Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип

До́лгие и кра́ткие гла́сные  — гласные , характеризующиеся большей или меньшей длительностью относительно друг друга. Противопоставление гласных по долготе — краткости является одной из просодических характеристик гласных звуков (наряду с тональностью ) .

В ряде языков длительность гласных может являться компонентом ударения .

Долгие гласные могут появляться в позиции сочетания двух гласных одинакового качества на стыках морфем (например, два звука [i] в слове «фамилии»); такие гласные принято называть двойными .

Долгие гласные в международном фонетическом алфавите так же, как и сдвоенные согласные ( геминаты ), обозначаются при помощи знака ː — [aː] , [oː] , [iː] и т. п.

Долгие и краткие гласные фонемы

В ряде языков ( латинском , английском , немецком , чешском и многих других) оппозиция долгих и кратких гласных является фонематическим признаком (долгие и соответствующие им краткие гласные представляют собой разные фонемы). В вокализме таких языков долгие гласные отличаются от противопоставленных им кратких как временем звучания (большей длительностью), так и некоторыми артикуляционными особенностями: например, английский долгий [iː]  — более закрытый и передний, а краткий [ı]  — более открытый и менее передний; немецкий краткий [u] более открытый и менее задний, чем долгий [uː] и т. д., то есть различия в длительности сопровождаются у гласных различиями в качестве .

Различия в длительности между долгими и краткими гласными могут проявляться в разной степени: их различия максимальны в том случае, если долгие и краткие не имеют качественных различий, и минимальны в том случае, если между долгими и краткими гласными отмечаются артикуляционные различия (по ряду, подъёму и т. д.) .

Акцентная долгота и краткость

Различия в длительности гласных могут быть обусловлены их позицией в ударных или безударных слогах в тех языках, в которых длительность является одним из компонентов ударения. Такие различия характерны для вокализма языков, в которых длительность может являться как релевантной, так и нерелевантной для системы фонем. Так, например, в английском и русском языках количественный признак (длительность) является одним из важных компонентов ударения, поэтому ударный гласный всегда длиннее безударного, при этом в русском наиболее сильное сокращение длительности гласных отмечается во втором предударном слоге . Для носителей русского языка, воспринимающих долгие гласные как ударные, чешские слова со вторым долгим слогом типа motýl «бабочка» звучат, как имеющие ударение на втором слоге, хотя в действительности ударение в чешском языке всегда падает на первый слог. В языках с оппозицией долгих и кратких гласных, как, например, в древнегреческом языке , признак длительности, не являясь компонентом ударения, может оказывать влияние на образование его разновидностей .

В языках мира

В славянских языках

Долгие и краткие гласные были характерны для праславянского языка .

В процессе формирования самостоятельных славянских языков на основе праславянских диалектов в большинстве из них оппозиция гласных по долготе — краткости была утрачена за исключением чешского, словацкого и сербохорватского языков . В этих языках противопоставлены по пять пар долгих и кратких гласных: / ā /, / ē /, / ī /, / ō /, / ū / — / a /, / e /, / i /, / o /, / u / . На письме долгие гласные обозначаются в основном при помощи диакритического знака акут : в чешском — á , é , í ( ý ), ó , ú (в ряде позиций в слове — как ů ); в словацком — í , é , á , ó , ú ; в сербохорватском языке долгие гласные на письме не отображаются.

В словенском литературном языке отсутствуют долгие гласные фонемы; тем не менее варианты семи из восьми фонем словенской фонетической системы ([iː], [eː], [ɛː], [аː], [ɔː], [oː], [uː]) могут быть долгими (исключительно только в ударной позиции) .

В остальных славянских языках на месте долгих сформировались краткие гласные. Например, в польском языке оппозиция гласных фонем по долготе — краткости к концу XV — началу XVI века была преобразована в результате сокращения долгих и изменения их тембра в оппозицию чистых и суженных (бывших долгих) кратких гласных . В дальнейшем суженные гласные постепенно совпали с остальными (чистыми) краткими гласными. Буква ó, которая обозначала соответствующий суженный гласный, возникший на месте старой долготы, сохранилась в польском алфавите до настоящего времени (теперь как ó, так и графема u обозначают одну и ту же гласную u ) .

В романских языках

Оппозиция долгих и кратких гласных характерна для праязыка романской группы  — латинского языка . В современных романских языках эта оппозиция отмечается только лишь во фриульском языке и в некоторых северноитальянских диалектах . Как реликт она сохраняется во французских диалектах , а также в бельгийском и канадском французских языках . Во всех остальных романских языках количественные противопоставления гласных не фонологизованы. Так, в итальянском языке долгота и краткость гласных обусловлена характером слога (в открытых слогах произносятся долгие аллофоны , в закрытых слогах — более краткие); во французском языке долгота закреплена за определёнными фонемами (например, / ɑ / — всегда долгая) или определяется позиционной сочетаемостью (реализуется в позиции перед согласными / r /, / v /, / z /, / ʒ /) .

В уральских языках

В уральских языках оппозиция долгих и кратких гласных отмечается в венгерском , мансийском , саамских и в большинстве прибалтийско-финских языков , а также в некоторых диалектах коми  — в частности, в ижемском ; при этом для эстонского и саамских языков характерны три квантитативные степени (возможно, они представляют собой явления, сопутствующие другим просодическим особенностям этих языков) . Пример оппозиции трёх фонологических ступеней долготы в эстонском языке: sada [sata] «сто» — saada [saˑta] «посылай» — saada [saːta] «получить» .

В алтайских языках

В реконструируемых схемах фонетики гипотетического языка-предка алтайских языков ( тюркских , монгольских , тунгусо-маньчжурских , японского и корейского ) предполагается различие кратких и долгих гласных фонем .

В большинстве современных тюркских языков насчитывается восемь кратких фонем: / а /, / е /, / о /, / ө /, / у /, / ү /, / ы /, / и /. Соответствующие им долгие гласные утрачены почти во всех тюркских языках за исключением якутского , туркменского , халаджского и некоторых других языков. В частности, в киргизском языке отмечается 6 долгих гласных: [а:], [е:], [о:], [ө:], [ү:], [у:] (на письме — аа, ээ, оо, өө, уу, үү) . Кроме того, реликты долгих гласных встречаются в чулымско-тюркском и уйгурском языках , в диалектах каракалпакского и узбекского языков , а также в ряде других тюркских языках и диалектах .

Больше половины монгольских языков характеризуются различием кратких и долгих гласных фонем. Отсутствует различие по долготе — краткости только в могольском и дунсянском языках . Для некоторых языков и диалектов, таких, как баоаньский и шира-югурский долгота гласных фонологически незначима .

В африканских языках

Широкое распространение противопоставления гласных по долготе — краткости характерно для фонологических систем чадских языков .

В австронезийских языках

Долгота и краткость характерна для вокализма ряда австронезийских языков . Так, противопоставление гласных по долготе — краткости имеется в гавайском языке и в языке маори , в которых на письме отображается с помощью макрона .

См. также

Примечания

  1. Бондарко Л. В. Гласные // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 .
  2. Виноградов В. А. Ударение // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 .
  3. Alphabet. Suprasegmentals   (англ.) . The International Phonetic Assosiation. Архивировано 23 марта 2014 года.   (Проверено 22 марта 2014)
  4. Schenker A. M. Proto-Slavonic // The Slavonic Languages / Comrie B., Corbett G. — London, New York: Routledge, 1993. — P. 72. — ISBN 0-415-04755-2 .
  5. Short D. Czech // The Slavonic Languages / Comrie B., Corbett G. — London, New York: Routledge, 1993. — P. 456. — ISBN 0-415-04755-2 .
  6. Short D. Slovak // The Slavonic Languages / Comrie B., Corbett G. — London, New York: Routledge, 1993. — P. 534. — ISBN 0-415-04755-2 .
  7. Кречмер А. Г., Невекловский Г. Сербохорватский язык (сербский, хорватский, боснийский языки) // Языки мира. Славянские языки . — М. : Academia , 2005. — С. 11. — ISBN 5-87444-216-2 .
  8. Priestly T. M. S. Slovene // The Slavonic Languages / Comrie B., Corbett G. — London, New York: Routledge, 1993. — P. 389—390. — ISBN 0-415-04755-2 .
  9. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира. Славянские языки . — М. : Academia , 2005. — С. 6—7. — ISBN 5-87444-216-2 .   (Проверено 22 марта 2014)
  10. Walczak B. Zarys dziejów języka polskiego. — II. — Wrocław: Wydawnictwo Uniwersytetu Wrocławskiego, 1999. — С. 79—87. — ISBN 83-229-1867-4 .
  11. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира. Славянские языки . — М. : Academia , 2005. — С. 7—8. — ISBN 5-87444-216-2 .   (Проверено 22 марта 2014)
  12. Алисова Т. Б., Челышева И. И. Романские языки // Языки мира. Романские языки . — М. : Academia , 2001. — С. 31. — ISBN 5-87444-016-X .
  13. Хайду П. Уральские языки // Языки мира. Уральские языки . — М. : Наука , 1993. — С. 9—10. — ISBN 5-02-011069-8 .
  14. Палль В. И. Эстонский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 .
  15. Тенишев Э. Р. Алтайские языки // Языки мира. Тюркские языки . — Бишкек: Издательский Дом Кыргызстан, 1997. — С. 8—9. — ISBN 5-655-01214-6 .
  16. Эсенбаева Г. А. Вокализм киргизского языка в сопоставлении с тюркскими языками Южной Сибири  // Сибирский филологический журнал. — Новосибирск, 2008. — № 3 . — С. 135 . — ISSN 1813-7083 . Архивировано 26 сентября 2018 года.
  17. Гаджиева Н. З. Тюркские языки // Языки мира. Тюркские языки . — Бишкек: Издательский Дом Кыргызстан, 1997. — С. 24. — ISBN 5-655-01214-6 .
  18. Яхонтова Н. С. Монгольские языки // Языки мира. Монгольские языки. Тунгусо-маньчжурские языки. Японский язык. Корейский язык . — М. : « Индрик », 1997. — С. 10—11. — 408 с. — ISBN 5-85759-047-7 .
  19. Порхомовский В. Я. Чадские языки // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 . Архивированная копия . Дата обращения 29 ноября 2016. Архивировано 25 декабря 2012 года.
  20. Беликов В. И. , Сирк Ю. Х. Австронезийские языки // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 . Архивированная копия . Дата обращения 26 сентября 2018. Архивировано 26 сентября 2018 года.
  21. Беликов В. И. Гавайский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева . — М. : Советская энциклопедия , 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2 . Архивированная копия . Дата обращения 26 сентября 2018. Архивировано 26 сентября 2018 года.
© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок