Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип
Аккадский язык
Самоназвание lišānum akkadītum
Страны Аккад , Вавилония , Ассирия
Регионы Древняя Месопотамия
Вымер к началу I тысячелетия н. э.
Классификация
Категория Языки Евразии

Афразийская макросемья

Семитская семья
Восточносемитская ветвь
Письменность клинопись
Языковые коды
ГОСТ 7.75–97 акк 028
ISO 639-1
ISO 639-2 akk
ISO 639-3 akk
IETF akk
Glottolog akka1240
Надпись на аккадском

Аккадский язык ( ���� ���� ���� ���� ; транслит . аккад. lišānum akkadītum , по названию города Аккад ), или ассиро-вавилонский язык , — один из древнейших семитских языков , образующий их северную или северо-восточную группу (возможно, вместе с эблаитским ); разговорный язык трёх народов, населявших территорию Древней Месопотамии  — аккадцев , вавилонян и ассирийцев . Для письменной фиксации аккадского языка применялась словесно-слоговая клинопись , заимствованная у шумеров . Древнейший аккадский памятник датируется XXV веком до н. э. , позднейшие — I веком ; в последние века своего существования аккадский язык, вытесненный арамейским , использовался лишь в нескольких городах Вавилонии.

История

Первые следы аккадского языка обнаруживаются в клинописных надписях на шумерском языке (древний несемитский язык Древней Месопотамии , вымерший к началу II тыс. до н. э.; клинопись была изобретена именно шумерами), датируемых примерно 3000 лет до н. э. Это личные имена и слова, заимствованные шумерами из аккадского языка. С возникновением первого аккадского государства и его последующей экспансии при царе Саргоне и его преемниках (ок. 2341—2160 до н. э.), на староаккадском языке (это понятие применяется к аккадскому языку III тыс. до н. э.) стали говорить и писать на обширной территории от Аккада (район современного Багдада ) на юге до Ассирии (район современного Мосула ) на севере. Кроме того, в это же время староаккадский язык стал постепенно распространяться по территории Шумера на юге Месопотамии и по территории Элама , восточного соседа аккадцев. Последовавшее возрождение шумерского господства, длившееся примерно два столетия, некоторое время грозило положить конец аккадской экспансии, однако новые нашествия семитских народов ок. 2000 до н. э. привели к полному вытеснению шумерского языка аккадским, который стал официальным на всей территории Месопотамии.

Обширнейшие завоевания, приведшие в начале II тысячелетия к образованию громадного государства, и последовавшее оживление торговых отношений распространили по всей Передней Азии влияние вавилонской культуры и вавилоно-ассирийского языка, который становится официальным языком международных отношений; в XV веке до н. э. на нём переписывается даже египетский фараон со своими ближайшими соседями, мелкими палестинскими вассалами. Вместе с вавилонскими культурными понятиями, законодательством, мифологией и пр. народы Ближнего Востока заимствуют целый ряд слов из вавилоно-ассирийского языка.

Начиная с XIV века до н. э. , в Месопотамию проникает арамейский язык (см. также Арамейская литература ), принесённый новой волной кочевников- семитов . Постепенно этот язык становится разговорным языком всего населения, так что в IX веке до н. э. на вавилоно-ассирийском языке говорит уже почти исключительно правящий класс, а начиная с VI века до н. э., то есть с основанием Нововавилонского государства с Халдейской династией , вавилоно-ассирийский язык остаётся лишь в качестве письменного языка. При персах он был официальным языком восточной половины государства, а отдельные памятники на вавилоно-ассирийском языке встречаются до середины III века до н. э.

Диалекты

Эблаитский язык обнаруживает значительное сходство с аккадским и иногда рассматривается как его древнейший диалект досаргоновского периода .

После 2000 г. до н. э. в аккадском языке выделяются два чётко различающихся диалекта: вавилонский, на котором говорили на юге — в Вавилонии , и ассирийский (не следует путать с современным ассирийским языком , принадлежащим к другой группе семитских языков), на котором говорили на севере — в Ассирии ; для каждого из этих диалектов выделяется несколько исторических этапов развития. Из-за этого разделения аккадский язык часто называют «ассиро-вавилонским» или «вавилоно-ассирийским». Ассирийский диалект аккадского, возможно, является прямым потомком староаккадского языка (во всяком случае, он ближе к староаккадскому, чем вавилонский), тогда как в вавилонском имеется ряд особенностей, которые нельзя возвести к староаккадскому и которые восходят к другим, более древним и до сих пор плохо распознаваемым диалектам.

Вавилонский диалект имел гораздо большее культурное значение, чем ассирийский. Начиная с середины II тысячелетия до н. э. вавилонский широко употреблялся как своего рода лингва франка на всей территории Ближнего Востока и превратился в язык переписки между царскими дворами хеттов , хурритов , арамеев , ханаанеев и египтян . Богазкёйский архив ( Малая Азия ) и архив Телль-эль-Амарны (Египет) представляют собой наилучшее свидетельство широкой распространённости вавилонского диалекта аккадского языка. Даже жители Ассирии, прежде употреблявшие исключительно свой собственный диалект, с середины II тысячелетия стали использовать вавилонский диалект — сначала в своих исторических надписях, а впоследствии и в письменных текстах общего государственного характера. В итоге к концу ассирийского периода все ассирийские тексты писались на вавилонском диалекте, за исключением многочисленных личных писем и хозяйственной документации, где продолжал употребляться местный диалект. Более архаичный характер ассирийского диалекта очевиден при его сравнении с вавилонским; в частности, так называемые слабые согласные остаются нестяжёнными даже в позднеассирийском, тогда как в самых древних вавилонских текстах они предстают уже в стяжённом виде.

Выделяют следующие диалекты аккадского языка:

  • Староаккадский диалект (XXIV—XX вв. до н. э.)
    • Вавилонский диалект
      • Старовавилонский диалект (XX—XVI вв. до н. э.)
      • Средневавилонский диалект (XVI—XII вв. до н. э.)
      • Младовавилонский диалект (XII—X вв. до н. э.)
      • Нововавилонский диалект (X—VII вв. до н. э.)
      • Поздневавилонский диалект (VII век — начало н. э.)
    • Ассирийский диалект
      • Староассирийский диалект (XX—XVI вв. до н. э.)
      • Среднеассирийский диалект (XVI—XII вв. до н. э.)
      • Новоассирийский диалект (X—VII вв. до н. э.)

Как можно видеть, только вавилонский диалект аккадского имеет непрерывную письменную историю на протяжении более двух тысячелетий. Примерно в конце старовавилонского периода и начале средневавилонского сформировался особый литературный язык — так называемый стандартный вавилонский. Именно на стандартном вавилонском написано абсолютное большинство поэм, эпосов, исторических документов, именно им пользовались в дипломатической переписке от Египта до современных территорий Турции и Индии .

Письменность

Аккадская письменность была силлабо-логографической. Систему письма, писчий материал и клинообразную графику семиты Аккада заимствовали у шумеров. Каждый знак служил для обозначения одного или нескольких понятий, которые передавались в речи одним или несколькими словами. Таким образом, каждый знак мог иметь несколько, восходящих к шумерскому языку чтений, к которым добавлялись собственно аккадские прочтения, и каждое шумерское слово или выражение (т. н. шумерограмма) могло читаться и по-шумерски и по-аккадски :

Клинописный знак Шумерское слово Аккадское слово Значение
Староаккадский Новоассирийский
MU šumum «имя»
MU šattum «год»
- nīšum «жизнь»
DINGIR ilum «бог»
AN šamû «небо»

Для указания на конкретную категорию понятия, как и в шумерской письменности, применялись детерминативы . Детерминативы не читаются и ставятся перед соответствующим клинописным знаком либо после него (в более редких случаях), например: Á = ahum «рука, сторона», Á mušen = erûm «орёл» . Также в аккадском языке каждый знак служит для передачи нескольких звукосочетаний, то есть может употребляться в качестве силлабограммы. Силлабограмма передаёт один гласный звук либо сочетание одного или двух согласных с гласными (то есть сочетания вида CV, VC, CVC, CVCV).

Омонимия и полифония, изначально присущие шумерской клинописи , значительно возросли в аккадской письменности. Вырабатываются новые звуковые значения силлабограмм на основе шумерских и аккадских чтений. Следствием увеличения числа прочтений силлабограмм стало создание аккадцами фонетических комплементов. Фонетический комплемент — это знак, который ставили перед силлабограммой или после неё, для уточнения выбора её слогового значения.

Для аккадского письма характерно также то, что не все консонантные и вокалические противопоставления языка регулярно отражаются в клинописи. Так, например, орфография законов Хаммурапи не различает /bu/ и /pu/ ( bu = /bu/ и bu = /pu/), /ki/ и /qi/ ( ki = /ki/ и ki = /qi/), не различались и конечные глухие, звонкие и эмфатические согласные в закрытых слогах. В области вокализма спорадически различаются фонемы /i/ и /e/, которые в старовавилонском диалекте стабильно противопоставляются только при /t/, /š/, /m/, /n/ в начале слога и при /l/, /š/, /n/ в его конце.

Основные правила аккадской орфографии .

  • Слог с началом и исходом на согласный может записываться либо посредством одной силлабораммы ( šar , dan ), либо последовательностью двух силлабограмм ( ša - ar , da - an ). Чтение в обоих случаях тождественно, но записи первого типа мало употребительны в старовавилонской орфографии.
  • Слог с долгим гласным, как правило, пишется как слог с кратким (то есть ba = /ba/ и ba = /bā/) и редко с добавлением знака для соответствующего гласного.
  • Слог со сверхдолгим гласным записывается с добавлением знака для соответствующего гласного ( mu - u = /mû/).
  • Для передачи звуковых последовательностей вида /(C)VCV(C)/ не используются сочетания знаков (C)VC+V(C), например: /para/ записывается как pa - ra , а не par - a . Записи второго типа — так называемые «ломаные записи» — используются для обозначения гортанного взрыва перед гласным: /par/-/ʔa/.
  • Для передачи сонанта /w/ во всех сочетаниях с гласным (/wa/, /wu/, /wi/, /aw/, /uw/, /iw/) используется один знак pi . Также только один знак используется для передачи начальнослогового /j/ ( ia = /ja/, /ju/, /ji/) и конечнослогового /ḫ/ ( aḫ =/aḫ /, /uḫ /, /iḫ /).
  • В аккадской клинописи, как правило, не употреблялись интервалы между словами и словоразделители.
  • Дробный перенос слова с одной строки на другую не допускался.

Лингвистическая характеристика

Аккадский язык — язык номинативный и флективный по своей грамматической структуре.

Фонетика

Фонемный состав

В области вокализма для аккадского языка восстанавливают краткие гласные фонемы (/a/, /i/, /u/, /e/), долгие (/ā/, /ī/, /ū/, /ē/) и сверхдолгие (/â/, /î/, /û/, /ê/), возникшие в результате стяжения двух гласных . Также предполагают, что в аккадском был краткий неопределённый гласный [ə].

Для аккадского консонатизма, как и для других семитских языков, характерно наличие троичных групп согласных: звонкие-глухие-эмфатические.

по месту образования по способу образования
шумные сонанты
смычные (взрывные) щелевые (фрикативные)
звонкий глухой эмфатический звонкий глухой эмфатический носовой плавные полугласный
боковой дрожащий
Губные b p m w
Зубные d t n
Альвеолярные z s
Передненебные š l r
Небные (среднеязычные) g k j
Велярные (заднеязычные) q
Увулярные
Ларингальные ʔ
Слог и ударение

В рамках традиционной ассириологической транскрипции выделяют следующие типы слогов:

  • краткий — открытый с кратким гласным ( i-dum «рука, сторона», da-mum «кровь»);
  • долгий — открытый с долгим гласным или закрытый с кратким гласным ( ā-lum «город», qā-tum «рука», kas-pum «серебро»);
  • сверхдолгий — открытый со сверхдолгим гласным либо закрытый, содержащий долгий или сверхдолгий гласный ( ê-rum «бодрствовать», bê-lum «господствовать», šīm-tum «судьба», têr-tum «указание»).

В сравнении с другими архаичными семитскими языками слоговой состав аккадского языка более разнообразен вследствие характерных для него падения ларингалов и многочисленных стяжений сочетаний с ларингалами и полугласными. Так допускается начало слога с гласного звука и присутствие в закрытых слогах долгих и сверхдолгих гласных. Однако, следует учитывать, что по мнению ряда авторов неприкрытые слоги должны интерпретироваться как начинающиеся с гортанной смычки (ʔVC). Слоги с исходом и началом на группу согласных не допускаются, кластеры согласных разбиваются вставкой или постпозицией краткого гласного.

Лексика

Большинство аккадских слов имеют трёхсогласный корень, но встречаются также слова с двух- и четырёхсогласным корнем. Словообразование происходит путём префиксации, суффиксации, редупликации и изменением огласовки, при этом словосложение достаточно редко. Для аккадской лексики характерно большое количество синонимов и многозначных слов. Самые старые и многочисленные заимствования в аккадском языке — из шумерского. В периферийных диалектах встречаются слова хурритского и эламского происхождения. С VII в. до н. э. появляются заимствования из арамейского, а с конца VI в. до н. э. — из персидского языка. Заимствования из аккадского встречаются во многих семитских языках, через посредство которых они попали в греческий, латинский и в современные европейские языки.

Морфология

В аккадском языке можно выделить следующие части речи: местоимение, существительное, прилагательное, числительное, наречие, глагол, предлог, частица, союз и междометие.

Местоимение

В аккадском языке выделяют следующие основные классы местоимений: личные (самостоятельные и суффиксальные), указательные , вопросительные, притяжательные, неопределённые и обобщающие относительные местоимения, относительное местоимение ša .

Личные местоимения имеют грамматические категории рода (мужской и женский), числа (единственное и множественное) и падежа (у самостоятельных — именительный, родительный/винительный, дательный; у суффиксальных — родительный, винительный, дательный).

Склонение личных (самостоятельных) местоимений
Число Лицо Род Падеж
Именительный Род./Вин. Дательный
Ед. ч. 1-е л. м. р. anāku jâti yâšim
ж. р.
2-е л. м. р. atta kâti ( kâta ) kâšim
ж. р. atti kâti kâšim
3-е л. м. р. šū šuāti ( šuātu , šâtu , šâti ) šuāšim ( šâšum , šâšim )
ж. р. šī šuāti ( šâti , šiāti ) šuāšim ( šâšim , šiāšim )
Мн. ч. 1-е л. м. р. nīnu niāti niāšim
ж. р.
2-е л. м. р. attunu kunūti kunūšim
ж. р. attina kināti [ kināšim ]
3-е л. м. р. šunu šunūti šunūšim
ж. р. šina šināti [ šināšim ]
Склонение личных (суффиксальных) местоимений
Число Лицо Род Падеж
Родительный Винительный Дательный
Ед. ч. 1-е л. м. р. , -ja -ni am , nim
ж. р.
2-е л. м. р. -ka -ka -kum
ж. р. -ki -ki -kim
3-е л. м. р. -šu -šu -šum
ж. р. -ša -ši -šim
Мн. ч. 1-е л. м. р. -ni -niāti -niāšim
ж. р.
2-е л. м. р. -kunu -kunūti -kunūšim
ж. р. -kina -kināti -kināšim
3-е л. м. р. -šunu -šunūti -šunūšim
ж. р. -šina -šināti -šināšim
Существительное и прилагательное

Для имени в аккадском языке характерны грамматические категории рода, числа, падежа и состояния. Существительные и прилагательные различают два рода — мужской и женский. Мужской род имён немаркирован, показателем женского рода выступает алломорф - t -, присоединяемый к полногласным основам на согласный, и - at - (в вав. также - et -), присоединяемый к основам, оканчивающимся на кластер согласных или удвоенный согласный: mār-t-um «дочь», šarr-at-um «царица», kalb-at-um «собака», erṣ-et-um «земля». Однако многие существительные женского рода не имеют соответствующего показателя: ummum «мать», atānum «ослица», inum «глаз», idum «рука» и др.

Имя различает три числа: единственное (немаркированное), множественное и двойственное . Двойственное число существительных образуется посредством окончаний - an (в номинативе) и - in < * ajn (в косвенном падеже), которые присоединяются непосредственно к основе имени в м. р. и к показателю - t -/- at - в ж. р. Множественное число выражается одним из четырёх показателей:

  • Окончания - ū / - ī характерны для существительных мужского рода и требуют согласования по мужскому роду (за исключением существительного pluralia tantum ж. р. niš-ū «люди»: sapḫ-ātum niš-ū «рассеянные [по стране] люди»). Долгота - ū / - ī на письме, как правило, опускалась и постоянно отмечалась только для слов awīlum «человек, гражданин» и ṣuḫārum «юноша, слуга» в виде a-wi-lu-ú / a-wi-li-e и ṣú-ḫā-ru-ú / ṣú-ḫā-ri-e .
  • Окончания - ānu / - āni существительных мужского рода. Указанные формы традиционно описывают в оппозиции к формам на - ū / - ī . Предполагают, что окончание - ū / - ī обозначало множественность вообще, а - ānu / - āni множественность отдельных единиц, либо ограниченную и конкретную группу из нескольких предметов или лиц: il-ū ‘боги в целом, пантеон’ vs. il-ānu «(главные) боги», šarr-ū «цари (вообще)» против šarr-ānu «известная, ранее упомянутая группа царей». Уже в старовавилонском подобные противопоставления встречаются очень редко.
  • Окончания - ūtum / - ūtim регулярно используются с прилагательными и причастиями, согласующимися с существительными м. р. множественного числа: ном. šarr-ū damq-ūtum «хорошие цари», косв. п. šarr-ī damq-ūtim .
  • Окончания - ātum / - ātim присоединяются непосредственно к основе существительных и прилагательных ж. р., при этом показатель ж. р. - (a/e)t - опускается: šarr-at-um damiq-t-um «хорошая царица», мн. ч. — šarr-ātum damq-ātum , šattum (< šan-t-um ) «год», мн. ч. — šan-ātum , ummum rabī-t-um «великая мать», мн. ч. — umm-ātum rabi-ātum .

В аккадском языке выделяют три основных падежа: номинатив (окончание - um ), генитив (окончание - im ) и аккузатив (окончание - am ). Трёхпадежное склонение свойственно единственному числу. Во множественном числе различаются только прямой (номинатив) и косвенный падежи. Полная парадигма склонения существительных и прилагательных в старовавилонском диалекте имеет вид (на примере слов šarrum «царь» и dannum «сильный, могучий»):

Число Падеж Имя
Существительное Прилагательное
мужской род женский род мужской род женский род
Ед. ч. Им. п. šarr-um šarr-at-um dann-um dann-atum
Род. п. šarr-im šarr-atim dann-im dann-atim
Вин. п. šarr-am šarr-atam dann-am dann-atam
Мн. ч. Им. п. šarr-ū šarr-ātum dann-ūtum dann-ātum
Косв. п. šarr-ī šarr-ātim dann-ūtim dann-ātim
Дв. ч. Им. п. šarr-ān šarr-atān
Косв. п. šarr-īn šarr-atīn

Как и во многих семитских языках, при образовании некоторых типов синтаксических связей имена принимают формы, отличные от словарной, которые традиционно называются состояниями (статусами). В аккадском языке принято выделять склоняемое ( status rectus ), сопряжённое ( status constructus ), предместоименное ( status pronominalis ) и абсолютное ( status absolutus ) состояния .

В склоняемом состоянии имя имеет падежную флексию ( u/i/a ), а также мимацию/нунацию (кроме форм м. р. множественного числа), полностью подчиняясь описанной выше парадигме склонения. Имя в статусе ректусе не управляет существительным в родительном падеже и не определяется бессоюзным относительным придаточным предложением, например: šarrum dannum «царь могучий», bītim šanîm «до́ма другого».

Имя в сопряжённом состоянии теряет мимацию/нунацию, а в формах ед. ч и мн. ч. с окончаниями - ānu , - ūtum , - ātum , как правило, теряет и падежную флексию. Имя в двойственном и множественном числе на - ū / - ī сохраняет склонение. Форма имени единственного числа в сопряжённом состоянии зависит от типа основы данного имени.

В предместоименном состоянии имена с основой, оканчивающейся на гласный, сохраняют полное склонение. Имена с основой, оканчивающейся на согласный, сохраняют падежные окончания только во множественном и двойственном числе, в единственном числе падежную флексию без мимации сохраняет генетив, который противопостовляется чистой основе форм номинатива и аккузатива: им.-вин. п. bēlšu «его господин», род. п. bēlīšu «его господина», им.-вин. п. šumšu «его имя», род. п. šumīšu «его имени».

Имя в абсолютном состоянии, как правило, теряет падежные окончания в формах единственного числа мужского и женского рода (формы двойственного числа и множественного числа м. р не установлены). В status absolutus употреблялись количественные числительные, существительные счёта и цены: ḫamšat šiqil kaspum «пять сиклей серебра».

Глагол

Глагольные основы различаются по типу корневых согласных. Своё первичное значение глагольные основы изменяют по системе пород. В аккадском языке 4 основных системы пород: G (основная), D (с удвоением 2-го согл. — значение интенсива), Š (с приставкой š - — значение каузатива), N (с приставкой n - — значение пассива), в каждой из которых образуются производные породы: Gt , Gtn , Dt , Dtn и т. д. Спрягаемые формы глагола: презент, претерит, перфект, статив. Неспрягаемые: инфинитив, причастие. Наклонения: императив, субъюнктив, вентив, прекатив, прохибитив.

Синтаксис

В зависимости от выражения сказуемого в аккадском языке могло быть два типа предложений: глагольное и именное. Порядок слов глагольного предложения: подлежащее — прямое дополнение — косвенное дополнение — сказуемое. При сказуемом, выраженном каузативной породой глагола, может быть два прямых дополнения. Порядок слов именного предложения: сказуемое — подлежащее, оба они стоят в именительном падеже, наличие между ними связки не обязательно. Распространены также сложноподчинённые предложения с разными типами придаточных.

Порядок слов в аккадском нетипичен для семитских языков: SOV (подлежащее — прямое дополнение — сказуемое), что объясняют влиянием шумерского языка .

См. также

Примечания

  1. Jeremy A. Black, A. R. George, J. N. Postgate, Tina Breckwoldt. A Concise Dictionary of Akkadian . — Otto Harrassowitz Verlag, 2000. — С. 10. — 480 с. — ISBN 978-3-447-04264-2 .
  2. Rykle Borger. Mesopotamisches Zeichenlexikon. — Münster: Ugarit Verlag, 2004. — ISBN 3-927120-82-0 .
  3. Pennsylvania Sumerian Dictionary Project (PSD) Архивная копия от 13 января 2006 на Wayback Machine .
  4. Л. Е. Коган, С. В. Лёзов Аккадский язык. Языки мира: Семитские языки. Аккадский язык. Северозападносемитские языки/РАН. Институт языкознания — М.: Academia, 2009. — С. 119—120
  5. Каплан Г. Х. Очерк грамматики аккадского языка. — СПб. : Петербургское Востоковедение, 2006.
  6. Каплан Г. Х. Очерк грамматики аккадского языка. — СПб. : Петербургское Востоковедение, 2006. — С. 57-64.
  7. Thomsen M-L. The Sumerian Language. — Copenhagen: Akademisk Forlag, 1984. — P. 16. — ISBN 87-500-3654-8 .

Литература

Общие работы

  • Липин Л. А. Аккадский язык. М., 1964.
  • Дьяконов И. М. Языки древней Передней Азии. М., 1967. С. 263—338.
  • Дьяконов И. М. Аккадский язык // в кн. Афразийские языки. Кн. I. Семитские языки. М., 1991. С. 70-109.
  • Reiner E. Linguistic Analysis of Akkadian. The Hague, 1996.
  • Каплан Г. Х. Очерк грамматики аккадского языка. СПб, 2006.
  • Коган Л. Е., Лёзов C. В. Аккадский язык  // Языки мира: Семитские языки. Аккадский язык. Северозападносемитские языки. — М. , 2009.

Основные грамматики

  • Ungnad A. Grammatik des Akkadischen. Neubearbeitung durch Matouš 5. Aufl. München, 1969.
  • von Soden W. Grundriß der Akkadischen Grammatik. 3. Aufl. Rom, 1995. (GAG)
  • Buccellati G. Structural Grammar of Babylonian. Wiesbaden, 1996.
  • Huehnergard J. A Grammar of Akkadian. Atlanta, 1997.(3rd ed. 2011)
  • Caplice R. Introduction to Akkadian. 4th ed. Rome, 2002.

Словари

  • The Assyrian Dictionary of University of Chicago . Chicago, 1956-2011 (CAD)
  • Липин Л. А. Аккадский (вавилоно-ассирийский) язык. Вып. II. Словарь. Л., 1957.
  • von Soden W. Akkadisches Handwörterbuch. Bd. I—III. Wiesbaden, 1958—1981. (AHw)
  • Black J.G., George A., Postgate N. A Concise Dictionary of Accadian. Wiesbaden, 2000.

Хрестоматии

  • Липин Л. А. Аккадский (вавилоно-ассирийский) язык. Вып. I. Хрестоматия с таблицами знаков. Л., 1957.
  • Borger R. Babylonisch-assyrische Lesestücke. Teil I—II.3., revidierte Auflage. Roma, 2006.

Ссылки

© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок