Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип
Древнерусский язык
Самоназвание (на позднем этапе) рѹсьскъ ꙗзыкъ
Регионы Восточная Европа
Общее число говорящих
  • 0 чел.
Статус мёртвый язык
Вымер развился в современные близкородственные восточнославянские языки
Классификация
Категория Языки Евразии

Индоевропейская семья

Славянская группа
Восточнославянская подгруппа
Письменность кириллица , глаголица
Языковые коды
ГОСТ 7.75–97 дрр 188
ISO 639-1
ISO 639-2
ISO 639-3 orv
IETF orv
Glottolog oldr1238
См. также: Проект:Лингвистика
Replacement character.svg Эта страница или раздел содержит специальные символы Юникода .
Если у вас отсутствуют необходимые шрифты , некоторые символы могут отображаться неправильно.

Древнеру́сский язы́к (реже древневосточнославя́нский или общевосточнославя́нский язы́к ) — язык восточных славян в период примерно с VII VIII по XIV XV века , являвшийся общим предком белорусского , русского и украинского языков . Условным началом истории древнерусского языка считается время появления первых упоминаний слова русь — конец первого тысячелетия нашей эры .

Название

Самоназвание рѹсьскъ ꙗзыкъ, рѹсьскыи ꙗзыкъ : и название «древнерусский язык» не означают преемственности исключительно с современным русским языком , а объясняются самоназванием восточных славян ( русьские ), по имени государствообразующего этноса или социальной группы русь . В научных публикациях по исторической славистике используются термины нем.   Altrussisch , англ.   Old East Slavic, Old Ruthenian, Old Rus(s)ian , фр.   le vieux russe , исп.   antiguo eslavo oriental , укр. давньоруська мова , белор. старажытнаруская мова .

Лингвогеография

Диалекты и социолекты

Древнерусский язык не был единым, а включал множество разных диалектов и представлял собой результат их конвергенции , которой способствовало объединение восточных славян в составе Киевской Руси . К XI—XII векам в древнерусском языке выделяются диалектные зоны: юго-западная (киевские и галицко-волынские говоры), западная ( смоленские и полоцкие говоры ), юго-восточная (рязанские и курско-черниговские говоры), северо-западная ( новгородские и псковские говоры ), северо-восточная ( ростово-суздальские говоры ) .

А. А. Зализняк выделил две диалектные зоны на территории древней Руси. Это северо-западный диалектный тип, который был распространён на псковских и новгородских землях, которые включают территории европейского севера современной России, а также территории северной Белоруссии. Другой диалектный тип был распространён на юге (будущая Украина), в центре (будущая средняя полоса России), на востоке (нынешняя восточная часть Европейской России). При этом территориальные говоры различаются уже в XI веке, а древненовгородский диалект отчётливо отличался от киевского .

Древнерусские диалектные различия не совпадают с современными восточнославянскими. Например, считают, что в древнерусском языке не было «аканья» , которое отмечено с XIV века (хотя вопрос о его возможном возникновении в более ранний исторический период окончательно не решён). «Цоканье» же, напротив, существует с очень давних времён — примером могут служить древненовгородский и древнепсковский диалекты .

Своеобразием отличался диалект древнего Новгорода , известный по найденным берестяным грамотам .

Г. А. Хабургаев выделяет в древнерусском языке пять диалектных зон: северо-западную, северо-восточную, центральную, юго-западную и южную. Образующие северо-западный ареал древненовгородский и древнепсковский диалекты сохранили взрывное образование [g] (как и северо-восточный ареал), в то время как в остальных древнерусских диалектах развился фрикативный [γ]; сохранили развившиеся ранее цоканье, известное среди древнерусских диалектов только в некоторых говорах северо-восточного ареала, и корреляцию задненёбных и средненёбных / x / : / x’ /, / k / : / k’ /, / g / : / g’ /. Для западной части северо-западного ареала (древнепсковского диалекта) фиксируется сохранение сочетания / gl /, / kl /, противопоставленное общевосточнославянскому l . Кроме того, для северо-западной диалектной зоны были характерны следующие черты :

  • вокализм с рядом гласных верхне-среднего подъёма / ê / и / ô / (данные гласные утратились в северо-восточной и центральной диалектных зонах);
  • отвердение конечных губных согласных после падения редуцированных: сем’ > сем «семь», как и в юго-западной и южной диалектных зонах (мягкие губные на конце слова сохранились в северо-восточном ареале);
  • развитие долгих мягких согласных на месте сочетаний с / j /: плат’jе > плат’:е «платье», подобное развитие отмечалось в юго-западной и южной диалектных зонах, в северо-восточном ареале сохранились сочетания согласных без ассимиляции /j/;
  • сонантизация звонких взрывных зубных и губных в сочетании с тождественными по месту образования сонорными: одно > он: о «одно»; обман > ом: ан «обман» и другие черты.

Кроме множества устных диалектов существовала и относительно стандартизированная письменная форма древнерусского языка, использовавшаяся в основном для юридических документов. Считается, что в основе этого письменного языка Киевской Руси лежал древнекиевский диалект . Графико-орфографическая система древнерусского языка начала складываться в середине XI века .

В то же время основная масса литературы ( летописи , религиозные сочинения и др.) писалась на древнерусском изводе церковнославянского языка .

Письменность

Буква Начер-
тание
Числовое
значение
МФА Чтение Название
А а Early-Cyrillic-letter-Azu.svg 1 /a/ [а] азъ
Б б Early Cyrillic letter Buky.svg /b/ [б] бꙊки
В в Early-Cyrillic-letter-Vedi.svg 2 /w/ [ў] вѣ́ди
Г г Early-Cyrillic-letter-Glagol.svg 3 /g/ [г] глаго́ль
Д д Early-Cyrillic-letter-Dobro.svg 4 /d/ [д] добро́
Є є Early-Cyrillic-letter-Est.svg 5 /jɛ/ [е] єсть
Ж ж Early-Cyrillic-letter-Zhivete.svg /ʒ/ [ж] живѣ́ть
Ѕ ѕ Early-Cyrillic-letter-Zelo.svg 6 /ʣʲ/ [з] sѣло́
З з Ꙁ ꙁ Early-Cyrillic-letter-Zemlia.svg 7 /z/ /zʲ/ [з] зємлꙗ́
И и Early-Cyrillic-letter-Izhe.svg 8 /i/, /ɪ̯/ [и] и́же
І ї Early-Cyrillic-letter-Izhei.svg 10 [и] и
К к Early-Cyrillic-letter-Kako.svg 20 /k/ [к] ка́ко
Л л Early-Cyrillic-letter-Ludi.svg 30 /lˠ/ /lʲ/ [л] [л'] лю́ди
М м Early-Cyrillic-letter-Myslete.svg 40 /m/ /mʲ/ [м] мꙑслє́ть
Н н Early-Cyrillic-letter-Nash.svg 50 /n/ /nʲ/ [н] [н'] нашъ
О о Early-Cyrillic-letter-Onu.svg 70 /o/ [о] онъ
П п Early-Cyrillic-letter-Pokoi.svg 80 /p/ [п] поко́и
Р р Early-Cyrillic-letter-Rtsi.svg 100 /r/ /rʲ/ [р] [р'] рьцы
С с Early-Cyrillic-letter-Slovo.svg 200 /s/ /sʲ/ [с] [с'] сло́во
Т т Early-Cyrillic-letter-Tverdo.svg 300 /t/ [т] твєрдо
Ꙋ ꙋ Early-Cyrillic-letter-Uk.svg 400 /u/ [у] ꙋкъ
Ф ф Early-Cyrillic-letter-Fert.svg 500 /p/
/f/
[ф] фєртъ
Х х Early-Cyrillic-letter-Kher.svg 600 [х] хѣръ
Ѡ ѡ Early-Cyrillic-letter-Omega.svg 800 [о] ѿ
Ц ц Early-Cyrillic-letter-Tsi.svg 900 /ʦʲ/ [ц] ци
Ч ч Early-Cyrillic-letter-Cherv.svg 90 /ʨ/ [ч] чєрвь
Ш ш Early-Cyrillic-letter-Sha.svg /ʃ/ [ш] ша
Щ щ Early-Cyrillic-letter-Shta.svg /ʃt/~/ʃʨ/ [шч] ща
Ъ ъ Early-Cyrillic-letter-Back-Yer.svg /ə~ɤ/ краткое о єръ
Ꙑ ꙑ Early-Cyrillic-letter-Yery.svg /ï/ [ы] єрꙑ
Ь ь Early-Cyrillic-letter-Yer.svg /ɪ̯/ краткое е єрь
Ѣ ѣ Early-Cyrillic-letter-Yat.svg IPA: [æː] или [ɪ̯ɛː] [ӕ] или [ие] ꙗть
Ю ю Early-Cyrillic-letter-Yu.svg /ju/ [йу] ю
Ꙗ ꙗ Early-Cyrillic-letter-Iotated-A.svg /ja/ [йа]
Ѧ ѧ Early Cyrillic letter Yusu Maliy.png (900) IPA: [ɛ̃] [йа] юсъ
Ѯ ѯ Early-Cyrillic-letter-Ksi.svg 60 IPA: [ks] [кс] ѯї
Ѱ ѱ Early-Cyrillic-letter-Psi.svg 700 IPA: [ps] [пс] ѱї
Ѳ ѳ Early-Cyrillic-letter-Fita.svg 9 IPA: [θ] ~ [f] [θ] или [ф] ѳѵта́
Ѵ ѵ Early-Cyrillic-letter-Izhitsa.svg (400) [и], [в] ѵжица

Возможно существование в дохристианскую эпоху у восточных славян докириллической письменности , но на данный момент не существует доказательств в виде сохранившихся памятников. Древнерусский язык всегда писался кириллицей ; литературных глаголических памятников на территории Киевской Руси не обнаружено (впрочем, сохранились некоторые граффити, выполненные глаголицей, и их фрагменты, например, в Софийском соборе Новгорода Великого ).

Наследие Кирилла и Мефодия принесло на Русь кириллицу, называемое Первым южнославянским влиянием. Старославянский язык , на который была переведена Библия, сильно повлиял на тогдашний древнерусский язык в области орфографии и особенно в области лексики.

В последние десятилетия XIV века и в первую половину XV века на Русь был перенесён большой корпус южнославянских текстов, что вылилось в полное изменение облика русской рукописной книги  — данное явление стало называться учёными Второе южнославянское влияние . Основные особенности влияния:

  1. На рубеже XIV—XV веков устав или образовавшийся из него и с ним тесно связанный старший полуустав (простой почерк, имеющий прямые буквы) были вытеснены балканскими почерками, среди которых господствующее положение занимает младший (или южнославянский) полуустав с наклоном букв к концу строки.
  2. В русскую письменность входят через посредство южнославянской греческие по происхождению надстрочные диакритические знаки ударения и придыхания: исо , оксия , вария , кендема , камора , великий апостроф . Первоначально использование этих надстрочных знаков было факультативным, но с XV века они постепенно стали характерным признаком книжной нормы.
  3. С конца XIV века в русское правописание входят запятая и точка с запятой (были типичными для греческого скорописного письма и южнославянской книжности).
  4. С конца XIV века постепенно устанавливается правило, по которому перед буквами гласных пишутся буквы 'ї', 'i' или 'ы', но не буква 'и' (например, страданіа , за братію ).

Гласные

Буква И обозначала не только обычный гласный [и], но также неслоговой краткий гласный звук и близкий к нему полугласный [й]. И краткой в древнерусском не было, и особый диакритический знак (так называемая «кратка») для их различения на Руси применяется только с XVII века [ источник не указан 2373 дня ] в ходе «книжной справы» времен патриарха Никона. Буква «ы» (старое название — «еры») первоначально являлась лигатурой : она была составлена из двух букв — «ъ» («ер») и «і» («и»); её название сложилось из названий её частей — «ер» и «и». Относительно позже, возможно, уже в царское время, для простоты её стали писать как современную «ы».

Согласные

История

Предполагают, что «древнерусский» язык, существовавший примерно в VII—XIV вв., был общим языком для всех восточных славян, многочисленных славянских племён, составлявших так называемую древнерусскую народность  — предков белорусов, русских, украинцев. В истории древнерусского языка выделяют два периода: дописьменный — до X—XI веков, и письменный — с XI века. В XI—XIV веках, в связи с разделением Древнерусского государства на феодальные княжества, монголо-татарским нашествием, образованием новых государств на древнерусских землях, происходит распад древнерусского языка, усиливаются диалектные различия . Первые письменные памятники относятся к XI веку; древнейшая надпись на сосуде , найденном при раскопках Гнёздовских курганов возле Смоленска, относится к X веку.

Формирование

Как и другие славянские языки, древнерусский язык восходит к праславянскому языку и является результатом его распада и разделения на разные славянские языковые группы. К X веку восточные славяне развили ряд языковых черт, отделивших их от южных и западных славян. К этим чертам относились: полногласие , употребление [ч] и [ж] ([дж]) на месте праславянских сочетаний *tj и *dj ; отсутствие носовых гласных и другие. В целом же фонетическая и грамматическая системы были унаследованы из праславянского.

Расцвет

Распад

Восточнославянские наречия к концу XIV века

Превращение прежде единой раннефеодальной Киевской Руси в XI XIV веках в конгломерат независимых и полунезависимых княжеств и последовавшее за тем разорение бо́льшей части восточнославянских земель монголами привело к тому, что к середине XIV века эти земли оказались разделены между несколькими государственными образованиями: Великим княжеством Литовским, Руским, Жомойтским и иных (позже вместе с Польшей образовавшим Речь Посполитую ), Польшей (бо́льшая часть территории Галицко-Волынского княжества ), Венгрией ( Подкарпатская Русь ), Господином Великим Новгородом , Псковской феодальной республикой и конгломератом северо-восточных русских княжеств, попавших в зависимость от Золотой Орды (впоследствии все северо-восточные княжества, а также Новгород и Псков были постепенно поглощены одним из северо-восточных княжеств — Великим княжеством Московским ). Этот период обычно считают концом существования древнерусского языка как чего-то относительно единого и началом его распада (расщепления) на три близкородственных восточнославянских языка . При этом границы между украинско-белорусской зоной диалектов, с одной стороны, и русской диалектной зоной — с другой — не всегда в точности совпадают с московско-литовской границей, а некоторые изоглоссы , разделяющие ныне три восточнославянских языка, восходят к достаточно ранним диалектным различиям, иногда ещё домонгольского времени.

Сформировался западнорусский письменный язык («руськи езык»), использовавшийся в Великом княжестве Литовском . Выделяются тексты этого периода с белорусскими (старобелорусскими) и украинскими (староукраинскими) чертами. В основу белорусского языка легли говоры дреговичей, части кривичей, радимичей и северян .

Современный русский литературный язык представляет собой продукт соединения двух старых диалектных традиций древнерусского языка: Северо-Запад (Новгород, Псков) и Центр-Восток (Ростов, Суздаль, Рязань, чуть позже Москва) .

Литературный язык Московского княжества частично подвергся польскому влиянию (в XVI—XVII вв. был заимствован ряд польских лексических и синтаксических явлений, а также некоторые служебные слова, возможно через белорусское посредство). В Москве всячески стремились сохранять старые литературные традиции, основанные в значительной степени на церковнославянском языке . В итоге русский язык продолжал развиваться под мощным воздействием церковнославянского языка, и это влияние оставило яркий отпечаток, прежде всего на словарном составе (лексике) русского языка, но также и на его синтаксисе, морфологии и правописании . Тем не менее русский (великорусский) язык в некоторых отношениях также развил некоторые новые черты, отсутствующие в церковнославянском и одновременно противопоставившие его украинскому и белорусскому языкам: так, утратилось чередование к/ц, г/з, х/с при склонении, иначе изменился словарный состав, исчезло IV склонение и т. д. Период истории XIV—XVII веков иногда называют старорусским (великорусским) периодом истории русского языка .

Таким образом, на протяжении XVII—XIX вв. формируется современный литературный русский язык.

Распад древнерусского языка происходил одновременно с распадом единой редакции богослужебного церковнославянского языка. На основе древнерусского извода церковнославянского языка в Великом княжестве Литовском сформировались украинско-белорусский (сейчас используется Украинской грекокатолической церковью ), а в Великом княжестве Московском — старомосковский (сейчас используется староверами ) изводы церковнославянского языка.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

До XII века (падения редуцированных) в древнерусском действовал закон открытого слога , за исключением заимствованных из церковно-славянского слов.

История фонетических изменений:

  • сер. X века — деназализация (утрата носовых гласных [ɛ̃] и [ɔ̃]), произошла ещё в дописьменный период. В древненовгородском диалекте данные гласные превратились в закрытые э и о (с возможностью дифтонгизации в ей и оу в ряде позиций), в остальных диалектах — в я и у.
  • сер. XI века — вторичное смягчение согласных, произошедшее в большинстве говоров южнорусского наречия (за исключением западных); переход полумягких согласных в мягкие затронул все согласные звуки, кроме губных и звука «р».
  • конец XI века — начало XIII века — падение редуцированных гласных ъ и ь.
  • XII—XV вв. — переход ['е] в ['о] перед твёрдым согласным (рус., бел. ё , укр. ьо ).
  • XII—XVI века — появление мягких заднеязычных [г', к', х']; переход гы, кы, хы > ги, ки, хи (закрепилось в великорусских и белорусских говорах).
  • с начала XIII в. — движение [и] в сторону смешения с исходным [ы] через [ъ]-образную стадию (закрепилось в украинских говорах и большинстве говоров курско-орловской и рязанской подгрупп южнорусского наречия; отмечается в киевских надписях с начала XIII в.).

Согласные

Таблица согласных фонем древнерусского языка
губные переднеязычные палатальные велярные
губно-губные губно-зубные альвеолярные постальвеолярные
твёрдые мягкие мягкие
Шумные взрывные зв. б /b/ д /d/ г /g/
гл. п /p/ т /t/ к /k/
аффрикаты зв. дж /ʥ/
гл. ц' /ʦʲ/ ч /ʨ/
фрикативные зв. з /z/ з' /zʲ/ ж /ʑ/ г /ɣ/
гл. ф /f/* с /s/ с' /sʲ/ ш /ɕ/ х /x/
составные зв. ждж /ʑʥ/
гл. щ /ɕʨ/
Сонорные носовые м /m/ н /n/ н' /nʲ/
боковые л /l/ л' /lʲ/
скользящие в /w/ в /ʋ/ и /j/
дрожащие р /r/ р' /rʲ/
Легенда:
красным цветом отмечены звуки, характерные только для южных диалектов
бежевым цветом отмечены звуки, характерные только для северо-западных диалектов
* только в заимствованных словах

Система согласных была унаследована из праславянского языка. Общее количество согласных 26 фонем. Набор признаков согласных был таким же, как в современном русском языке: по участию голоса и шума, по месту образования, по способу образования, по наличию/отсутствию палатализации.

В древнерусском языке г, к, х были всегда твёрдыми, а ш’, ж’, ч’, ц’  — всегда мягкими (вторично мягкие). Пять пар согласных различались по твёрдости/мягкости: з-з’, с-с’, л-л’, н-н’, р-р’. Остальные согласные, испытывали позиционную мену параллельного типа: перед гласными переднего ряда твёрдые согласные смягчались и становились полумягкими : б· , д· , т· . После X века усиливается процесс палатализации согласных: к сер.-к. XI в. все полумягкие согласные стали мягкими (это непереходное смягчение, то есть качество звука не меняется): сѣно, тѣло .

Звук в /w/ возник из праславянского языка на базе неслоговой гласной /u/. Эта особенность проявляется по сей день в том, что глухие согласные не озвончаются перед звуком /v/ («ответить» [ɐ t .ˈv ʲe.tʲɪtʲ] и «сват» [ s v at]). В различных диалектах произносился как билабиальный (так, происходят переходы «в» легко переходит в «у» и наоборот у → в: учить → вчити (укр.), в руке — у руці ), в других — как лабио-дентальный. До падения редуцированных фонемы /f/ в древнерусском не существовало: несмотря на заимствования из греческого слов, содержащих фонему (напр., фарисей, фараон, февраль), носителям языка был более удобен звук «п» (Stefanos → Степанъ). Фонема стала употребляться после падения редуцированных, когда звук /v/ на конце слов начал оглушаться.

Морфология

Древнерусский язык существенно отличался от современных восточнославянских языков не только по своему звуковому строю, но и по грамматике.

Имя существительное

В древнерусском языке существительное изменялось по семи [ источник не указан 1124 дня ] падежам и трём числам : единственному, множественному и двойственному ( дъва стола, дъвѣ рыбѣ, дъвѣ озёрѣ ). Система именного склонения, которая в основных чертах проступает в древнерусском языке к началу письменности, сложилась в индоевропейскую эпоху и была почти полностью унаследована праславянским языком. В ранний период праславянского языка каждый тип склонения характеризовался последним звуком основы в паре с древним словообразовательным суффиксом имён существительных. В праславянском языке в их качестве выступали окончания *-ā (-jā), *-ŏ (-jŏ), *-ŭ, -ǐ, -ū, а также словообразовательные суффиксы, включавшие в свой состав конечный согласный — типа *-en, *-men, *-os (-es), *-ter, *-ent и, в дальнейшем, примкнувшие по особенностям словоизменения имена с древним суффиксом *-ū (который в большинстве падежных форм выступал на ступени чередования *-ъv).

В эпоху появления первых письменных памятников русского языка состав типов именного склонения был следующим:

  1. В склонение с основой на *-ā (-jā) входили существительные женского рода, которые в им.п. ед. имели окончания ( ): жена, земля, душа, сестра, овьца , а также окончание -ыни : кънѧгыни, рабыни ; существительные мужского рода с окончанием им.п. ед. ( ): староста, воевода, судья ; собирательные существительные женского рода с окончанием Им. ед . ( ): стража, братия, литва, меря . В зависимости от мягкости или твердости конечного согласного основы в этом типе склонения различались мягкий и твёрдый варианты
  2. В склонение с основой на *-ŏ (-jŏ) входили имена существительные мужского рода, которые в Им. ед . имели окончания -ъ, -ь, -и ( <*jь ), а также существительные среднего рода, которые в Им. ед. имели окончания -о, -е . Например: городъ, вълкъ, ножь, конь, корабль, край, вой (воин), село, мѣсто, поле, вече, копне, учение . В этом склонении в зависимости от качества конечного согласного основы также различались твёрдый и мягкий варианты. Мягкие согласные основы возникли или под воздействием суффикса *-jо (др.-рус. ножь ), или в результате третьей палатализации (др.-рус. отьць, юньць, храбрьць ) .
  3. Тип склонения с основой на *-ŭ стал разрушаться ещё в дописьменный период и к началу письменного периода в его состав входили лишь несколько слов мужского рода с окончанием в Им. ед .: домъ, сынъ, медъ, полъ (половина), вьрхъ, волъ, долъ .
  4. К типу склонения на *-ĭ относились существительные мужского и женского рода с окончанием в Им. ед.: гость, тьсть, зять, лось, рысь, локъть, путь, мышь, горесть . Существительные мужского рода этого типа склонения имели в основе мягкий согласный, который развился на базе праславянской полумягкости (в отличие от исконно мягких согласных в основе существительных типа склонения на -jŏ).
  5. В склонение с основой на согласный входили слова:
    • мужского рода с суффиксом *-en : камы (камене), ремы (ремене), пламы (пламене), дьнь (только в форме, осложненной суффиксом);
    • слова женского рода с суффиксом *-ter : мати (матере), дъчи (дъчере)
    • с суффиксом *-ъѵ : свекры (свекръве), любы (любъве), моркы (моркъве) ;
    • слова среднего рода с суффиксом *-еs/-оs : небо (небесе), слово (словесе), коло (колесе)
    • с суффиксом *-ent > др.-рус. -ат, -ят : теля (теляте), дѣтя (дѣтяте)
    • с суффиксом *-men > др.-рус. -мя : сѣмя (сѣмене), племя (племене), имя (имене) .

Разрушение этой системы склонения произошло к концу древнерусского периода. В современном же русском литературном языке существует 3 продуктивных типа склонения, которые объединяют бывшие типы следующим образом:

  1. скл.:
    • слова с бывшей основой на *ā, *ū: вода, буква
  2. скл.:
    • слова с бывшей основой на *ŏ: волк, море
    • слова с бывшей основой на *ǔ: сын
    • слова с бывшей основой на *ĭ: гость
    • слова с бывшей основой на н: камень
    • слова с бывшей основой на с: чудо
    • слова с бывшей основой на т: телёнок
  3. скл.:
    • слова с бывшей основой на *ĭ: ночь
    • слова с бывшей основой на *ū: церковь
    • слова с бывшей основой на р: дочь

Начиная с древнейших времен, в древнерусском языке у большинства слов присутствовала звательная форма , использовавшаяся при обращении к объекту. Отличалась от именительного падежа только в единственном числе, во множественном числе же — совпадала. На протяжении истории древнерусского языка тенденция частичной утраты звательной формы и замены её именительным падежом намечается довольно рано и отражается уже в Остромировом евангелии .

В склонении древнерусских существительных мужского рода не было разделения на одушевлённые и неодушевлённые и оба склонялись одинаково: винительный падеж совпадал с именительным (то есть чьловѣкъ видить конь ).

Местоимение

Подобно праиндоевропейскому, специального личного местоимения 3-го лица в древнерусском языке не было. Функцию указания на 3 лицо выполняли неличные, указательные местоимения и , , ѥ (для мужского, женского и среднего родов соответственно). Падежные формы указательных местоимений и , , ѥ  — это формы косвенных падежей современных местоимений 3 лица. Формы именительного падежа — бывшие формы указательных местоимений онъ , она , оно (с изменённым ударением).

Склонение личных местоимений
Лицо 1 л. 2 л. 3 л. возвр.
единств. число
им. п. ꙗзъ , ты
рд. п. мене тебе себе
дт. п. мънѣ , ми тобѣ , ти собѣ , си
вн. п. мене , мѧ тебе , тѧ себе , сѧ
тв. п. мъною тобою собою
мс. п. мънѣ тобѣ собѣ
двойств. число
им. п. вѣ ва
рд. п. наю ваю себе
дт. п. нама вама собѣ , си
вн. п. на ва себе , сѧ
тв. п. нама вама собою
мс. п. наю ваю собѣ
множеств. число
им. п. мы вы
рд. п. насъ васъ себе
дт. п. намъ , ны вамъ , вы собѣ , си
вн. п. насъ , ны васъ , вы себе , сѧ
тв. п. нами вами собою
мс. п. насъ васъ собѣ

Также, были и остальные местоимения:

  • указательные: было три степени удалённости неличного местоимения: сь , се , си (о предметах, наиболее близких к говорящему), тъ , та , то (о предметах, удалённых от говорящего, но близких к собеседнику), о́нъ , о́на , о́но (о наиболее удалённых предметах). Также использовались и , , ѥ и овъ , ова , ово (употреблялись при противопоставлении).
  • притяжательные: мои , моꙗ , моѥ ; твои , твоꙗ , твоѥ ; свои , своꙗ , своѥ ; нашь , наша , наше ; вашь , ваша , ваше
  • определительные: вьсь , вьсꙗ , вьсе ; вьсѧкъ , вьсѧка , вьсѧко ; такъ , така , тако ; сиць ( , ), гакъ ( , ); самъ , сама , само ; мъногъ , многа , много
  • вопросительные : къто , чьто ; кыи , каѩ , коѥ ; чии , чиѩ , чиѥ
  • неопределенные: инъ , ина , ино ; ѥтеръ , ѥтера , ѥтеро (некий), которыи , которыꙗ , которыѥ (какой-нибудь); то же значение приобретали вопросительные местоимения с приставкой нѣ- : нѣкъто , нѣчьто , нѣкоторыи .
  • отрицательные: никътоже (реже никъто ), ничьтоже (реже ничьто )
  • относительные: иже , ѥже , ꙗже , образованные от указательного местоимения и , ѥ , с частицей же
  • количественные: коликъ , толикъ (столько), селикъ , геликъ

Указательные местоимения древнерусского языка заслуживают отдельного упоминания: существовали препозитивные тот ( той ), та , то и постпозитивные указательные местоимения -тъ ( -отъ ), -та , -то , восходящие к общеславянскому указательному местоимению *tъ . Среди исследователей нет единого мнения относительно языкового статуса -тъ . Учёные считают, что препозитивное употребление служило указательной, дейктической функцией , постпозитивное — анафорической функцией (отсылки к уже указанному, известному), однако, как и в староболгарском , никогда не обладало функцией определённого артикля , поскольку последовательности, регулярности в выражении артиклем значения определенности не наблюдается. Однако постепенно, к XVII в., в постпозитивной позиции у местоимения начала складываться функция определённого артикля (о чем можно судить по языку сочинений Аввакума и былинам ), однако в дальнейшем развитии язык ушёл с этого пути (в отличие от современного болгарского), хотя в определённой степени эта частица и до сих пор используется в северно-великорусских говорах, в современной русской разговорной речи.

Прилагательное

В древнерусском языке, как и в старославянском, было два типа прилагательных — именные (нечленные, краткие) и местоименные (членные, полные). И те, и другие изменялись по родам, числам и падежам, причём форма рода, числа и падежа прилагательного зависела от рода, числа и падежа существительного, к которому данное прилагательное было отнесено как определение. От качественного прилагательного могла образовываться сравнительная степень.

В ряде случаев между именными прилагательными и существительными не было никаких структурных различий и склонялись они как существительные с основой на (для муж. и ср. р., напр.: добръ молодьцъ , добра молодьца , добрѹ молодьцѹ ) и на (для жен. р.: красьна дѣвица , красьны дѣвицы , красьнѹ дѣвицѹ ), и лишь контекст показывает, является ли данная форма существительным или прилагательным. Причём, подобные прилагательные не только склонялись, но и могли употребляться не только как сказуемые ( етотъ человѣкъ добръ ѥсть ) как краткие прилагательные в современном русском языке, но и как определения ( добръ молодьцъ , красьна дѣвица ).

Данная форма выродилась в краткую форму прилагательного современного русского языка. Позже эти краткие прилагательные перестали склоняться, стали употребляться исключительно в роли сказуемого. Но следы старого склонения сохранились до сих пор в отдельных выражениях: «на босу ногу», «средь бела дня», «по белу свету» . Такие формы часто встречаются в народной поэзии: «сел на добра коня», «поехал во чисто поле» . Эти формы нередки и у поэтов XIX в. Так, у Пушкина они встречаются довольно часто: «В долгу ночь на ветке дремлет», «В тёплый край за сине море улетает до весны» .

Местоименные прилагательные образовывались посредством сочетания формы именного прилагательного с указательным местоимением и (м.р.), ѥ (ср.р.), (ж.р.) соответствующего рода, числа и падежа, например им. п. ед. ч.:

новъ + и > новыи (из *nŏvŭ + jĭ)
нова + > новаꙗ (из *nŏvā + ja)
ново + ѥ > новоѥ (из *nŏvŏ + jo)

Таким образом, в мужском роде из формы молодъ + и получилось молодыи , в женском роде из молода + получилось молодаꙗ , в среднем роде из молодо + ѥ получилось молодоѥ . Подобным же образом из слияния с местоимениями получились формы других падежей: из молода + ѥго получилось молодаѥго ; из молодѹ + ѥмѹ получилось молодѹѥмѹ и т. д. Именительный падеж этого местоимения давно исчез из языка, но косвенные его падежи сохранились (с изменениями) и употребляются в современном языке как косвенные падежи местоимения онъ , она , оно : ѥго , ѥмѹ , ѥи , имъ и т. д. Древнерусскому, как и другим древним славянским языкам, было свойственно такое слияние прилагательного с указательным местоимением, однако тут получившиеся в результате местоименные прилагательные закрепились как самостоятельная категория прилагательных (в отличие от, например, болгарского языка ), но в то же время не вытеснили именные, «краткие» формы, как в польском языке , а сосуществовали с ними.

Местоименные прилагательные принято называть также членными, поскольку в определённый момент развития языка указательное местоимение, по-видимому, выполняло функцию, подобную функции определённого члена или артикля современных западноевропейских языков , однако у подобной точки зрения существует много противников [ источник не указан 2189 дней ] .

Глагол

Глагол обладал двойственным числом , однако оно стало исчезать довольно рано: в берестяных грамотах последние примеры относятся к XIII в. Инфинитив глагола заканчивался на -ти либо -чи ; супин заканчивался на -тъ . Возвратная частица -сѧ (или -си ) не была приклеена к глаголу, а могла перемещаться в предложении по закону Ваккернагеля . К тому времени не сформировалось деепричастие , но его роль «второстепенного сказуемого» часто выполняли действительные причастия.

Спряжение в настоящем времени
Форма быти вести дати ѣсти имати молити
единств. число
1 л. ( ꙗзъ ) ѥсмь ведѹ дамъ ѣмь имамь молю
2 л. ( ты ) ѥси ведеши даси ѣси имаши молиши
3 л. ( и, ꙗ, ѥ ) ѥсть ведеть дасть ѣсть имать молить
двойств. число
1 л. ( вѣ ) ѥсвѣ ведевѣ давѣ ѣвѣ имавѣ моливѣ
2 л. ( ва ) ѥста ведета даста ѣста имата молита
3 л. ( , и , и ) ѥста ведета даста ѣста имата молита
множеств. число
1 л. ( мы ) ѥсмъ ведемъ дамъ ѣмъ имамъ молимъ
2 л. ( вы ) ѥсте ведете дасте ѣсте имате молите
3 л. ( и, ꙗ ) сѹть ведуть дадѧть ѣдѧть имуть молѧть
Спряжение в имперфекте
Форма быти нести писати носити
единств. число
1 л. ( ꙗзъ ) бѧхъ несѧхъ писахъ носѧхъ
2 л. ( ты ) бѧше несѧше писаше носѧше
3 л. ( и, ꙗ, ѥ ) бѧше несѧше писаше носѧше
двойств. число
1 л. ( вѣ ) бѧховѣ несѧховѣ писаховѣ носѧховѣ
2 л. ( ва ) бѧста несѧста ( -ѧшета ) писаста ( -ашета ) носѧста ( -ѧшета )
3 л. ( ꙗ, и, и ) бѧста несѧста ( -ѧшета ) писаста ( -ашета ) носѧста ( -ѧшета )
множеств. число
1 л. ( мы ) бѧхомъ несѧхомъ писахомъ носѧхомъ
2 л. ( вы ) бѧсте несѧсте ( -ѧшете ) писасте ( -ашете ) носѧсте ( -ѧшете )
3 л. ( и, ꙗ ) бѧхѹ несѧхѹ писахѹ носѧхѹ

Также, к тому времени у древнерусского глагола ещё не сформировалось категории вида (то есть перфективного аспекта). Совершённость и несовершённость действия выражалась с помощью сложной системы грамматических времён. У глагола существовало 2 формы простого прошедшего времени и 2 формы сложного:

  1. имперфект (для выражения продолжительного или повторяющегося события в прошлом; аналог несовершенного вида в русском языке и Imparfait во французском),
  2. аорист (для выражения действия, как мгновенного, так и длительного, совершённого в прошлом и осознаваемое (говорящим) как целое, неделимое, не расчленённое на отдельные моменты; аналог совершенного вида в русском языке и Past Simple в английском),
Спряжение в аористе
Форма быти нести купити речи
единств. число
1л. ( ꙗзъ ) быхъ несохъ купихъ рекохъ
2л. ( ты ) бы несе купи рече
3л. ( и, ꙗ, є ) бысть несе купи рече
двойств. число
1л. ( вѣ ) быховѣ несоховѣ купиховѣ рекоховѣ
2л. ( ва ) быста несоста куписта рекоста
3л. ( ꙗ, и, и ) быста несоста куписта рекоста
множеств. число
1л. ( мы ) быхомъ несохомъ купихомъ рекохомъ
2л. ( вы ) бысте несосте куписте рекосте
3л. ( и, ꙗ, ꙗ ) быша несоша купиша рекоша
  1. перфект (для выражения отнесённого к настоящему времени состояния, являющегося результатом совершённого в прошлом действия; аналог Present Perfect в английском),
  2. плюсквамперфект (также называется давнопрошедшим ; описывает действие, совершённое до описываемого события в прошлом; аналог Past Perfect в английском).
Спряжение в перфекте
Форма писати
единств. число
1л. ( ꙗзъ ) написалъ ѥсмь
2л. ( ты ) написалъ ѥси
3л. ( и, ꙗ, є ) написалъ ѥсть
двойств. число
1л. ( вѣ ) написалѣ ѥсвѣ
2л. ( ва ) написала ѥста
3л. ( ꙗ, и, и ) написала ѥста
множеств. число
1л. ( мы ) написали ѥсмъ
2л. ( вы ) написали ѥстє
3л. ( и, ꙗ, ꙗ ) написали суть
Спряжение в плюсквамперфекте
Форма писати
единств. число
1л. ( ꙗзъ ) написалъ бѧхъ (бѣхъ)
2л. ( ты ) написалъ бѧше (бѣ)
3л. ( и, ꙗ, є ) написалъ бѧше (бѣ)
двойств. число
1л. ( вѣ ) написалѣ бѧховѣ (бѣховѣ)
2л. ( ва ) написала бѧста (бѣста)
3л. ( ꙗ, и, и ) написала бѧста (бѣста)
множеств. число
1л. ( мы ) написали бѧхомъ (бѣхомъ)
2л. ( вы ) написали бѧсте (бѣстѣ)
3л. ( и, ꙗ, ꙗ ) написали бѧху (бѣша)

Будущее время в древнерусском языке складывалось сложным образом: сочетанием вспомогательного глагола имати (также стабильно удерживались формы от глаголов начати , почати , учати , имѣти и др.) и неопределённой формой смыслового глагола. Также, в древнерусском существовало преждебудущее время , спорно считаемое некоторыми лингвистами не грамматическим временем, а формой наклонения. Эта форма обозначала действие в будущем, совершённое раньше другого действия в будущем. Для образования преждебудущего времени образовывалось сочетанием вспомогательного глагола буду и действительного причастия прошедшего времени на -л- (см. формы для перфекта).

Сравнение спряжения в будущем времени в древнерусском и русском языках
Древнерусский язык Современный русский
Время Сложное будущее Преждебудущее Будущее сложное Будущее простое
единств. число
1л. ( ꙗзъ ) имамь купити буду купилъ буду покупать куплю
2л. ( ты ) имаши купити будеши купилъ будешь покупать купишь
3л. ( и, ꙗ, є ) имать купити будеть купилъ будет покупать купит
двойств. число
1л. ( вѣ ) имавѣ купити будевѣ купила
2л. ( ва ) имата купити будета купила
3л. ( ꙗ, и, и ) имата купити будета купила
множеств. число
1л. ( мы ) имамъ купити будемъ купили будем покупать купим
2л. ( вы ) имате купити будете купили будете покупать купите
3л. ( и, ꙗ, ꙗ ) имуть купити будуть купили будут покупать купят

В древнерусском языке было три наклонения: изъявительное, повелительное и сослагательное. Также, была особая форма глагола: л-причастие , — изменявшаяся по родам и числам и употреблявшаяся в составе составных времен (перфект, плюсквамперфект, будущее сложное); в разговорной речи она довольно рано стала обозначать прошедшее время. От него произошли современные формы прошедшего времени глагола, а также некоторые прилагательные (например, «былой», «бывалый», «прошлый», «дохлый», «пошлый», «загорелый», «лежалый» и др.).

Наречие

Наречие начинает формироваться в праславянском языке и в исходной системе древнерусского языка выступает как особая часть речи. Но, несмотря на древность происхождения наречий, они являются «вторичными», так как обнаруживают своё возникновение из других частей речи — существительных, местоимений, прилагательных, глаголов. Процесс образования наречий из других частей речи шёл на протяжении всей истории русского языка и продолжается и сейчас.

В составе наречий древнерусского языка можно выделить 2 группы:

  1. первичные — не имели соотношений с корнями других частей речи ( абие, уже, пакы ). Установить их происхождение из какой-либо части речи невозможно. Они образовывались:
    • от местоименных корней къ (ко, ку), тъ (то, ту), сь (се, сю), вьс- с помощью суффиксов -уд- (-юд-) и окончаний -а, -ы, -у : куда (куды), туда (туды), сюда (сюды), вьсюду .
    • от местоименных корней с помощью суффикса -гд- и окончаниями -ѣ, -а : къгдѣ, къгда, тъгда (а также от корней ин- (иной) и ов- : иногда, овогда ); с суф. -д- и окончанием : къдѣ, индѣ, вьсьдѣ ; с суффиксом -м- и окончанием : семо, тамо, овамо ; с суффиксом -ли : коли .
  2. адвербиализированные формы других частей речи ( подобру, назад, помалу, изнова, трижды, можно ), образовывавшиеся:
    • за счёт перехода в наречие падежных форм имен существительных, в частности форм Т.п. ед.ч.: мимоходом, нагишом, пешком, ничком, торчком .
    • на базе адвербиализации прилагательных: в ДРЯ уже начального периода его истории были наречия на -о, -ѣ , соотносительные с прилагательными: добро, здорово, люто, дързостьнѣ, зълѣ . Эта группа наречий имела значение обстоятельства образа и способа действия, а их производящей основой служили качественные прилагательные.
    • на базе местоименных наречий возникали образования с приставками от-, до-, по-: оттуда, откуда, отсюда; докуда, дотуда; покуда . Эта группа наречий в истории русского языка подверглась сокращению, что было связано с сокращением самих корней, от которых они образовывались. Но в относительно позднее время возникли новые местоименные наречия, но уже на базе адвербиализации предложных сочетаний падежных форм различных местоимений: потом, вовсе, почему, по-моему .

Определённый интерес представляют наречия, соотносительные с предложно-падежными формами прилагательных: въмалѣ, съмолоду, издавьна, помногу, помалу . Объяснить их происхождение непосредственно из таких форм нельзя, так как русскому языку сочетания прилагательных с предлогами несвойственны. Существуют различные объяснения происхождения данных наречий, одно из которых заключается в том, что они возникли в результате «свёртывания» атрибутивно-именных словосочетаний с последующей адвербиализацией прилагательного.

История формирования наречий недостаточно изучена: неясен сам состав древнерусских наречий. Поэтому невозможно окончательно решить вопрос об истории складывания и развития наречий, как части речи в русском языке.

См. также

Примечания

  1. Советский энциклопедический словарь. Изд-во "Советская энциклопедия". М.: 1979. — С. 416.
  2. Василий Васильевич Щеулин, Липецкий государственный педагогический университет. Русский язык в историческом, социолингвистическом и этнокультурном аспектах рассмотрения . — ЛПГПУ, 2007. — 514 с.
  3. Иванов, Валерий Васильевич . Историческая грамматика русского языка . — изд. 3-е, перер. и доп.. — М. : Просвещение, 1990. — 398 с. — ISBN 5090009104 , 9785090009102.
  4. В. В. Иванов. Древнерусский язык // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — Москва: Большая российская энциклопедия, 1998. — С. 143. — 686 p. — ISBN 5-85270-307-9 .
  5. Зализняк А. А. Об истории русского языка . Школа «Муми-Тролль» (24 ноября 2012). Дата обращения 19 марта 2018.
  6. .
  7. Новгородская Русь по берестяным грамотам — Лекция Андрея Зализняка — портал Полит.ру
  8. , с. 418.
  9. , с. 420.
  10. , с. 434—436.
  11. С. Б. Бернштейн. Константин-философ и Мефодий. М., 1984; А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект, М., 2004
  12. Миронова Т. Л. Как формировалась древнерусская орфография: социолингвистическая реконструкция книгописания конца XI века // Древняя Русь. Вопросы медиевистики . 2003. № 1 (11). С. 48-55.
  13. Славянизм // Российский гуманитарный энциклопедический словарь . — М. : Гуманит. изд. центр ВЛАДОС: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. Архивная копия от 9 августа 2014 на Wayback Machine
  14. Соболевский А. И. История русского литературного языка. Л., 1980
  15. Русинов Н. Д. , Древнерусский язык. Изд.3, 2010.
  16. , с. 81.
  17. Филин Ф. П. О словарном составе языка великорусского народа  // Вопросы языкознания. — 1982. — № 5 . — С. 18-28 .
  18. Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка Архивировано 18 мая 2011 года.
  19. Иванов В. В. Древнерусский язык  // Лингвистический энциклопедический словарь . — 1990. — С. 143 . — ISBN 5-85270-031-2 .
  20. Sussex R., Cubberley P. The Slavic Languages. — Cambridge University Press. — Cambridge, 2006. — С. 88.
  21. , с. 61.
  22. Горшкова К.В., Хабургаев Г.А. Историческая грамматика русского языка. — Высшая школа. — М. , 1981. — С. 28.
  23. Успенский Б. А. История русского литературного языка (ХІ-ХѴІІ). — М. : Аспект-Пресс, 2002. — 560 с. — ISBN 5-7567-0146-X .
  24. Сабитова, З. К. Постпозитивное -тъ, -та, -то в древнерусском и древнеболгарском языках // Acta Linguistica Petropolitana. — 2008. — Т. 1. — Ч. 1.
  25. Иорданиди, С. И. Из наблюдений над употреблением постпозитивного -т в русском языке XVII в. : на материале сочинений Аввакума // Исследования по исторической морфологии русского языка. — М. : Наука, 1978. — 183 с.
  26. Иорданиди, С. И. Основа выделения определенного артикля и семантика постпозитивного -тъ в языке былин. — Тбилиси, 1973. — 26 с.
  27. А. А. Потебня. Из записок до русской грамматике, т. I—II. М; 1958, стр. 238

Литература

  • Соболевский А. И. Очерки из истории русского языка. Киев, 1884.
  • Елизаровский И. А. Русский язык XI—XVII веков.  — Архангельск, 1935. — 108 с.
  • Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, т. I—III, СПб., 1890—1912; Репринтное издание: М. 1989, электронное pdf издание: Том 1 , Том 2 , Том 3 .
  • Шахматов А. А. Очерк древнейшего периода истории русского языка. Пг., 1915.
  • Дурново Н. Н. Избранные работы по истории русского языка. М., 2000 (работы 1920-х гг.)
  • Kiparsky V. Russische historische Grammatik. Bd. 1-3, Heidelberg, 1963—1975.
  • Борковский В. И. , Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. М., 1965.
  • Issatschenko A. Geschichte der russischen Sprache. Bd. 1, Heidelberg, 1980.
  • Историческая грамматика русского языка. Морфология. Глагол. М., 1982.
  • Николаев С. Л. Раннее диалектное членение и внешние связи восточнославянских диалектов // Вопросы языкознания , 1994, № 3.
  • Древнерусская грамматика XII—XIII вв. М., 1995.
  • Горшкова К. В., Хабургаев Г. А. Историческая грамматика русского языка. 2 изд. М., 1997.
  • Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI—XVII вв.). 3 изд. М., 2002.
  • Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. 2 изд. М., 2004
  • Хабургаев Г. А. Древнерусский язык // Языки мира. Славянские языки / ред.колл. А. М. Молдован, С. С. Скорвид, А. А. Кибрик и др. — М. : Academia, 2005. — С. 418—437. — 656 с.
  • Винокур Т. Г. Древнерусский язык. — М.: Лабиринт, 2004. — 112 с.
  • Улуханов И. С. О языке Древней Руси. — М.: Азбуковник, 2002. — 192 с.
  • Колесов В. В. История русского языка. — М.: Академия, 2005. — 672 с.
  • Камчатнов А. М.  О СЕМАНТИЧЕСКОМ СЛОВАРЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА // Древняя Русь. Вопросы медиевистики . 2000. № 1. С. 62—65.
  • Филин Ф. П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. — 2-е изд. — М. : КомКнига, 2006. — 656 с. — ISBN 5-484-00518-3 . — ISBN 978-5-484-00518-5 .

Ссылки

© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок