Василиса▶ Я жду вашего обращения. Что Вы хотите узнать?
Логотип
Леса и особо охраняемые природные территории close home Обратно на главную closeЗакрыть Новости Блоги Истории Инструкции Мнение эксперта О Greenpeace Направления нашей работы Присоединяйтесь к нашим волонтёрам Станьте сторонником favorite_border Станьте сторонником favorite_border Присоединяйтесь к «Героям от природы» «Прямой диалог» на улицах города Работайте с нами FAQ — частые вопросы к нам Политика конфиденциальности Контакты

Greenpeace это независимая международная некоммерческая организация.

Мы работаем только на частные пожертвования граждан и не принимаем финансирования от коммерческих, государственных и политических организаций.

ОМННО «Совет Гринпис» © 2019

menuМеню Леса и особо охраняемые природные территории Сохраняем ценные леса России и их уникальных жителей, спасаем лес от пожаров и выступаем за правильное лесное хозяйство. Узнай Помоги Помоги Главная Узнай, чем занимается Greenpeace Леса и особо охраняемые природные территории

Как это ни удивительно, но основная проблема лесов в России
— это мнение о том, что в России лесов много. Больше 20 % лесов всего мира сосредоточены в России. Этот факт создаёт не только обоснованный повод для гордости, но и ощущение, что лес этот можно вырубать, не задумываясь: деревья-то снова могут вырасти.

В реальности уникальный ценный российский лес уничтожается с невероятной скоростью, и восстановить его полностью будет уже невозможно.

Что происходит?

Сейчас в России не существует нормального лесного хозяйства. Действующий Лесной кодекс рассматривает лес как место, где находятся брёвна. Красивых слов про важность леса и его рациональное использование в кодексе много, но на деле они оказываются только декларацией, которая не подкреплена грамотными техническими требованиями. Поэтому новые хозяйственно ценные леса вырастают в разы медленнее, чем рубятся или горят старые.

Так ли богата Россия лесами? Алексей Ярошенко

Истощение уже освоенных лесов вынуждает лесозаготовителей идти за древесиной в далекие районы дикой тайги или всеми правдами и неправдами рубить самые ценные леса в густонаселенных районах.

Лес для хозяйственных целей при правильном подходе можно вырастить за несколько десятилетий. А вот экосистемы диких лесов в результате промышленных рубок уничтожаются необратимо — даже для частичного их восстановления потребуются столетия, а полное восстановление вовсе невозможно.

Из-за вырубок в диком ценном лесу гибнут редкие виды животных. Чтобы спасти от вымирания популяцию северного оленя, необходимо сохранить нетронутыми несколько миллионов гектаров леса. Неправильные рубки подрывают даже рыбные запасы. При вырубке леса в реки смываются глина и мертвая органика, оседающая муть может уничтожать икру некоторых наиболее ценных и редких рыб. Например, икра сёмги обязательно должна омываться чистой и богатой кислородом водой, иначе гибнет. Нельзя вырубать ценный лес кусочками: в результате нарушения целостности системы в лес может внедриться короед и уничтожить всю оставшуюся территорию.

Чтобы нагляднее понять, что происходит, можно провести следующую аналогию. Представьте, что у вас есть дом, который вы хотите сохранить для ваших детей, и от его состояния зависят их жизнь и благополучие. Наши дикие леса —  и есть этот дом, ведь от них зависит и чистый воздух, и состояние рек, изменение климата. Однако, осознавая значимость своего дома, вы год за годом закладываете его части под залог. При этом у вас есть возможность остановиться, наладить свою жизнь, устроиться на работу и получать зарплату, но вы намеренно продолжаете жить за счёт будущего.

Самое парадоксальное, что при правильно организованном лесном хозяйстве в России можно рубить в три раза больше леса, чем вырубается сейчас, то есть удовлетворить все потребности в древесине, но при том не затрагивать уникальные дикие леса вовсе.

Большинство стран Европы, переживших похожий кризис в своих отношениях с лесом в прошлом или позапрошлом веках, давно уже отказались от использования леса как природного месторождения брёвен и перешли к интенсивному выращиванию леса. Так происходит в Европе, где заготавливается древесины в два раза больше, чем в России, но при этом оставшиеся дикие леса для этих целей почти не используются.

И еще один плюс правильного лесного хозяйства состоит в том, что оно даёт людям постоянные рабочие места, причём в большом количестве. Если в тайге развить правильное лесное хозяйство, появится в два, а то и в три раза больше рабочих мест, чем при добыче брёвен в диких лесах, как происходит сейчас. Это потребует сил и денежных средств, но вполне адекватных.

Что делает Greenpeace?

Greenpeace выступает за сохранение ценных диких лесов и искоренение причин, которые ведут к их уничтожению. Мы выступаем за изменение качества лесного хозяйства, создание и охрану особо охраняемых природных территорий, решение проблемы лесных пожаров.

Боремся за сохранение особо ценных массивов лесной природы

Мы добиваемся того, чтобы как можно большая площадь доживших до сегодняшнего дня диких лесов сохранилась навсегда, а те, которые уже под охраной, оставались нетронутыми, и законы, их защищающие, не ослабевали. Благодаря нашей работе и поддержке сторонников, заповедный статус получили национальные парки «Калевальский» и «Ладожские шхеры». «Девственные леса Коми» стали первым в России объектом, который получил защиту ЮНЕСКО.

Продвигаем новый подход к управлению лесами

Мы предлагаем разделить лес на три условные зоны: леса, близкие к людям, которые нужно сохранять удобными и доступными для отдыха, хозяйственные леса для использования в производстве и дикие леса, которые должны быть под защитой.

Первый шаг с которого может начаться построение эффективного лесного хозяйства — грамотно использовать не дикие леса, которые уже освоены и сильно преобразованы человеком. Это примерно треть всех российских лесов, они находятся в регионах с благоприятным климатом, инфраструктурой и людьми, которые могут вести хозяйство.

Почти одна десятая часть лесов России — это леса, которые официально не существуют.

Кроме того, почти одна десятая часть лесов России — это леса, которых официально вообще не существует. Это безнадежно заброшенные и зарастающие деревьями сельхозземли. Собственники таких участков вынуждены избавляться от леса, чаще всего выжигать, что приводит к катастрофическим пожарам, либо платить штраф, изменить ситуацию сейчас у них никаких легальных возможностей.

Эти леса как раз могли бы стать теми территориями, где лес выращивается для нужд людей. Если в этих заброшенных лесах наладить правильное лесное хозяйство, оно может дать сотни тысяч новых рабочих мест и доходы, необходимые для социально-экономического развития сельских районов страны. Greenpeace выступает за то, чтобы эти леса были узаконены, и чтобы заброшенные территории в первую очередь использовались для продуктивного лесного хозяйства, для этого нужны в первую очередь грамотные лесные и земельные законы и правила.

Последние новостиИнтересные публикации
«Угра» ждёт в гости В этом году стартует первый этап посадки леса Greenpeace в Калужской области. Руководство национального парка «Угра» выделило участок в Перемышльском… Василиса Ягодина 06/09/2019
Почему горят «дождевые леса Амазонки»? В августе весь мир следил за пожарами в Сибири. «Россия в огне» — писали иностранные СМИ. Через месяц в огне… Виолетта Рябко 30/08/2019
В ответе за то, что посадили Раннее утро, после дождя ненадолго выглядывает августовское солнце, а в пустой электричке на Ленинградском вокзале собираются сонные любители леса. Нас… Василиса Ягодина 22/08/2019
Разговоры о лесах Министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин дал большое интервью «Ведомостям». Отвечая на вопросы журналистов, министр не обошёл вниманием и… Алексей Ярошенко 16/08/2019
Сибирь: жизнь в дымовой ловушке Чем дальше наша машина уносится на север Красноярского края, тем сильнее становится запах и дым от лесных пожаров. Огня нигде… Татьяна Васильева 12/08/2019 Узнай Помоги Помоги keyboard_arrow_up
© 2014-2019 ЯВИКС - все права защищены.
Наши контакты/Карта ссылок