

— Все правильно, решил остаться сенатором.

— ..и еще дочурке моей такого наговорил!

— За Одри вы уж меня извините. Понимаю, что выгляжу сукиным сыном, но как решил, так и будет.

— Она не заслуживает подобного обращения!

— Нет, конечно. Но поделать ничего не могу. А теперь, Рекс, если не возражаешь… Меня жена ждет.

Он вознамерился было уйти, но Фейн цепко ухватил его за рукав. Скрипучим голосом он произнес:

— Слушай меня внимательно, Сент-Клауд. Только появись завтра на похоронах этого черномазого, и ты от меня ни цента на поддержку не получишь!

— Значит, придется обойтись без твоей поддержки.

— А без нее тебя сенатором ни в жизнь не переизберут! Да без меня тебе в штате Луизиана собак бродячих ловить и то не доверят!

Мартин стряхнул его руку.

— В таком случае мне придется рискнуть. — Он задумчиво посмотрел на Фейна. — Слушай, Рекс, мне только что пришло в голову. Ты ведь пришел сюда только для того, чтобы пригрозить мне. А на Брета тебе плевать.

— Ну и что? Я его едва знал, — пожал плечами и небрежно махнул рукой Фейн. Но когда заговорил вновь, в его голосе явственно звучала неуверенность:

— Ну почему ты не хочешь прислушаться к моим словам, Мартин? Ведь столько лет мы вместе, таких дел наворочали… И ты все это хочешь пустить псу под хвост? Черт бы тебя побрал, Мартин Сент-Клауд, ты же не можешь так поступить!

— Знаешь, что, Рексфорд, цитируя, что мне сегодня утром кое-кто из общих знакомых сказал, пошел бы ты…

Мартин не оглядываясь устремился прочь.

Ракель ждала его на тротуаре. Траурная процессия уже успела пройти чуть ли не половину соседнего квартала.

Дождавшись, когда Мартин приблизился к ней вплотную, Ракель сказала:

— Лина пошла с оркестром. Я пригласила ее поужинать с нами. Она согласилась. Завтра утром она летит домой.

— А ты, Ракель? Тоже улетишь утром? Ты ведь так ничего и не сказала.

— Думала, ты и так понял, милый. Домой я полечу с тобой, — просто ответила она и посмотрела в сторону Фейна. — Что ему от тебя нужно?

— Неужели сама не догадываешься? — Он тоже перевел взгляд на Фейна: тот, казалось, как-то съежился и потускнел.

— И что ты ему на это ответил?

Мартин взял ее за руку, и они зашагали по улице.

С довольной улыбкой он повторил ей слова, которые прежде никогда бы не дерзнул сказать Рексфорду Фейну.


 - КОНЕЦ -

Автор: Иллюстрации:


Описание:
новый Орлеан…Город блеска И изысканности, Город роскоши И темных, порочных страстей. Город, где совершают политические убийства, где сколачивают огромные состояния, где нищие становятся финансовыми королями, а вчерашние миллионеры теряют все. Город, где женщины не раздумывая идут на риск, ставя на карту ум И красоту, Любовь И секс. в этом городе всегда идет битва за успех, в которой можно проиграть жизнь…
Cвойства:
книги ⇔ женский роман
писатель ⇔ Клейтон Мэтьюз
переводчик ⇔ А. обухов
© 2014-2020 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок